Rambler's Top100 Service

Государство должно кредитовать инвестиционные потребности экономики

Директор Института законодательства и нормативно-правовых разработок, председатель правления Фонда развития политического центризма, д.ф-м.н., профессор
10 марта 2006

Об механизмах управления инфляцией и о необходимости альтернативной инвестиционной политики рассуждает Степан Сулакшин, генеральный директор Центра проблемного анализа и государственного управленческого проектирования, доктор физико-математических наук, доктор политических наук, профессор

 

 

- 9 марта на заседании правительства премьер-министр Михаил Фрадков указал на невыполнение запланированных параметров инфляции. Как Вы можете прокомментировать это заявление?  

 

- Премьер-министр обострил вопрос ответственности правительства за сдерживание инфляции. Напомним, что подобную задачу в острой форме поставил президент страны в своем последнем Послании. И напомним, что инфляция в деятельности всех реформаторских правительств, начиная с гайдаровского, имела характер главного, ключевого, основного государственного управленческого параметра, который мониторился в первую очередь и который определял успехи или неудачи экономической политики. Таков был выбор, фактически осуществляемый парадигмой экономической и финансовой политики в России периода реформ. При этом формула определялась как сдерживание инфляции, создание благоприятного инвестиционного климата и стимулирования получения значительных инвестиций из-за рубежа и инвестиций частного капитала.

Эта формула затем переводилась на технологию управления в рамках монетаристской финансовой, научной линии или подхода. Причем известно, что инфляция, как рост цен в рыночной или квазирыночной экономике, формируется на стыке двух макроэкономических институтов или характеристик рынка: с одной стороны - спрос, а с другой стороны - предложение товаров, услуг, работ. Монетаристский подход исходит из того, что с целью уменьшения инфляции, то есть цен, нужно уменьшить спрос, и тогда предложение будет превосходить уменьшившийся спрос, заработает конкурентный механизм, и цены будут сдержаны или даже падать. Разумно, казалось бы. Действительно разумно, за одной оговоркой, речь идет о том, что, задавливая внутренний платежеспособный спрос, основным инструментом монетаристской финансовой политики, сжатием денежной массы, как Минфин и министр финансов до сих пор говорит - стерилизацией избыточных денег в России, можно прийти как раз на кладбище.

Более того, существует нелинейный обратный эффект, который опровергает саму форму монетаристского управления инвестициями. А именно: ведь можно сжать, стерилизовать деньги в экономике России настолько, что сам инвестиционный поток в производство, в основные фонды тоже уменьшится или, по крайней мере, будет недостаточен для того, чтобы предложение было на должном уровне. И это в России сейчас реально происходит: досжимались денежные массы до того, что из российской экономики фактически выведена или, точнее сказать, не введена в хозяйственный оборот денежная сумма инвестиционного характера, измеряемая сотнями миллиардов долларов.

 

- То есть, монетаристский подход в экономике потерпел крах?

 

- Монетизация национальной экономики абсолютно ненаучна, абсолютно неадекватна. Достаточно сказать, что коэффициент монетизации в России не превышает 25%, имеется в виду отношение денежной массы к валовому внутреннему продукту. В Китае, например, этот коэффициент 215%, среднемировой - 50%, Соединенных Штатах и Англии - около 100%. Можно увидеть, насколько Россия оказалась в стороне от экономического опыта и практики развитых и мощно развивающихся государств и от научных обоснований этого подхода. Еще одна важная цифра: ежегодный инвестиционный голод российского реального сектора порядка 100 млрд. долларов, а весь наш бюджет, как мы знаем, примерно того же порядка. Поэтому когда Министерство финансов говорит: нужно стерилизовать избыточные деньги, имея в виду дополнительные доходы, получаемые страной от благоприятной конъюнктуры на мировых углеводородных рынках, то это выглядит, как, мягко скажем, очень странное утверждение.

 

- Стерилизовать - это упрятать в стабфонд?

 

- Совершенно верно, обездвижить эти деньги, положить их на депозиты или в ценные бумаги зарубежных эмитентов, зарубежных банков, тем самым, поддержав их экономику, и вывести их из хозяйственного оборота своей собственной экономики.

Кудрин, с одной стороны, говорит: нам нужны инвестиции в российскую экономику, и призывает зарубежный бизнес эти вложения делать, а, с другой стороны, послушайте внимательно и точно, что он говорит. Он говорит: деньги, которые у нас есть у самих, у самой России, не нужно вкладывать в экономику, это ей повредит, давайте мы их стерилизуем и обездвижим. То есть, нам нужны деньги внешних инвесторов, но те деньги, которые у нас уже есть, нам не нужны. И вот Фрадков, наконец, мне кажется, припирает в угол министра финансов и эту, исчерпавшую свой потенциал, монетаристскую финансовую политику управления инфляцией. Она досжимала денежную массу, достерилизовала российскую экономику до такой степени в денежном смысле, что стала сдерживать инвестиционный поток и развитие предложения на рынке. Поэтому потенциал управления инфляцией за счет сжатия спроса себя исчерпал.

