Год после третьего тура или гладиаторы нашего времени

Кандидат исторических наук, руководитель аналитического отдела Балтийского Исследовательского Центра
14 Декабрь 2005

Материал предоставлен Балтийским Исследовательским Центром (BRC-info)

"Газовая Тузла" - такой термин появился недавно в украинском политическом лексиконе. В ответ на планы Москвы повысить цены на газ, Киев планирует увеличить арендную плату за базирование Черноморского флота в Севастополе. В отношениях с Украиной за истекший год мы откатились на десять лет назад. О причинах такой ситуации и возможных выходах из нее беседуют директор по аналитике Балтийского исследовательского центра Филипп Казин, эксперт украинского еженедельника "2000" Максим Михайленко и директор украинского филиала института стран СНГ Владимир Корнилов.

 

Ф.Казин: В политическом смысле Украина, безусловно, состоялась как суверенное государство. Каково на ваш взгляд будущее страны - воссоединение с Россией, вступление в Европейский Союз? Может быть, возможен какой-то третий вариант? Считаете ли вы по-прежнему актуальным лозунг начала 2000-ых годов - "вместе в Европу"?

 

М.Михайленко : Для "синей" части украинского общества вопрос так не стоит. Есть выбор между ЕЭП и ЕС, а также членством в НАТО и сохранением вооруженного суверенитета. Правящая часть элиты не так озабочена вопросами интеграции в ЕС, как поиском возможностей любой ценой "протащить" Украину в НАТО, невзирая на почти полностью противоположное общественное мнение. На мой взгляд, нынешняя оппозиция в том или ином формате выиграет выборы и создаст правительство, ориентированное на продолжение строительства ЕЭП, квазифедеральную реформу и введение русского как второго языка. Здесь внимание - на строительство ЕЭП, а не на "воссоединение" с Россией, на федерализацию - а не на распад с последующим приращением российской территории, на государственный статус русского в интересах двуязычных и русскоязычных граждан Украины - а не на подавление украинского или отказ от культурного суверенитета. Третий вариант в украинском случае выглядит как использование до возможного максимума возможностей европейского соседства при участии в ЕЭП и отказе от членства в НАТО. Если такую политику продолжать 5-10 лет, то можно будет ставить вопрос о членстве Украины в ЕС. И даже коллективном, специфическом, конечно - членстве всей четверки. Многое здесь будет зависеть от политических процессов в Белоруссии и исхода выборов-2006 в Украине. Россия, в свою очередь, должна продемонстрировать последовательность во внешней политике, отказаться от явного или тайного соглашательства с Вашингтоном и продолжить развитие ЕЭП в качестве европейского восточного крыла, а не реинтегративного образования в интересах Москвы.

 

В.Корнилов: Я считаю, что политическое единство любых народов зависит, в первую очередь, не от экономики и политической конъюнктуры, а от осознания общности культур и традиций. Как бы ни разъединяли Германию десятилетия вражды, различий в политической и экономической системах, как бы ни мешала объединению немецкого народа колоссальная разница в социальных укладах, но культурная общность народа взяла верх. То же самое и в отношениях между Россией и Украиной. Мы можем долго обижаться друг на друга из-за каких-нибудь Тузл, мы можем оказаться совершенно на разных полюсах экономического развития, некие державы нас могут рассматривать совершенно в разных зонах своих геополитических устремлений, но наше культурное единство превыше всего. Я не сомневаюсь, что это понимание поможет нашим народам в конечном итоге объединиться. В рамках какого союза произойдет это объединение - не столь важно. Будет ли это ЕЭП, СНГ, некое новое содружество или даже Евросоюз, потребуется ли на это несколько лет или несколько десятилетий, но это объединение произойдет. В этом я не сомневаюсь ни на минуту.

 

Ф.К.  Что происходит на Украине с идейной точки зрения? Действительно ли судьба второй Польши - это позитивный образ развития страны? Не кажется ли сторонникам этой концепции, что раз Украина не Россия, то она, наверное, и не Польша? В чем состоит украинский цивилизационный проект? Есть ли он вообще? Украинская элита, в принципе, задается подобными вопросами или они уже решены за нее в Вашингтоне, Брюсселе и Варшаве?

