Rambler's Top100 Service

Андижанские события стали поводом для беспрецедентного давления на Узбекистан

Председатель комитета по демократическим институтам Законодательной палаты Олий Мажлиса Республики Узбекистан, директор национального центра по правам человека председатель Комитета Законодательной палаты Олий Мажлиса Республики Узбекистан по демократическим институтам, негосударственным организациям и органам самоуправления граждан , директор Национального центра защиты прав человека Республики Узбекистан, Демократический ин-т неправит организаций и органов самоуправления
27 Октябрь 2005
Акмаль Саидов, председатель комитета по демократическим институтам Законодательной палаты Олий Мажлиса Республики Узбекистан, директор национального центра по правам человека, рассказывает о реакции международного сообщества на события в Андижане.

 

- Как бы Вы охарактеризовали ситуацию в Узбекистане после андижанских событий? Какие выводы сделаны, какие уроки извлечены?

 

- Я бы условно назвал нашу беседу Узбекистан после Андижана, и остановился на тех выводах, которые делает Узбекистан после этих событий. Прошло уже около полугода, период времени достаточный, чтобы понять что произошло и сделать надлежащие выводы. Узбекистан - это центр Центральной Азии, от стабильности в Узбекистане зависит будущее всего региона. Узбекистана расценивает андижанские события как большую человеческую трагедию. Но, к сожалению, андижанские события стали объектом различных спекуляций. Вместо того, чтобы вникнуть в суть этих событий, разобраться в их причинах, андижанские события стали объектом манипуляций, поводом для беспрецедентного давления на Узбекистан. Такое давление оказывается прежде всего через средства массовой информации. Я могу сказать, что сегодня буквально объявлена информационная война Узбекистану.

Второе: на Узбекистан начали оказывать давление со стороны международных организаций, начиная от Организации Объединенных Наций, его Управления верховного комиссариата по делам беженцев, Управления верховного комиссариата по правам человека. Вместо того, чтобы ООН выступала трибуной, где каждое государство-член является равноправным субъектом, эта организация скатывается на односторонние позиции, я бы сказал, жандарма, который будет давать оценку андижанским событиями и действиям Узбекистана. Европейский Союз перешел на язык санкций против Узбекистана, на язык ультиматумов, и эту политику продолжают и НАТО, и ОБСЕ. Как юрист-международник я должен сказать, что международные организации, универсальные, как ООН, или региональные, как ОБСЕ, являются вторичным субъектом международного права. Первичным субъектом в международных отношениях всегда выступает государство. А что мы видим в данном случае: сами международные организации не соблюдают нормы своих уставов, тех документов, которые они сами принимали, это очень плохо.

Камнем преткновения в этом вопросе стало их требование провести международное расследование андижанских событий. Я как юрист задаю вопрос: есть ли правовые основы для такого расследования? И как юрист говорю: нет таких оснований, в том числе на уровне универсальных норм Организации Объединенных Наций. Ни один чиновник ООН и других организаций не смог меня убедить в обратном. Узбекистан в состоянии провести расследование в рамках своих законов, которые соответствуют международным стандартам справедливого правосудия, проведения расследования - зачем тогда международное расследование? Узбекистан сделал другой шаг, предложил создать группу мониторинга по изучению андижанских событий, куда вошли представители различных посольств, аккредитованных в Ташкенте. Но, к нашему великому сожалению, такие великие государства, форпосты демократии, как Америка, страны Европейского Союза, не вошли в эту группу. Почему? Потому что им в действительности не надо объективное расследование ситуации, благодаря которому они не смогут решить своих политических целей. Поэтому международное расследование и стало камнем преткновения. Но все эти требования должны быть в рамках правового поля. В принципе, кто требует, должен сам прежде всего подавать пример, в том числе ООН, как соблюдать нормы международного права. Узбекистан никто не может обвинить в нарушении его международных обязательств, и норм международного права. Более того, сегодня складывается парадоксальная и весьма опасная ситуация, когда против Узбекистана объявлена и ведется информационная война, которая, на мой взгляд, страшнее, чем оружие массового поражения. Почему? За 60 лет со времени первого использования атомного оружия мировое сообщество выработало комплекс международных правовых норм, запрещающих, ограничивающих применение оружия массового поражения. Создано множество международных институтов, которые осуществляют мониторинг, а вот инструмента, который мог бы на языке международного права поставить барьер информационной войне, отсутствует.

