Rambler's Top100 Service

Референдум в Армении - повод для больших потрясений

Давид Петросян
Политический обозреватель агентства новостей "Ноян тапан"
27 ноября 2005

О референдуме в Армении, взаимоотношениях России и Армении рассказывает Давид Петросян , политический обозреватель агентства новостей "Ноян тапан"

 

-Какова основная задача, основная цель референдума для Армении?

 

- Я думаю, что для нашей страны этот референдум никакой ценности не представляет в силу того, что подготовленные поправки некондиционны, не проработаны. И, более того, я являюсь противником действующей Конституции, и десять лет назад на референдуме и я, и многие мои знакомые, единомышленники голосовали против действующей Конституции. Но дело в том, что тот документ, который сейчас выставлен на референдум, создает куда больше проблем для нашей страны в правовом и в политическом аспекте, он создает еще больше противоречий. То есть этот документ некондиционный.

И я полагаю, что референдум реально преследует совершенно другие цели. Прежде всего, не случайно, что всплыла идея этого референдума. Соединенным Штатам нужно было организовать здесь политическое мероприятие для того, чтобы население приняло участие в каком-то политическом процессе, связанном или не связанном с голосованием, для того, чтобы обеспечить политическую активность населения. Это первое. Для этого был выбран момент, связанный с конституционными изменениями, они довольно зыбко были прописаны, когда Армения вступала в Совет Европы. Здесь и европейцы, и американцы действовали очень четко и жестко. Не случайно дата референдума - ноябрь месяц - совпала с парламентскими выборами в Азербайджане.

Для действующего режима нынешний референдум - это способ легитимизировать себя, а текст никого не интересует. Если внимательно прислушаться к тому, как агитируют сторонники конституционных поправок, то становится очевидным, что сторонники внесения конституционных поправок знают документ хуже, чем те, кто призывали голосовать против или призывают народ бойкотировать. Это просто поразительно. Партия "Национальное согласие", например, сосредоточилась только на одном пункте, связанном с отменой двойного гражданства, ничего ее больше не интересует.

Обычно такие документы выставляют тогда, когда в стране существует атмосфера национального согласия и есть согласие в том, что надо проводить реформы, что-то менять. Притом, большинство элит считает, что конституционные поправки действительно нужны, но они должны быть другими, я имею в виду интеллектуальные элиты. Это совсем не то "блюдо", которое нужно сегодняшней Армении. Это моя личная точка зрения.

 

- Вы сказали о заинтересованности Соединенных Штатов. Какова цель их вмешательства?

 

- Вся эта череда цветных революций, которые произошла на постсоветском пространстве, поставили Соединенные Штаты под волну критики со стороны, в частности, России, некоторых других партнеров Соединенных Штатов. И в самих Соединенных Штатах очень часто возникает возмущение по поводу этих революций, потому что итоги их неоднозначны. Но отказались ли Соединенные Штаты от этой политики? Я полагаю, что нет. Хотя в западных изданиях, в выступлениях политиков и должностных лиц постоянно подчеркивается, что они не имеют никакого отношения к этим революциям, что они сторонники эволюционных процессов. Но я полагаю, что они хотят изменений в Армении, изменений и ухода нынешней партии власти с политической арены.

Два с половиной года назад конституционный проект был выставлен на референдум и не прошел. Это был первый случай в странах СНГ, когда документ, который выставила центральная власть, не прошел. Теперь выставляется уже другого типа документ, но той же партией власти.

 

- Что предпринимает власть, чтобы предотвратить возможные негативные последствия провала референдума?

 

- Власть готова пойти по привычному пути - сфальсифицировать результаты референдума. Те опросы, которым можно верить, показывают, что в лучшем случае, в идеальном для власти случае, к избирательным урнам придет не более трети голосующих. Отсутствие кворума - это уже провал, потому что нужно, чтобы пришло более половины списочного состава избирателей. Это первое.

Во-вторых, непонятно, какая часть из пришедших проголосует "за". Для того чтобы документ прошел, нужно, чтобы третья часть избирателей от списочного состава поддержали его - это почти 800 тысяч голосов. Но это фантастическая цифра, боюсь, что ее не удастся достичь. В период наибольшего эмоционального и национального подъема в Армении, при голосовании на первых президентских выборах, когда Тер-Петросян был избран, на национальном референдуме: к урнам приходило 1 млн. 600 тысяч - 1 млн. 800 тысяч человек. В последние годы реальная цифра составляла 1 млн. 200, максимум 1 млн. 400 тысяч человек. Цифра более 1 млн. 400 тысяч сегодня просто нереальна. Честный референдум - это не более миллиона человек, что недостаточно.