 

М.М. В прошедшем году в Украине шло массированное националистическое наступление на общественное мнение не-оранжевых регионов. В октябре эти попытки закончились массовым побоищем на Крещатике, из которого условными победителями вышли "красные", не позволившие провести парад ветеранам коллаборационистской "Украинской повстанческой армии" и их молодым сторонниками. Также нужно сказать о быстром развитии политической традиции "третьемирского" популизма, связанного с именем Тимошенко. Нельзя не сказать и о том, что идет быстрый процесс формирования собственной идентичности украинцами Востока и эта идентичность фундаментально отличается от той, изначально "русофобской" которую традиционно продвигают представители западной диаспоры. К сожалению, правящая партия, ее лидер, Президент Украины, тающее меньшинство их сторонников, считают, что судьба второй Польши - это то, к чему надо стремиться Украине. У компрадорского сегмента "оранжевой" части элиты вообще нет никакого собственного цивилизационного проекта. У крайних националистов он заключается в противостоянии с Россией в интересах Запада. У оранжево-малиновых сторонников Юлии Тимошенко много общего с проектом Уго Чавеса. У "синей" части элиты этот проект   есть в зачатке, но можно сказать, что это идея государства-тигра в экономическом аспекте и монополиста российско-европейских связей в прочих аспектах.

Для оранжевой части украинской элиты цивилизационные вопросы решены в Вашингтоне, Брюсселе и Варшаве. Для "синей" части элиты и "малиновых" (тимошенковцев) нет - они в процессе поиска.

 

В.К. Не стоит считать украинскую политическую элиту послушным стадом, идущим за поводырем. Конечно, вопросы такие звучат и на уровне экспертного сообщества, и на уровне политического Олимпа. Но ответов на эти вопросы слишком много. Как и в России, единого цивилизационного проекта на Украине пока не создано. Мало того, у нас идет извечная борьба двух Украин, двух систем ориентации. Западная Украина и ее элита привержены западному вектору, лозунгам "Прочь из России". Юго-Восток же однозначно настроен на интеграцию с Россией. Так уж получилось, что сейчас галицкий вектор превалирует в нашей государственной элите, но это не значит, что он превалирует в обществе. Все опросы общественного мнения показывают, что, как бы власть ни пыталась навязать народу иные ценности, иные ориентиры, общество настроено на интеграцию с Россией. Причем данная картина не меняется, несмотря ни на что. Например, в начале 90-х, когда тупой наскок на русский язык потерпел крах и встретил массовое сопротивление в общественном сознании украинского народа, власть выбрала путь постепенного "вымывания" русского языка из общества. Данная концепция гласила, что постепенное насаждение украинского языка среди детей и вымирание русскоязычных стариков в конечном итоге сделает неактуальным вопрос признания русского языка официальным. В итоге на Украине стали закрываться русские школы, в театрах были запрещены детские спектакли на русском языке, были переведены на украинский все дошкольные учреждения. Но посмотрите, идет уже 15-й год, как эта политика начала внедряться, но общественное мнение в отношении русского языка не меняется совершенно. Все опросы показывают, что как в начале 90-х, так и сейчас, примерно 60% населения Украины считают, что русский язык должен быть вторым государственным. Причем проведенный недавно нами опрос показал, что мнение молодежи 18-25 лет по данному вопросу ничем не отличается от мнения пенсионеров. Все, что удалось добиться власти в результате "ползучей" украинизации, это того, что теперь в центральной Украине, в Киеве студенты не могут писать грамотно ни на каком языке - ни на русском, ни на украинском.

 

Ф.К. Сегодня Украина претендует на лидерство в антироссийском лагере в СНГ. Мне кажется, что здесь она играет не свою игру, являясь, фактически разменной монетой в игре Запада против России. Ставка в этой игре - контроль за энергетическими ресурсами Евразии и, прежде всего, Сибири. Роль Украины в этой партии наиболее четко сформулировали Збигнев Бжезинский и Александр Квасьневский - Россия без Украины, действительно, гораздо слабее, чем с Украиной. Но вот становится ли Украина без России более сильной? Иными словами, насколько, на ваш взгляд, роль инструмента антироссийской геополитики соответствует интересам самой Украины?

 

М.М. На мой взгляд - не соответствуют. Не согласен, что Украина - лидер антироссийского лагеря. Думается, это Грузия. Ей и сделаны наибольшие авансы. Украина без России, но с Западом, может стать сильной только при условии многомиллиардных бескорыстных и инвестиционных вливаний со стороны США, способных компенсировать разрыв с Россией - да еще при том условии, что средства будут грамотно распределены. Этого не наблюдается. На фоне вооружающейся и получившей на 6 лет 300 млн. долларов Грузии (в украинском случае эта сумма, вероятно, могла бы составить около 30 млрд. только в помощи) - контраст показателен. Вероятно, из Виктора Ющенко, в силу его личных качеств, харизматичного, агрессивного и (все-таки) патриота - не вышло. Если бы дела обстояли так, то тогда можно было бы говорить об украинском лидерстве в антироссийском блоке. Сегодня Киев, скорее - площадка для переговоров антироссийски настроенных политиков. Но и этому может скоро прийти конец.