Россия испытала это по Чечне, по другим вопросам, да все государства постстветского пространства испытали на себе эту войну. Она ведется по различным направлениям. Первое направление - это выборы. Когда в постсоветском государстве проходят выборы, приходят арбитры в лице бюро по демократическим институтам и правам человека, ОБСЕ, они считают, что лучше всех знают, какими должны быть выборы . Но основной член этих организаций - Великобритания, на порог не пустит зарубежных наблюдателей на свои выборы, разве это демократия? Что, эти выборы превратились в орудие битья для новых государств? Да, мы искренне хотим быть в мировом сообществе, мы искренне приглашаем наблюдателей, но при этом надеемся, что они будут объективными и будут учитывать то, что мы находимся в сложном переходном периоде. А в результате получается, что права человека, выборы становятся важным поводом для разворачивания в буквальном смысле информационной войны или идеологического давления на молодые государства. А молодые государства, как Узбекистан, очень чувствительны в таких вопросах. Поэтому я считаю, что в области средств массовой информации надо подумать о создании правового поля их функционирования, речь не идет об ограничениях, но определенные правовые международные рамки необходимы.

Еще какой урок мы извлекаем? Что андижанские события - это заранее спланированная акция в большой цепи цветных революций, которые начались на постсоветском пространстве. Почему Узбекистан оказался таким мальчиком для битья? Потому что был нарушен сценарий, была разорвана эта цепочка цветных революций, а режиссеры этой игры не могут с этим смириться. У нас уже больше месяца идет суд над 15 активными участниками андижанских событий. Это суд открытый, доступный, не только для наших СМИ, но и для зарубежных средств массовой информации, для дипломатического корпуса. И этот судебный процесс наглядно показывает, насколько все это было продуманно, насколько было подготовлено и какая ставка делалась. И Андижан не зря был выбран как самая густонаселенная область в Узбекистане, как центр Ферганской долины. И была идея исламистов построить так называемых исламский халифат на территории Ферганской долины, в который войдут не только Узбекистан, но и часть Кыргызстана, и часть Таджикистана. Поэтому из андижанских событий нужно сделать еще один вывод в отношении своих зарубежных партнеров. Центральная Азия сегодня является ареной пересечения интересов великих держав. Мы хотим быть равноправными игроками на своей территории в этой регионе. И андижанские события показали, кто есть кто. Из этого вытекает инициатива Узбекистана об объединении центрально-азиатского региона с Евразийским Экономическим Сообществом, ЕврАзЭС. И Узбекистан хочет быть активным и равноправным членом евразийского сообщества, потому что мы действительно, и Россия, и Центральная Азия, составляем единую евразийскую зону. И я думаю, что здесь наши и исторические, и культурные, и иные связи являются важной предпосылкой для Узбекистана, чтобы Андижан больше не повторялся. А вот наши бывшие стратегические партнеры, скажем, Соединенные Штаты Америки, не всегда были искренними, они преследовали свои национальные интересы. Мы понимаем, любое государство в своей внешней политике исходит прежде всего из этих интересов, но эта политика должна учитывать интересы партнеров и всего мирового сообщества. И эти интересы должны реализовываться не с позиции силы и давления, а с позиции права. Поэтому Узбекистан по отношению к России хочет перейти от стратегического партнерства к союзническим отношениям. Мы в прошлом году летом подписали договор о стратегическом партнерстве с Россией. Друг познается в самые трудные моменты. И в самый трудный момент в андижанской трагедии объективно, с пониманием и с большим сочувствием к трагедии Узбекистана отнеслась Россия. И она поддержала Узбекистан во всех международных организациях. И Узбекистан это оценивает, мы это принимаем с благодарностью. Все это подвигло руководство Узбекистана провозгласить: мы готовы не только к стратегическому партнерству, но мы хотим перейти и к союзническим отношениям.

 

- Правильно ли я поняла, что целью было создание исламистского государства на территории Узбекистана?

