Rambler's Top100 Service

Задачи по созданию промышленных районов решать регионам самостоятельно не под силу

Руководитель службы стратегического планирования Ассоциации приграничного сотрудничества
24 ноября 2005

Александр Собянин , руководитель российского представительства Евразийского центра политических исследований (ЕЦПИ, Астана - Алматы - Москва - Санкт-Петербург), высказывает свое мнение о проблемах развития российских регионов и сотрудничестве крупного бизнеса с государством в них.

 

- На совещании по вопросам развития золотодобывающей отрасли в Магадане нашим президентом было поддержано предложение региональных руководителей о необходимости активного участия государства в этой сфере. Что Вы можете сказать о набирающем обороты процессе усиления роли государства в естественных монополиях?

 

- Это продолжение тех тенденций, которые были обозначены при переходе "Юганскнефтегаза" в лоно "Роснефти". Кроме того, это свидетельствует о том, что не сбылись опасения об автономности региональных элит, оказались ложными прогнозы о сращивании областных, краевых и республиканских администраций с олигархическими группами. Уровень коррупции, безусловно, высок, но, очевидно, что действиям государства не пытаются противодействовать ни олигархи, ни оппонирующие Центру местные элиты.

 

-   Однако эффективное развитие регионов требует сотрудничества власти и бизнеса, общества?

 

- В этом смысле хороший пример Тюменской области, где Сергею Собянину удалось избежать зависимости от одной нефтяной компании, у него были достаточно ровные отношения со всеми тремя основными нефтегазовыми игроками в регионе. В отличие от городов ХМАО или Ямала, в Тюменской области не было гигантских денежных средств, он сумел резко усилить государственную поддержку коренных народов, обеспечив перераспределение сырьевых денег в пользу сельского населения и малых городов. Только учет интересов местного населения, опора на местные группы позволяет неконфликтно развивать территорию.

Сегодняшняя ситуация дает России уникальный шанс перестать разглагольствовать об удвоении ВВП и заняться проектами, позволяющими это осуществить. Например, Казахстан удвоил ВВП, фактически, в те же самые сроки, просто выполняя крупные проекты в сотрудничестве государства и бизнеса. Те проекты, которые не может выполнить одно государство в силу того, что у него не достаточно для этого средств, и не могут выполнить частные компании в силу того, что для частных компаний нехарактерно и неправильно нести социальную нагрузку. Если перед компаниями задача такого масштаба ставится, то она превращается в демагогию о социальной ответственности бизнеса, но это не задача бизнеса. Причем для этого не надо изобретать идеальных правил, потому что в ходе работы они будут все равно корректироваться, нужно просто, чтобы появились достаточные контрагенты с обеих сторон.

В полосе Северо-Восточной Сибири возможен взрывной рост экономики, в целом важной для всей России. Я уж не говорю о том факторе, что Россия уже переносит, а дальше будет это все убыстряться, нефтедобычу из Западной Сибири в Восточную Сибирь. Это касается и других полезных ископаемых, в первую очередь, в таких регионах, как Чита, Бурятия, Якутия, Магадан, Чукотка, и два дальневосточных региона, Хабаровский край и Амурская область.

 

- Справятся ли регионы сами с развитием масштабных проектов по освоению природных богатств?

 

- В Якутии, например, огромные залежи железа и крупнейшие месторождения коксующегося очень высококачественного угля, которые позволят фактически создавать новый промышленный район по типу Уральского промышленного района. Эта задача непосильна Якутии, но посильна российскому государству. И эта задача абсолютно непосильна частному бизнесу, потому что частный бизнес контролировал Эльгинское месторождение столько много лет, и дело стоит, и оно будет стоять, пока этим не займется государство. И, скажем, в нынешнем конфликте вокруг "Якутугля" и "Мечела" очень важно учесть, что не в интересах государства выталкивать "Мечел" из "Якутугля", это в интересах "ЕвразХолдинга" скорее, в интересах других металлургических и угольных холдингов, но не в интересах государства, потому что у "Мечела" сбалансировано металлургическое производство и собственно добыча угля, и "Мечел" является достаточно хорошей конфигурацией для того, чтобы быть партнером для частно-государственных крупных проектов. И в Бурятии, Якутии, в Читинской и Магаданской областях предполагается создавать новые ГОКи и заводы "с нуля". А это значит, что будут сотни тысяч или даже миллионы трудовых мигрантов.

