Rambler's Top100 Service

Единственная проблема в российско-японских отношениях - это отсутствие доверия

Руководитель Центра исследований Японии Института Дальнего Востока РАН
18 ноября 2005

О взаимодействии России и Японии рассказывает Виктор Павлятенко , руководитель Центра исследований Японии Института Дальнего Востока РАН

 

- Как Вы оцениваете состояние российско-японских отношений на сегодня?

 

- Состояние отношений соответствует сложившемуся положению вещей. Если у государств нет стратегии взаимоотношений, то они будут такими, какие они есть на сегодняшний день. Я считаю, что на японском направлении политика есть, но нет долгосрочной стратегии, в равной мере, как её нет и с японской стороны. И поэтому мы строим все наши взаимоотношения на решении текущих проблем.

То, что японская сторона очень жестко последние полтора года себя вела по отношению к России, говорит о том, что у нее нет стратегии нацеленной на конструктивные отношения, как минимум, в среднесрочной перспективе. И поэтому, на данном этапе, они решили использовать подход жесткого прессинга и давлении. Не получилось. Японцы, безусловно, хотели еще раз утвердить свою позицию   Токийской декларации, совершенно вредной для нас. Но тот факт, что они согласились не подписывать политический документ, говорит об успехе нашей дипломатии и вселяет надежду, что впредь они будут более трезво относиться к выстраиванию своей внешнеполитической линии на российском направлении.

 

- А камень преткновения на пути наших взаимоотношений - это территориальные споры?

 

- У нас никаких территориальных споров нет. Мы с Японией не спорим, это Япония у нас оспаривает. Есть вопрос об отсутствии документально затверженной государственной границы, но это другое, это вопрос о демаркации государственной границы. Вот как надо было бы ставить вопрос. Со времен ельцинского времени мы втянулись в рассуждения о территориальной проблеме. Но у нас ее нет, это у них она есть, они ее будируют.   Когда китайцы заявляют о том, что Япония неправомерно владеет островами Сенкаку,   то японцы им отвечают: 'Это наша территория, а вот вы у нас их оспариваете, у нас с вами проблемы нет, это ваша проблема'. У нас ситуация аналогичная, и нам давно пора внести в неё соответствующие коррективы.

 

- Можем ли мы в этой связи рассчитывать на заключение мирного договора с Японией?

 

- К этому вопросу надо тоже тщательно подходить. Мы втянулись в эту кампанейщину и идем на поводу, хотя при этом попираем все общепринятые нормы. Мирный договор в трактовке Японии означает прекращение состояния войны и полную нормализацию отношений. О какой полной нормализации идет речь, никто никогда не расшифровал. А когда начинают расшифровывать, оказывается, у нас уже абсолютно нормализованные отношения. У нас даже спецслужбы сотрудничают, о какой еще более полной нормализации идет речь? Это первое.

Второе. Если мы начинаем в этой формулировке подписывать этот мирный договор, то тогда аннулируется наша декларация 1956 года, а это единственный юридически обоснованный документ на сегодняшний день в наших взаимоотношениях, что для нас не вполне благоприятно. Поэтому, идя навстречу пожеланиям японского народа, к которому мы испытываем, безусловно, дружеские и добрые чувства, и который продекларировал своё стремление строить отношения созидательного партнерства, мы должны строить эти отношения на взаимной базе. Не будем лукавить, не будем вытаскивать 'пыльные' аргументы, в конце концов, мы живем в XXI веке.

 

- Какова тогда должна быть повестка дня, что должны тогда мы предложить?

 

- Давайте углублять наши взаимоотношения, давайте создавать атмосферу взаимного доверия. Холодная война оставила после себя болезненный шрам, и он еще не исчез, надо чтобы он окончательно затянулся. Давайте строить базу для того, чтобы у нас крепло доверие. Когда у нас есть доверие, нет никаких препятствий, чтобы решить имеющиеся текущие проблемы.

 

- А можно ли считать таким шагом договоренность о подписании соглашения с Японией о вступлении России в ВТО?

 

- Право автора трактовать так или иначе этот документ, но он, прежде всего, отражает заинтересованность Японии в том, чтобы Россия имела международные обязательства с точки зрения развития внешнеторговых связей. Включенность в общую систему позволяет международному сообществу совместно влиять на члена своего сообщества. Когда Россия находится вне этих рамок, то по отношении к ней, разве что, можно ввести экономические санкции, ну так это уже крайняя форма и на это никто не пойдет. Поэтому тут есть определенный прагматический расчет на то, чтобы Россия была полноправным членом этой организации.

 

- Каковы перспективы нашего экономического сотрудничества, возможности привлечения японского капитала в Россию?

 

- Капитал тогда придет на рынок, когда соблюдены два условия: минимум риска и гарантированная прибыль, независимо от решения или не решения территориальных вопросов. Наша задача создавать инвестиционные условия. Выставляя на аукционе свои инвестиционные проекты, мы можем привлекать любых партнеров со всего земного шара, в том числе, Японию. Каждая компания руководствуется своей стратегией. До тех пор, пока корпорация 'Тойота' не продала 50 тыс. автомобилей в Россию, она 'под сукном' держала возможные планы строительства завода на нашей территории. Как только были достигнуты определенные параметры, которые соответствуют стратегии 'Тойота' на внешних рынках, они тут же приехали и заложили камень.

 

- То есть, потенциал наших экономических отношений достаточно высок?

 

 

- Конечно, даже не смотря на то, что уровни экономического   развития у нас разные. По некоторым оценкам   Япония уже на пороге или уже вступила в постиндустриальную эру, а мы туда еще не подошли, но, тем не менее, интересы объективные сохраняются. Единственное, что эти интересы могут разниться у той и другой стороны, исходя из уровня развития, но они все равно остаются. Время не стоит на месте, ситуация в России динамически изменяется, и интересы японской стороны идут с этим динамическим процессом параллельно. Компания 'Ниссан' уже сегодня делает официальное заявление, что она в практическом плане рассматривает вопрос о создании собственного предприятия на территории России.

 

- А что касается неэкономической сферы, можно ли считать наше сотрудничество с   Японией всесторонним?

 

- Мы имеем одну единственную проблему как результат отсутствия должного уровня доверия между нашими государствами. Но это единственная проблема, потому что, какую бы область взаимоотношений мы не взяли, мы с большим трудом сможем отыскать какие-то негативные аспекты. Экономика развивается по возможности, в соответствии с нынешним её состоянием. Тем более что в последнее время наблюдается позитивная динамика. Что касается культурных связей, то с большим удовольствием мы встречаем представителей японской культуры, в равной мере, как и японская общественность, также благожелательно и с добрыми чувствами относится к нашим представителям культуры. Научные связи и контакты и в естественных науках, и в гуманитарных у нас присутствуют.

Появилась новая область отношений, стали развиваться контакты между военными. Это очень важно, это очень симптоматичный момент. Контактируют представители специальных служб, осуществляя борьбу с международным терроризмом, это   вообще небывалое прежде явление. А имеющиеся проблемы надо решать. Для этого нужна воля, а политическая воля базируется на уровне доверия, вот параметры, которые нам надо отслеживать и над которыми надо работать.

 

Беседовала Инесса Ульянова

0

0