 

- Зачем же проводить провальный референдум?

 

- А это требование Совета Европы провести конституционные реформы согласно нашим обязательствам. Причем, в жестко установленные сроки. Наши власти хотели провести конституционный референдум совместно с выборами в органы местного самоуправления, которые прошли в прошлом месяце, но Совет Европы возразил, заявив, что это отдельные мероприятия. В случае выборов в органы местного самоуправления, пусть не очень большая, но определенная политическая активность есть, особенно в сельской местности и в малых городах, то есть тогда вопрос кворума можно было бы решить.

 

- Можно ли рассчитывать на то, что те, кто все-таки придет на референдум, проголосуют за изменения в конституции?

 

- Наш народ очень тяжело уговорить проголосовать за такой достаточно абстрактный для рядового обывателя документ. Это не выборы, где ты ясно видишь перед собой какого-то конкретного кандидата или партию, за которую можно пойти проголосовать.

 

- С какими заявлениями выступает оппозиция?

 

- Во-первых, в рамках июньской резолюции Совета Европы оппозицию фактически заставили вернуться в парламент и участвовать во втором и в третьем чтениях конституционного проекта. Но предложения оппозиции, касающиеся выборов в органы местного самоуправления, более четкого разделения властей, в частности, независимости судебной системы и ограничения полномочий президента, не были приняты.

Естественно, оппозиция стала призывать население голосовать "нет". Поскольку они, практически, были лишены эфира, они поехали по регионам с агитацией. Поездив две недели, они увидели, что народ этот документ совершенно не интересует, и тогда они поменяли тактику, и уже две недели призывают бойкотировать референдум. Даже не надо в этом случае контролировать, сколько голосов "за", сколько "против", достаточно проконтролировать число людей, получивших избирательные бюллетени. То, за что сейчас агитирует оппозиция, целиком совпадает с настроениями большинства избирателей.

 

-Из кого состоит оппозиция в Армении?

Есть парламентская оппозиция - это партия "Национальное единение", ее лидер Арташес Гегамян, занявший третье место на прошлых президентских выборах, то девятипартийный блок "Справедливость", его формальным лидером является Степан Демирчян, получивший второе место на прошлых президентских выборах. И есть еще внепарламентская оппозиция, которая достаточно активна.

Среди внепарламентской оппозиции выделяется, прежде всего, партия "Наследие", ее возглавляет экс-министр иностранных дел Раффи Ованнисян - это бывший гражданин Соединенных Штатов, который уже 15 лет проживает в Армении. И это партия "Новые времена", ее возглавляет Арам Карапетян, занявший четвертое место на президентских выборах 2003 года. Можно еще назвать партию "Родина и честь", она, как и партия "Наследие", бойкотировала выборы 2003 года. Форум интеллигенции, который оказывает духовное, моральное патронирование оппозиции, там достаточно авторитетные люди, профессоры, академики, артисты. Среди оппозиции были люди, которые с самого начала призывали к бойкоту, например, бывший премьер-министр и бывший министр обороны Вазген Манукян.

 

- Получается, что все эти партии призывают к бойкоту референдума? Каковы их действия для достижения этой цели?

 

- Накануне "Национальное единение" и блок "Справедливость" приняли решение об отзыве всех своих представителей из избирательных комиссий всех уровней по всей стране. То есть   комиссии состоят из девяти человек, два человека из них - от оппозиции. И вот по всей стране представители оппозиции будут отозваны. Что касается тех представители оппозиции, которые не выполнят это решение, то руководство оппозиции снимает с себя политическую и правовую ответственность за действия этих людей. Единственный человек, который не будет отозван - это представитель блока "Справедливость" в Центральной избирательной комиссии, который будет предоставлять информацию оппозиции о действиях Центральной избирательной комиссии. В свою очередь, оппозиция предполагает 27 и 28 ноября организовать альтернативный штаб по контролю за референдумом, она будет информировать общественность и средства массовой информации о реальной активности избирателей и о том, что реально происходит на избирательных участках. В стране порядка 1800 избирательных участков, и оппозиция выставит 7,5 тысяч наблюдателей, также будут наблюдатели от общественных организаций.

 

-Каков ваш прогноз по предстоящему референдуму?

 

- Во-первых, начиная с 25-го числа, предполагается на Площади Свободы начать акцию протеста. Согласно действующей Конституции, нельзя выставлять на референдум документ, который ограничивает права человека по сравнению с действующей Конституцией. То есть, поводов для организации акции протеста уже сейчас более чем достаточно.

 

-Могут ли все усилия оппозиции как-то отразиться на результатах референдума?

 

- Если честно, за бойкот особенно и агитировать не надо, в лучшем случае к урнам придет одна треть избирателей.

