Rambler's Top100 Service

Совет Европы не должен быть "чистилищем" для России

Елена Хотькова
Заведующая отделом евроатлантических исследований Российского института стратегических исследований, кандидат исторических наук
3 марта 2006

Десятилетие членства России в Совете Европы комментирует Елена Хотькова, з аведующая отделом евроатлантических исследований Российского института стратегических исследований, кандидат исторических наук.

 

- 3 марта в Россию приезжает генеральный секретарь Совета Европы Тэрри Дэвис, его визит приурочен к 10-летию членства России в этой организации. Какие итоги уже можно подвести?

 

- Мне кажется, что это 10-летие можно оценить с оценкой "удовлетворительно". Это тот средний балл суммирует определенным образом плюсы и минусы.

За тот период, что мы провели внутри этой организации, в плюс можно записать, что мы просто узнали, что есть такой институт, Совет Европы. У нас до сих пор многие и журналисты, и просто граждане, Совет Европы и Европейский Союз рассматривают как однозначные понятия. Сейчас мы разобрались, некоторых даже узнали в лицо. Если провести блиц-опрос, то лорда Джадда, наверное, вспомнят многие, это тот, который в ПАСЕ очень много крови попортил нам по вопросу Чечни. Или Альваре Хиль Роблес, г лава комиссии Совета Европы по правам человека , который занимал достаточно взвешенную позицию, в частности, по правам русскоязычного населения в странах Балтии.

Помимо узнавания у нас прошло состояние ученичества, взгляд снизу вверх, который присутствовал вначале, представление о том, что Совет Европы - это совесть Старого Света. В какой-то момент мы немного задержались на этой ступеньке, что это совесть Старого Света и чистилище для России, и что мы, как ученики, должны очиститься и приобщиться к этим святыням. По-моему, сейчас можно уже смело сказать, что мы преодолели эту стадию.

Были и положительные моменты, прежде всего это опыт законотворческой деятельности, в частности, по пенитенциарной системе, то есть, по положению заключенных. Недавно прошла экспертиза Закона о неправительственных организациях. В целом, эксперты России и Совета Европы отметили прогресс, и сейчас, видимо, речь пойдет просто о мониторинге, как этот закон будет претворяться в жизнь, не будет ли там каких-то существенных сбоев с точки зрения его имплементации. То есть, мы многому научились и доказали, что мы открыты для взаимодействия, умеем вести диалог и достаточно ответственны как партнеры. Если учесть, что в Совете Европы 46 членов, а 25 из них уже члены ЕС, то нам приходится достаточно сложно. Поскольку ЕС-овское большинство оказывает достаточно сильное давление и пытается свои собственные представления привнести из ЕС в Совет Европы. Поэтому мы там пытаемся отстаивать свою собственную позицию, не замыкаться, не комплексовать, ни по поводу своего прошлого, ни по поводу своего настоящего, а, тем более, будущего.

 

- Мы удостоились чести председательствовать в Комитете   министров в СЕ в мае-ноябре этого года. Какие задачи можно попытаться осуществить в связи с этим назначением?

 

- Председательство, конечно, почетно. Этот год для нас вообще очень активный с точки зрения нашего председательства в различных формальных и неформальных международных организациях. Начиная с "Большой восьмерки", теперь очередь Совета Европы, а в конце года - в Совбезе ООН. Наша активность во внешней политике не искусственна, нам есть что сказать на любом из этих уровней. С 1949 года существует Совет Европы, и по мере принятия новых членов, каждый что-то туда вносил свое. И России есть что сказать. Мы крупнейшая европейская страна, и у нас свои традиции, свое видение многих проблем развития европейского континента, и той сферы, которой занимается Совет Европы.

Мне кажется, что для России важно составить такую повестку дня своего председательствования, чтобы многие проблемы зазвучали по-новому. Внести темы, которые близки традиции российского мировосприятия - гуманизм, справедливость. Сейчас обсуждается в СМИ необходимость создания в рамках Совета Европы пока консультативного религиозного совета, чтобы развивать межконфессиональное сотрудничество на европейском уровне основных европейских конфессий. У России уникальный многовековой опыт этого диалога. Необходимо, чтобы религиозный фактор не препятствовал, а наоборот укреплял Европу, и думаю, что эта тема будет заявлена в повестке дня российского председательствования. То есть, Россия обязательно привнесет новые краски и новое видение, совершенно новые элементы не только на период своего председательствования, но и на будущее.

 

- Десять лет - стаж солидный. Можно ли считать, что мы стали полноправными членом и что наше участие в этом органе уже не рассматривается как аванс Совета Европы?

 

- Если рассматривать наше финансовое участие, то мы, скорее, "в минусе". Бюджет Совета Европы - 180 млн. евро в год. Взнос России 25 млн. А обратно, то есть то, что Совет Европы перераспределяет и направляет в Россию по различным программам - 2,5-3 млн. евро в год. То есть Россия - донор, мы дотируем и развиваем программы в рамках Совета Европы, а иногда просто кормим бюрократию, о чем говорят критики участия России в Совете Европы. Это если говорить о сугубо прагматичном, ну, может быть, циничном подходе. Надо добавить, что за свое донорство мы получаем часто критику в свой адрес, причем, с попыткой представить, просто закодировать Россию на неуспех, на то, что мы не можем самореализоваться, что мы ущербны изначально, что у нас не та история, что мы невосприимчивы ни к чему демократическому и позитивному. Такое отношение к России должно нас насторожить: может быть, наш уход и есть цель устроителей такой травли? Конечно, взносы, наверное, надо сокращать, потому что мы можем сами внутри страны для развития демократии организовать себе те же самые программы. Но это не значит, что надо бояться открытого диалога, столкновений.

По поводу нашего участия в Совете Европы нет единства даже среди нашей политической элиты. Константин Косачев, председатель Комитета Госдумы по международным делам, в целом, все-таки, выступает за продолжение участия и видит значительно больше плюсов, при необходимости очень много поменять в деятельности Совета Европы. Зюганов выступает за сокращение бюджета, но за то, чтобы мы остались там, а Рогозин вообще против нашего участия.

 

- А каково Ваше мнение по поводу продолжения нашего членства в Совете Европы?

 

- В Совете Европы надо оставаться, но стоит сократить свое финансовое участие, и активнее проводить линию на то, чтобы учитывалась именно российская точка зрения. Максимально брать и учиться у Европы всему позитивному, это в наших же собственных интересах. Именно сотрудничество с экспертами Совета Европы помогает нам принимать более качественные законопроекты, потому что у них наработанная практика. Но нужно всячески противостоять использованию Совета Европы в качестве некоего чистилища России.

Беседовала Инесса Ульянова

0

0