Для России сейчас это удобная возможность решить миграционную проблему. Россия не заинтересована, чтобы эти территории осваивали китайские и вьетнамские гастарбайтеры, а вот для гастарбайтеров из Украины, Таджикистана, Киргизии, Азербайджана Россия будет, по сути, родным государством. Поднятие этого района невозможно без привлечения людей и трудовых коллективов с Урала, потому что у нас больше нет столь же сложных и целостных промышленных районов, все остальные районы имеют более узкую специализацию. А в Уральском промышленном районе есть все - и военно-промышленный комплекс, и машиностроение, и ГОКи, и металлургический комбинат -   вообще все, что требуется для индустриального "сердца".

Речь не идет о частно-государственном партнерстве в прежнем смысле, который вкладывает в это РСПП. Выполняя интересы государства, нельзя игнорировать интересы крупного бизнеса, потому что мы без этой второй половины этих районов не поднимем. Эта задача, по сложности и по важности сопоставимая со сталинской индустриализацией, потому что поднятие нового промышленного района, восточнее Красноярского края, восточнее Якутской области, позволяет загрузить всю российскую экономику.

Менее масштабная задача в финансовом отношении, но столь же масштабная в политическом отношении - это поднятие экономики южных рубежей СНГ, потому что проблема Таджикского алюминиевого завода, проблема ГРЭС на Вакше в Таджикистане или на Нарыне в Киргизии не могут быть решены только в рамках государственных компаний. Там, может быть, политических сложностей больше, но принцип тот же самый: не удерживать границы Казахстан - Россия, которые невозможно удержать, но осваивать в культурном и экономическом смысле территорию к югу от российской границы, осваивать, конечно же, в тесном взаимодействии с казахами.

 

- Как следует решать этот вопрос? Какова должна быть стратегия?

 

- Во-первых, любая стратегия мертва, если не будет человека. Если назначенный Камиль Исхаков получит федеральное добро, то может использовать очень мощный и успешный опыт Татарстана в решении проблем в социальной сфере, и во взаимодействии государства и бизнеса. Но он этого не сделает, если не будет одобрения Центра, это первое. Второе - нужны ответственные люди, это важнее стратегии. Стратегий много, и они могут конкурировать, а могут сочетаться, но важнее иметь комиссию с персоной, которая имеет не наблюдательные полномочия, как у полпреда Камиля Исхакова, а полномочия реальные управленческие.

России необходимо взяться за сложнейшую задачу, выполняя которую она поднимет себя в считанные годы, потому что вся страна будет загружена работой, если будет подниматься Северо-Восточная Сибирь. Но нужен человек с полномочиями, не боящийся работы, человек, который сможет проводить жесткие действия, который сможет договариваться и который своей карьерой будет отчитываться перед президентом за выполнение этой задачи.

 

- Но ведь без разъяснения   стратегии процесс федерализации на практике идет с огромным трудом.

 

- Потому что понимание частно-государственного партнерства у нас искажено, но без этого ничего не поделать, только его надо совсем иначе понимать. Безусловно, необходимо, и преподносить, и объяснять, и понимать, но все берет начало от первого лица. Первое лицо государства вполне внятно трактует свою позицию о недопустимости, скажем, игнорирования интересов "Мечела", и о недопустимости игнорирования финансово-промышленными группами интересов государства. То есть со стороны президента Путина нет недопонимания. Есть, может быть, некая нерешительность, потому что взявшись за эту проблему приходится нести очень большую ответственность за то, кого поставить на её решение. Но если никого не назначить, то все расползется на отдельные куски, интересующие ту или иную государственную компанию, скажем, "Роснефть", "АЛРОСА", Газпром, или ту или иную частную финансово-промышленную группу, тот же "Мечел", или "Русский алюминий", или СУАЛ. Важно, чтобы это все не расползалось на отдельные крупные проекты, потому что они так и будут реализовываться, как отдельные, не поднимая российскую экономику в целом, а именно это является государственной задачей. Это должен быть человек фактически с полномочиями вице-премьера Российской Федерации, который решительно возьмется и будет это реализовывать. Я думаю, что такие люди во втором-третьем эшелоне есть.

 

Беседовала Инесса Ульянова

Загружается, подождите...
0