 

-Каковы политические последствия не проведения референдума?

 

- Политические последствия следующие: партия власти за два с половиной года второй раз получает "нет" от народа,   не столь важно, выражено это в форме голосования или в форме бойкота. То есть сразу снова встает вопрос о легитимности власти, это первое. Второе, в решении Конституционного суда Армении от 16 апреля 2003 года было предложено парламенту и президенту провести референдум доверия действующему главе государства в течение года после решения Конституционного суда. Этот референдум не был проведен. Таким образом, оппозиция может заявить, что вот это и есть тот самый референдум доверия, который власть не захотела провести.

Президент, конечно, может распустить парламент, потому что парламентское большинство является соавтором Конституции, то есть назначить новые парламентские выборы. Чем заканчиваются парламентские выборы на постсоветском пространстве, всем хорошо известно.

Президент может поступить по-другому: он может отправить в отставку правительство. В свою очередь, оппоненты президента тоже обладают целым рядом конституционно-политических средств воздействия на ситуацию. Во-первых, при фальсификациях в Конституционный суд по итогам референдума может обратиться одна третья часть, но дело в том, что у самой оппозиции одной трети депутатов нет. Но сам спикер парламента и возглавляемая им партия "Страна законности" в случае такого итога референдума вполне могут выйти из состава правящей коалиции, присоединиться к оппозиции и подать иск в Конституционный суд, такая возможность существует. Есть и другие возможности. Этот же спикер вместе со своей партией и вместе с оппозицией вообще могут провести процедуру импичмента, то есть голосов в таком случае будет вполне достаточно. То есть лагерь партии власти невелик. Я хочу обратить ваше внимание на тот факт, что наш спикер ездил на Украину, на первую годовщину оранжевой революции и выступал там на Майдане. Я не думаю, что он случайно там оказался. В сентябре он был десять дней в Соединенных Штатах, приехал и сказал, что у него было более пятидесяти встреч. Я хочу сказать, что это очень ненадежный элемент партии власти.

 

- В любом случае получается, что проведение референдума будет иметь неблагоприятные последствия?

 

- Для властей - да, тем более что использование силовых структур вообще может обрушить ситуацию. Потому что в силовых структурах достаточно много людей, которые не хотят во всем этом принимать участие. То есть непонятно вообще, что будет, если вдруг потребуется силовой прессинг.

Более того, важно еще одно обстоятельство: то, что основные акции протеста намечены не на следующий день после референдума, а именно в день референдума, 27-го числа.

Если будет дана команда фальсифицировать итоги референдума, значит властям надо по всей стране, на всех избирательных участках сконцентрировать свои силы. Это значит, представители милиции, службы безопасности, политическое структуры, местные администрации будут на избирательных участках. То есть получается, что сама власть будет ослаблена в этот день. А оппозиция бойкотирует, то есть только контролирует процесс референдума, и наоборот, имеет возможность стянуть все свои силы в Ереван. Я думаю, что она это начнет за день, за два, из-за опасения, что президент даст команду перекрыть дороги.

 

- Получается, что референдум, призванный нормализировать ситуацию, способствовать демократическому развитию страны, может даже взорвать ситуацию?

 

- Он может стать поводом для очень больших потрясений, я не хочу употреблять термин "цветная революция", но большие потрясения гарантированы.

 

- Оказывает ли какое-то влияние Россия на ситуацию?

 

- Позиция России недальновидна. Нельзя в современном мире делать ставку только на одного человека. Американцы работают системно абсолютно со всеми. Многие говорят о финансовой компоненте. Я не думаю, что главной тут является финансовая компонента. И именно этот традиционалистский аспект российской или ранней советской политики, когда ставка делается на человека, а не на систему, может обрушить ситуацию.

Оппозиция уверена, что российское руководство получает искаженную информацию об Армении. Руками нашей нынешней власти было уничтожено все пророссийское политическое поле в стране.

Добрые отношения к России как к стране сохранились в душе каждого армянского политика и человека, но политического доверия руководство России не вызывает практически ни у кого, и это очень грустно.

Отношения между Россией и Арменией уже больше не будут такими дружественными и теплыми, какими они были до сих пор, они перейдут в прагматичное русло без эмоциональной компоненты. Я считаю, что это плохо, что в наших отношениях был эмоциональный запал, а сейчас он ликвидирован. Чрезмерный рационализм, который сегодня присутствует в политике России, не всегда воспринимается на постсоветском пространстве. Мы не будем переписывать историю, как это делают сейчас в Грузии или на Украине, этого в Армении никогда не будет, но отношения будут уже другими.

Беседовала Инесса Ульянова

Загружается, подождите...
0