 

В.К. Поляки вообще имеют особый взгляд на роль Украины в Европе. Концепция отрыва украинцев от России для них - дело исторической важности. Польское общественное мнение однозначно будет поддерживать любые политические силы Украины, хоть в какой-то степени выражающие антироссийскую идеологию. Здесь даже вопрос не в контроле над нефтью или газом Сибири - здесь вопрос исторической памяти и эмоций. Это же предопределяет и галицкую идеологию, выразителем которой стал сейчас Ющенко. С одной стороны, он как финансист понимает, чем чреват для Украины разрыв экономических связей с Россией, с другой - он свято убежден, что "Запад нам поможет". Находясь полностью под влиянием узколобых националистических идей, он ведет антироссийскую игру, считая, что потери Украины будут с лихвой компенсированы в "светлом будущем", когда благодарная Европа распахнет объятья перед Киевом. Конечно, это - идеи ограниченных людей. Но национализм - это и есть идеология ограничений и самоизоляции.

 

Ф.К. Севастополь для русских и украинцев - это больше чем город. Это символ величия нашей общей истории - особое знаковое место, столь же системообразующее сколь Москва, Киев, Одесса или Санкт-Петербург. Что, на ваш взгляд, произойдет в отношениях между двумя народами, если российский Черноморский флот по инициативе официального Киева при поддержке НАТО будет вынужден впервые за 200 лет покинуть Севастополь?

 

М.М. Пока что говорить на эту тему не достает оснований. Провокации против ЧФ РФ организовывают маргинальные политические группы. Впрочем, некая общая линия просматривается в том, что правящая часть элиты, в отличие от прошлых времен, смотрит на эти инциденты сквозь пальцы. К сожалению, некие мелкие нарушения договора все-таки допускаются и на это российской стороне, вероятно, надо обратить внимание. Однако, на сегодняшний день, трудно представить себе обстоятельства, при которых российские моряки могут покинуть Севастополь ранее 2017 г.

 

В.К. Ну, во-первых, не впервые. 150 лет назад адмирал Корнилов потопил корабли Черноморского флота в бухте Севастополя. Потом потребовалось несколько лет, чтобы отменить условия Парижского договора 1856 года, запрещающего России иметь флот в Черном море. Кроме того, не забывайте, что Черноморский флот покидал Севастополь и в 20-м веке, когда советские войска сдавали Крым фашистам. Но он всегда возрождался, возвращался и становился еще сильнее. Подписывая унизительный Парижский договор, виднейший российский дипломат Горчаков сказал: "Россия не обижается, она только собирается с силами". Сейчас России тоже следует поменьше обижаться, поддаваться эмоциям, а вести прагматичную политику сильной страны - и все внешнеполитические проблемы решатся. До 2017 года Черноморский флот сохранит свою базу в Севастополе. Вопрос в том, что произойдет потом. Я думаю, что к тому времени Украина будет совершенно иной, чем сейчас. Здравый смысл преобладает и в Киеве, и в Москве. А проблема пребывания Черноморского флота в Севастополе перестанет быть проблемой для всех стран.

 

Ф.К. Как вы оцениваете итоги годичного правления Виктора Ющенко? Что-то на Украине стало лучше по сравнению с эпохой Кучмы?

 

М.М. Можно указать на два улучшения и один успех. Во-первых, непрямой менеджмент новостной повестки дня был заменен другим менеджментом новостей - со стороны хозяев каналов и изданий, а также тех политических партий, с которыми их ассоциируют. В этом смысле, да - свобода слова существует. Омрачается это состояние вещей навязчивым продвижением в массы мифов интегрального украинского национализма 20-40-х годов. Второе улучшение, оно несколько техническое - но в отношении финансового стимулирования рождаемости все же был достигнут некий успех. Вероятно, аналога этой программе нет нигде на территории экс-СССР. Наконец, успехом (правда, уже правительства Еханурова) можно считать рекордную для постсоветского пространства сумму, за которую был продан комбинат "Криворожсталь" и чистоту процедуры конкурса.