 

- Основными участниками андижанских событий были представители национальной группы международной экстремистской организации "Хизб ут-Тахрир", штаб-квартира которой находится в Лондоне. Эта организация запрещена в России, Германии, Узбекистане, во многих мусульманских странах. Это организация действительно международного масштаба, которая указывает на три этапа осуществления своих стратегических целей. Первое - пропаганда идей, второе - проникновение в структуры государства и так далее, третье - это захват власть и создание арабского халифата. Большие международные акторы мировой политики не брезгуют сотрудничать с исламистами крайнего толка, когда они преследуют свои цели, на словах провозглашая, что они против международного терроризма; запрещая у себя подобного рода международные террористические организации, они могут пособничать им, и случай Андижана наглядный тому пример. И давать международную защиту террористам, которые это совершили, создавая проблемы так называемых узбекских беженцев: А вы знаете, почему их увезли? Чтобы скрыть следы. Потому что судебный процесс на многое проливает свет. Где, в каком государстве не считается уголовным преступлением захват заложников, убийство прокурора, захват тюрьмы, освобождение преступников, убийц? И это еще нарушение резолюций Организации Объединенных Наций, которые запрещают давать статус беженца террористам, чтобы террористы не скрывались под статусом беженца. А степень их виновности должна определяться национальным законодательством, а Верховный комиссариат по делам беженцев не дал возможности ни Узбекистану, ни Кыргызстану выполнить свои международные обязательства в рамках определения статуса беженцев. Почему их причастность к террористическим актам определяется не Узбекистаном и Кыргызстаном, если Узбекистан предоставляет достоверные данные о причастности этих лиц к терактам. Более того, Кыргызстан согласно Конвенции о беженцах 1951 года и Дополнительного протокола 1967 года должен был определять статус узбекских граждан в отношении их статуса беженцев - но такой возможности тоже не предоставили. И это рассматривается нами как нарушение норм международного права.

 

- То есть, речь идет о непосредственных участниках андижанских событий?

 

- Да, около 400 человек были переправлены в Румынию, 11- это те, кого освободили из тюрьмы, часть из них была экстрадирована в Лондон, а дальше не говорят, куда их увезли. Они из мест заключения увезли их. Разговаривая со мной представитель управления Верховного комиссариата сказал: "да, не в отношении всех мы уверены, может быть, среди них есть и террористы". А это же прямое нарушение международного права, причем буквально накануне саммита, посвященного 60-летию образования ООН, на котором была принята резолюция о не предоставлении террористам статуса беженцев.

 

- Вот сейчас 15 человек судят - они участники событий или организаторы?

 

- Они и организаторы, и непосредственные участники, исполнители, говоря языком уголовного права.

 

- Но в основном это исполнители?

 

- Среди них есть и простые исполнители, но есть и организаторы, которые возглавляли группы, таких групп было всего 20. Которые, кстати, готовились не на территории Узбекистана, а в Кыргызстане.

 

- Какие цели преследует мировое сообщество, в лице США, Великобритании, прилагая усилия к созданию исламистского государства на такой сложной территории, все-таки рядом Афганистан?

 

- Я как эксперт, как ученый могу предполагать, что кое-кому хочется направить острие исламистов в Центральную Азию, чтобы отвлечь внимание мировой общественности от Ирака, от других мест, которые не приносят славу некоторым государствам. Пусть Центральная Азия горит. Здесь есть интересы России, интересы Китая - вот пусть они и возятся с исламским экстремизмом.

 

- То есть, по Вашему мнению, в Ферганской долине хотят создать постоянный источник нестабильности?

 

- Почему бы и нет? Сегодня Центральная Азия стала, я бы сказал, шахматной доской для больших государств. Здесь пересекаются интересы многих государств. А почему ислам? Узбекистан-то мусульманская страна, более 80% - это мусульмане, а в Ферганской долине почти 100% мусульманского населения. И люди верят толерантному исламу, который проповедует мир, ненасилие, а не в тот экстремистский ислам, который не брезгует никакими средствами для достижения каких-то политических целей. И, может быть, кому-то выгодно политизировать ислам. А Узбекистан выступает твердо за светский путь развития, Узбекистан выступает против международного терроризма, против проявления фундаментализма, экстремизма и крайностей. И когда были нарушены отдельные пункты разработанного сценария, обещания стратегического партнерства были забыты.

 

- А как Вы считаете, Кыргызстан и Таджикистан тоже сделали определенные выводы из этих событий?

 

- Да, я думаю, что уроки из андижанских событий извлек не только Узбекистан, но и центрально-азиатские государства.
Загружается, подождите...
0

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!

Warning: Unknown(): open(/dev/null/sess_32bd640855ecf9bcf8ee62ac41ee0ef2, O_RDWR) failed: Not a directory (20) in Unknown on line 0

Warning: Unknown(): Failed to write session data (files). Please verify that the current setting of session.save_path is correct (/dev/null) in Unknown on line 0