 

- Какова альтернатива экономического развития?

 

- Фрадков, по сути, задает вопрос: дайте другие предложения, дайте другие подходы. И он существует, этот подход, прежде всего, не в сжатии спроса, а в росте предложения, для чего нужно увеличить инвестиционные вложения, для чего нужно не стерилизовать деньги, а вложить их в хозяйственный оборот. Не надо бояться нецелевого использования средств, достаточно принять необходимые меры: не раздавать их в режиме ссуды, а предложить их в режиме государственного инвестиционного кредита. В Китае это называется политическим кредитованием, государственные банки размещают эти кредиты, но в тех отраслях промышленности или реального сектора, которые приоритетны для национальной экономики, под такой процент, который важен не для банка-ростовщика, а для кредитополучателя. Ведь в нашей искаженной структуре экономики наивысшая рентабельность в топливно-энергетическом комплексе, а низшая - в машиностроении и в высоких технологиях. И если кредитование будет происходить по коммерческому принципу: даем тому, кто под больший процент может деньги взять - то будет замораживаться и консервироваться сырьевая структура национальной экономики России, что неправильно.

Значит, кредитовать нужно по другим принципам, значит, кредитовать может не коммерческий банк, а государство, ибо для государства первичен не принцип доходности от размещения кредитного ресурса, а принцип целесообразного размещения этого ресурса, чтобы управлять структурой национальной экономики. И мы приходим к совершенно реальному, резонному подходу: государство должно кредитовать инвестиционные потребности национальной экономики.

 

- Какие первоочередные меры необходимы для перестройки нашей экономики?

 

- Надо отдать должное правительству, Фрадкову и Министерству экономического развития, что на этом пути они уже сделали отчетливый шаг: создан Инвестиционный фонд, смысл его работы именно в этом. Но это даже не шаг и не полшага, а это какая-то 1/16 шага, потому что объем этого фонда должен быть во многие разы больше. И механизмы аккумулирования средств и расходования средств должны быть иными, не сосредоточенными только внутри МЭРТа, что сейчас имеет место, а более прозрачными. Такого рода предложение существует, оно разработано с участием ТПП РФ, на сегодня его детально развивает Центр проблемного анализа и государственного управленческого проектирования.

 

 

- А подразумевает ли внедрение этого нового экономического механизма некие иные политические условия, возможно ли в сегодняшних условиях изменить подход к экономике?

 

 

- Очень справедливый вопрос. Потому что если мы, скажем, отсчитаем назад лет пять, то была в разгаре монетаристская финансовая политика, на сегодня она себя исчерпала. На сегодня сам факт создания Инвестфонда, сам факт требований премьера и президента страны стимулировать рост производства как основу удвоения ВВП, говорит о том, что меняется политический климат, и реальный шанс на то, чтобы государство пришло к этой активной политике стимулирования экономического роста и структурной перестройке, возрос. Я не скажу, что на сегодняшний он уже стопроцентный, но он уже существенный, чтобы говорить, что завтра это предложение, этот проект Государственного внебюджетного инвестиционно-кредитного фонда станет реальным. Больше того, нам кажется, что сегодняшние резкие филиппики премьера в отношении министров, профессионально непригодных для управления таким базовым экономическим показателем, как индекс инфляции, означают, что завтра придут профессионально пригодные министры, а для них уже готовы разработки, готовы проекты законов, постановления правительства, чтобы этот механизм заработал. А отсюда вывод: если не сегодня вечером, то уже завтра иной механизм управления инфляцией в стране развернуть возможно, и тогда одновременный рост ВВП, структурная реформа и контроль инфляции через рост предложения, а не сжатия спроса, более сбалансировано будут помогать российской рыночной экономике становиться на ноги.

 

- Можно ли тогда будет решить проблему ВВП?

   

- Да, безусловно, это вещи взаимно увязанные. Называю цифры: если развернуть Государственный внебюджетный инвестиционно-кредитный фонд, если наполнить его теми источниками и в тех объемах, которые сегодня реально имеют место в Стабилизационном фонде, в избыточных золотовалютных резервах Центробанка, на федеральных счетах федерального бюджета, то темп роста ВВП будет 9% в год, не за счет цен на экспортируемое сырье, а за счет роста внутреннего производства сырьевых товаров. Инфляция будет контролируема в тех пределах, которые президент требует от правительства достичь. Возрастут собственные средства предприятий и бизнеса в стране за счет оборачивания значимых инвестиционно-кредитных средств. При этом банки, которые будут работать с этими финансовыми потоками, нарастят собственные активы. Будет и еще один эффект - рост заработной платы занятого населения, что решает одновременно проблему бедности. Иными словами, если сказать чуть-чуть попроще, отвлекаясь от экономических формул: страна начнет более интенсивно работать, а значит, больше производить, больше потреблять и более достойно жить.

Беседовала Инесса Ульянова

Загружается, подождите...
0