Негативов на порядок больше. Фактически, вместо использования цивилизованного инструментария экономических рычагов и методов, "оранжевое" правительство перешло к так называемому "ручному управлению", которое не использовалось в Украине уже в течение длительного времени. Впервые с 1999 года страна оказалась в ситуации локальных экономических кризисов - от нефтегазового до кризиса на рынке мясопродуктов. Уже к августу 2005 года темпы роста ВВП замедлились почти в пять раз до 2,8%. Стало отрицательным сальдо внешнеторгового баланса. Ряд секторов национальной экономики оказался в кризисном состоянии. Блокирование пенсионной реформы привело к фактическому развалу пенсионной системы. Впервые за пять лет внешнеторговое сальдо склонилось в сторону импорта. Произошло вымывание оборотных средств крупных частных и государственных предприятий - отсюда и огромный "социальный бюджет". Перспектива Украины при условии сохранения "оранжевых" у власти в будущем году - туманна. Прогнозы аналитиков, как частных, так и государственных - ухудшаются с каждым месяцем.

 

В.К. Недавно по заказу нашего института был проведен Всеукраинский социологический опрос. Он выявил, что более 40% населения Украины считают этот год скорее годом потерь, чем приобретений. И лишь 30% думают, что Украина в результате "оранжевой революции" скорее выиграла, чем проиграла. Рост пессимистических настроений в народе просто колоссален. Рейтинги "оранжевых" лидеров Майдана падают более чем стремительно. Разочарование в "революции" налицо. Что стало лучше? Безусловно, отношения с западными странами, что не может не радовать людей бизнеса и среднего класса, облегчивших себе контакты с европейскими партнерами. В остальном же я вижу регресс, а не прогресс.

Общепринятым в украинском обществе стало мнение о том, что с приходом Ющенко улучшилась ситуация со свободой слова. Однако на деле это вовсе не так. Преследования оппозиционных СМИ приобрели системный характер. Впервые за годы независимой Украины редактор газеты приговорен к тюремному заключению за публикацию, якобы порочащую честь Ющенко (Кучма до такого не додумывался). Русскоязычное телевидение фактически запрещено, вопреки всем международным обязательствам Украины. Накануне выборов в регионах идет массовая зачистка неугодных газет. Вот вам и свобода. А об остальных показателях (экономических, социальных, религиозных) я уж и не говорю. Мы получили катастрофическое падение роста ВВП, по украинским производителям-экспортерам нанесен удар, от которого они могут и не оправиться, инфляция достигла рекордных для последних лет размеров, государство снова грубо вмешивается в дела церкви, захватываются храмы, льется кровь, преследуется оппозиция. Что можно добавить к этому:

 

Ф.К. В чем по вашему суть кризиса разразившегося в оранжевом лагере в сентябре 2005 года, когда в отставку с поста премьер-министра была отправлена Юлия Тимошенко?

М.М. Прежде всего, о расколе, а затем о противостоянии Юлии Тимошенко и Петра Порошенко речь шла с первых дней работы нового тогда еще правительства. Поэтому вопрос стоял только в дате кризиса. Реально можно говорить о двух версиях. Первая - Юлия Тимошенко вполне осознавала, что политика ее правительства привела к тяжелейшим экономическим провалам, и выставляя Президенту заведомо неприемлемые условия для "примирения", просто вовремя "спрыгнула", получив своеобразное преимущество. Преимущество во времени - перед тем, как проявятся долгосрочные эффекты ее премьерства. Зачем она проводила такую политику - отдельный и сложный вопрос. Но если спектакль с отставкой был запланирован, то он блестяще удался.

Версия вторая - Виктор Ющенко решил таким образом избавиться от навязчивого партнера, присваивающего себе пусть и виртуальные, но раздутые масс-медиа в первые несколько месяцев "успехи" власти. Юлия Тимошенко принудила Президента подать ее кандидатуру в Верховную Раду, соответственно он самоустранился на несколько месяцев, ожидая, пока она себя дискредитирует. Впрочем, эта версия предполагает наличие у Виктора Андреевича "макиавеллистских" талантов, а это очень сомнительно. Однако, вне всякого сомнения, Виктор Ющенко обрадовался возможности нейтрализовать Тимошенко, пока это еще возможно.

  Лично я придерживаюсь мнения, что линии поведения Тимошенко и Ющенко, обозначенные этими двумя версиями, совпали между 3 и 8 сентября 2005 года.

