Серьезных последствий отставка правительства Еханурова иметь не будет

Владимир Малинкович
директор Украинского филиала Международного института гуманитарно-политических исследований, политолог
10 Январь 2006

Владимир Малинкович, директор украинского филиала Международного института гуманитарно-политических исследований, комментирует отставку правительства Юрия Еханурова, инициированную парламентом Украины.

 

- Чем вызвана отставка правительства?

 

- Это связано, прежде всего, с предвыборной кампанией, поскольку сегодня всем политическим партиям надо показать себя действующими энергично в защиту интересов Украины. Только в этих условиях могла сложиться коалиция абсолютно разных сил против правительства Ющенко-Еханурова. Только в этих условиях стало возможным объединение, скажем, Юлии Тимошенко с "эсдеками", коммунистов и блока Литвина. Здесь сыграла свою роль и определенная личная заинтересованность Литвина, который желает выступить как критический менеджер. Он проявил себя в качестве критического менеджера год назад, во время президентского конфликта, во время выборов он вышел на первый план, и сейчас он опять хочет выйти на первый план, перед выборами ему это очень нужно. Серьезных последствий отставка Еханурова иметь не будет, потому что в соответствии с новой, измененной Конституцией, премьер-министр будет выполнять свои обязанности не в течение двух месяцев, а до назначения следующего кабина, то есть фактически во время выборов и после выборов, пока не будет сформировано новое правительство. В обычных условиях президент через два месяца должен был бы распускать парламент, а сейчас он не может этого сделать, потому что в течение последней сессии у него нет такого права. Значит, де-факто Ехануров, скорее всего, останется на своем посту, поскольку сбиться в одну команду все антиправительственные силы могут, а избрать нового премьера не в состоянии, слишком они разнородны.

Так что я не верю в то, что удастся сейчас сформировать какую-то коалицию, которая предложит новую кандидатуру. Другого варианта тоже нет, потому что президент не имеет права самостоятельно, с учетом поправок к Конституции, предлагать какие-то кандидатуры.

Любопытный момент: если бы это был закон, то президент имел бы право наложить вето на него, и вряд ли в парламенте было бы триста голосов для преодоления вето. А это резолюция об отставке, и эта резолюция - новость, у нас такой возможности еще не было, и как будет все происходить с юридической точки зрения, что предпримет президент, сказать трудно.

Самое интересное во время сегодняшних дебатов: по сути, серьезной критики соглашения по газу, подписанного 4 января, не было, было много шума, но никто конкретно ничего не смог сказать, поскольку другого выхода в этой ситуации нет. И впервые, наконец-то, с трибуны прозвучало, что это только часть соглашения, что фактически пока мы имеем дело только с соглашением двух субъектов хозяйствования. А соглашение это - гарантия того, что Украина будет получать газ, и дело не в российском газе, а в среднеазиатском. Но гарантии нам могут дать только межправительственные соглашения. Только они позволят нам уверенно жить дальше, поскольку до 1 января 2006 года у нас действовало межправительственное соглашение от октября 2001 года, и протокол к нему, последний раз подписанный в июле 2004-го, говорит о том, что Россия гарантирует поступление в Украину 37 млрд. кубов туркменского газа.

А с 1 января у нас эта проблема не решена. Поэтому крайне важно подписать межправительственное соглашение между Украиной и Россией, на государственном уровне закрепить достигнутое соглашение, иначе мы будем находиться в состоянии прострации. Мне кажется, что в Астане есть прекрасный повод договориться по гарантиям на коридор от Туркмении до Украины - это Узбекистан, Казахстан и Россия, поскольку в Казахстане будут присутствовать лидеры всех этих государств, и можно принять политическое решение.

 

- Заявил ли президент свое отношение к происходящему?

 

- Он улетел в Астану, и пока не успел отреагировать. Я думаю, что если бы приняли закон, то реакция последовала бы незамедлительно. А в данном случае у него нет такой возможности. Поэтому, думаю, президент в некоторой растерянности, тогда как Литвин, благодаря данному шагу, вышел на передний план украинской политики. Мне кажется, что в этой ситуации Ющенко будет достаточно покладистым, и в Астане переговоры могут пройти успешно. Хочется на это надеяться, потому что других гарантий все равно нет.

 

- За отставку правительство проголосовало 250 депутатов из 405. Ряд партий, как, например, Соцпартия, "Возрождение", ПРП не принимали участия в голосовании.

 

- Главное, что не голосовали за это правительственные партии, то есть "Наша Украина" и те, кто связан с "Нашей Украиной", а голосовала оппозиция Януковича, "эсдеки" и коммунисты с одной стороны, и Тимошенко с другой, и решающие голоса были за блоком Литвина. Но эта коалиция носит временный характер, она ситуативна по своей природе, у нее нет политического будущего. Хотя Юлия Владимировна несет самую прямую ответственность за то, что получилось, потому что в бытность премьер-министром ей впервые был поднят вопрос о переходе на рыночные отношения, и именно ее правительство обязано было подписать межправительственный протокол по транзиту газа, но она этого не сделала. Она говорит, что ей не давал Ющенко, но тем не менее, формально она была премьер-министром, а межправительственное соглашение не было подписано летом 2005 года, хотя оно должно было быть подписано именно тогда.

 

- Не стал ли, по Вашему мнению, газовый кризис инструментом для разжигания политического скандала ?

 

- Нет, ситуация иная. Когда возникло правительство оранжевых, тогда еще Юлия Владимировна была вместе с Ющенко, они хотели провести откровенно прозападный курс. И все эти истории с Балто-Черноморо-Каспийской Федерацией, весь тот курс, который у нас проводит Министерство иностранных дел, связанный с Тарасюком, они хотели реализовывать. Для того, чтобы проводить антироссийский курс, им нужна была и экономическая независимость от России, прежде всего энергетическая. И поэтому они предложили России перейти на рыночные расчеты, полагая, что таким образом они освободятся от зависимости. Но потом, когда они подсчитали, то прослезились - невыгодно, и срочно дали задний ход. Но это соглашение действительно есть, и позиция Газпрома здесь весьма уязвимы, потому что Газпром действительно подписал пункт о неизменности цен до 2009 года. А правительство Ющенко рассчитывало, что об этом все забудут и мы будем получать газ по 50 долларов. И поэтому на начальных этапах, когда можно было согласовать цену, скажем, на 80 долларах, на приемлемых для нас условиях, Ивченко отказывался вообще что-либо подписывать

И получилась такая коллизия норм права: межправительственное соглашение перестает действовать, и, соответственно, никаких гарантий поступления туркменского газа в Украину нет, Россия перекрыла нам поступление туркменского газа, а мы продолжали его отбирать из того объема газа, который выдавали на Запад - выдавали 120 млн. на Запад, а мы забирали ту долю, которую мы должны были бы получать, если бы продолжалось поступление туркменского газа. А на Западе стали недополучать, естественно. Поэтому возникло острое недовольство на Западе. Ну а 4 января было подписано соглашение, которое воспринимается многими как компромиссное, но его надо закрепить целым рядом других соглашений, прежде всего, межправительственных.

 

- А сам Ехануров с какими-нибудь заявлениями после объявления об отставке выступал?

 

- Нет, они ушли на перерыв, это было час назад, так что пока я ничего не слышал.

 

- То есть, о его дальнейшей судьбе пока еще ничего сказать нельзя?

 

- Он остается исполняющим обязанности председателя правительства, то есть судьба предопределена до будущего кабинета министров. Так что он останется, полагаю, что это своеобразный PR -ход.

 

Беседовала Жанна Лабутина
Интересные факты:
Загрузка ...









Европейский форум