 

 

В.К . Суть кризиса в "оранжевой" команде - в стремлении и Ющенко, и Тимошенко быть номерами один на Украине. Тимошенко никогда не скрывала своих амбиций. И пошла она на союз с "Нашей Украиной" на единственном условии - быть премьером после победы "оранжевых". Понимая, что роль премьера в результате политической реформы значительно возрастет, Тимошенко играла в дальновидную, планомерную игру, именуемую "приход к власти". И эта игра вступает в решающую стадию. Кроме того, в команды и Ющенко, и Тимошенко входят непримиримые враги и бизнес-конкуренты, которые были вынуждены временно объединиться ради одной цели - не допустить прихода к власти Януковича или сохранения у руля Кучмы. Как только данная цель была достигнута, противоречия дали о себе знать. Иначе и быть не могло.

 

Ф.К. Развернуть вспять конституционную реформу на Украине по видимому уже никому не удастся. Внешне политические процессы все больше развиваются по правилам парламентской республики. Главное теперь - это представительство политических партий в Верховной Раде и коалиционное строительство на этапе формирования правительства. Какой исход будущей парламентской кампании кажется вам наилучшим с точки российско-украинских отношений? Какой - наихудшим?

 

М.М. Наилучшим с точки зрения украинско-российских отношений будет тот исход парламентских выборов, при котором главная оппозиционная партия, партия Регионов, получит не менее 40% (сегодня ее поддерживают 25-27%) голосов избирателей, что позволит ей занять 226 мест в парламенте и сформировать однопартийное правительство. Как технический вариант такого исхода - прохождение в парламент социал-демократов и прогрессивных социалистов, с которыми Партия регионов сможет сформировать большинство, если до однопартийного правительства она не доберет голосов. Между прочим, не исключено, что лично Виктор Янукович не слишком стремится к премьерству - устойчиво "поговаривают" о возможном премьерстве самого богатого украинца, мультимиллиардера Рината Ахметова. Неясно, правда, как левые смогут ужиться с доминированием восточноукраинской деловой элиты.

Второй по эффективности исход - формирование коалиции на основе Партии Регионов и Блока Юлии Тимошенко, который сегодня с переменным успехом пытается отмежеваться от крайне правых политиков, парадоксальным образом четыре года обретавшихся вокруг Юлии Тимошенко. В таком случае премьером станет третий человек. Внешняя политика Украины резко сбавит в "прозападности".

Самый, к сожалению, реалистический вариант - это создание коалиции между Партией регионов и блоком Ющенко. Несмотря на сходные интересы (общенациональный альянс крупного капитала), это будет нестабильное правительство, способное сойти со сцены в любой момент и таким образом, спровоцировать новые выборы. Хотя - сегодня трудно говорить о том, какой может быть политика этого большинства.

Наихудший вариант для украинско-российских отношений - это (маловероятно, но все же) возвращение народных симпатий к двум оранжевым блокам, которые сформируют большинство. Однако, невозможно себе это даже гипотетически представить - ведь претензии Юлии Тимошенко на премьерство в таком формате будут настолько же несгибаемы, насколько и неприемлемы для НСНУ.

Наконец, если большинство сформируют НСНУ, БЮТ, Народный блок Литвина и социалисты (то есть, "де факто" - оригинальное, первоначальное "майданное" большинство), то Украина продолжит свою нынешнюю "странную" внешнюю политику, которая, кажется, не удовлетворяет ни украинское общество и деловую среду, ни Россию, ни Запад.

 

В.К. Я не разделяю мнение о том, что политреформа на Украине уже состоялась. Когда дойдет до практической реализации положений реформы, мы увидим, что некоторые из них практически реализовать невозможно. А это неминуемо повлечет к ревизии если не всей реформы, то некоторых ее пунктов. Что же касается парламентского большинства, то тоже не стоит преувеличивать значение данного положения. На самом-то деле, требование формирования большинства в Раде было закреплено еще в кучмовской конституции. И даже один раз оно формально было реализовано. Но это не привело к значительным структурным изменениям в обществе и политической элите. Все понимали, что это большинство формально и рыхло, оно рассыпалось по любому принципиальному голосованию, порой по несколько раз на дню. Конечно, для улучшения российско-украинских отношений, да и, на мой взгляд, для украинского общества вообще, выгодно выстраивание надежных противовесов нынешней президентской команде. Если мы получим монолитно-"оранжевую" власть, то Украина вновь пойдет по пути построения тоталитаризма. Недаром Юлия Тимошенко своей предвыборной идеологией провозгласила солидаризм, что в переводе с французского означает "единомыслие". Я думаю, что и для России, и для Европы, и для Украины очень важно построение здесь демократического общества. Так складывается, что на сегодняшний день, возможно это сделать только при условии появления в Верховной Раде надежной и мощной оппозиции нынешней власти.

Интересные факты:
Загрузка ...









Европейский форум