Rambler's Top100 Service

Повышение пошлины на нефть - своевременная мера по предотвращению инфляции

к.э.н., эксперт канала "OPEC.ru"
23 марта 2006

Причины повышения экспортной пошлины на нефть комментирует Леонид Пайдиев, эксперт канала "ОРЕС. ru", к.э.н.

 

- Леонид Евгеньевич, почему опять повышается экспортная пошлина на нефть? С чем это связано?

 

- Очевидно, что политическая нестабильность в мире выливается в нестабильность на рынке нефти. Как следствие - рост цен. Если внимательно следить за политическими событиями, и тем, какие последствия они вызывают, станет понятно, что это уже предопределено. Налоговая политика государства должна учитывать эти факторы.

 

- Вы сейчас говорите о событиях в Ираке и Иране?

 

- Да, но не только, к факторам нестабильности можно отнести Нигерию. Конечно, страна-экспортер сырья, в частности нефти, может разными методами стерилизовать избыточное предложение валюты. Практически во всех странах, являющихся крупными экспортерами сырья, существует государственная монополия на экспорт нефти. Там государство строго контролирует полученную выручку, не позволяя переполнять рынок валютой. В нашей стране нет государственной монополии на экспорт нефти, ее заменяет налоговая политика. Принятое постановление правительства о повышении экспортной пошлины на нефть говорит о том, что государство решило ограничить предложение валюты на внутреннем рынке. Если этого не сделать сейчас, очень скоро Центральному банку придется скупать   валюту за рубли, и это автоматически приведет к мощному всплеску инфляции. Повышение пошлины - это своевременная мера по санации поступления валюты на наш рынок. Если исходить из прошлых тенденций, мера не только своевременная, но и необходимая.   Но сегодня есть основания   предположить, что цены на нефть будут расти.

 

- Как повышение таможенных пошлин сказывается на состоянии нашей экономики?

 

- Во-первых, сокращается предложение валюты на внешнем рынке, импорт в страну затруднен, отечественные предприятия оказываются в более благоприятных условиях. Надо понимать, что те же китайские товары, которые переполняют наши рынки, почти не облагаются налогами,   в то время как наши предприятия эти налоги платят. В этих условиях нашему производителю крайне сложно выдержать конкуренцию. Покупая продукты в Европе, или США, мы, фактически, субсидируем зарубежных   производителей, фермеров, и особенно крупных оптовых торговцев, даем мощную кредитную накачку практически бесплатным кредитам.

В то же время наши предприятия получают деньги   от 'Россельхозбанка' под 18 проц. годовых. Нам только обещают снизить кредитную ставку до 16 проц. годовых. Разница между зарубежной фирмой и нашим производителем сегодня очень велика. 18 проц. за кредит - ставка просто чудовищная. Большая часть отечественных предприятий становится по определению, неконкурентоспособна. При базовой ставке в 5-5,6 проц., ставка в 16-18 проц., означает одно из двух: или в стране инфляция, или те, кто получает такие кредиты, собираются торговать наркотиками, или открывать игорный бизнес. Сельхозпроизводитель такими кредитами воспользоваться не сможет.   

В этих условиях повышение экспортных пошлин - мера крайне своевременная, разумная. Как любая правильная мера она повлечет целую цепочку положительных последствий. Уменьшится давление на производителя продовольственных товаров, на предприятия легкой промышленности. Они смогут сдерживать рост цен на свою продукцию, повышая тем самым ее конкурентоспособность.  

 

- То есть, повышение экспортных пошлин на нефть стимулирует   внешнюю торговлю и защищает отечественного производителя?

 

- Это так. В существующих условиях, правительство пытается использовать те механизмы, которые у него есть. Правда, реально защитить отечественного производителя может только введение государственной монополии на экспорт нефти и газа. К сожалению, у нас это уже не возможно.

 

- Можно ли прогнозировать ситуацию на нефтяном рынке хотя бы на ближайшее будущее?

 

- Цены на нефть зависят от многих обстоятельств. Объективно, без учета политической ситуации, высоких цен на нефть быть не должно, в настоящее время ее производится достаточно, и речь не идет об исчерпании запасов. Но в мире рыночной экономики любой ресурс эксплуатируют до крайней точки, до его исчерпания. В свое время вырубались леса, истреблялись редкие звери, происходило опустынивание земель. Нечто аналогичное разворачивается сегодня в Китае. Такие процессы шли во многих районах Европы и Латинской Америки.

Как всегда, в начале, если какого-то товара очень много, его продают очень дешево. Потом, когда ресурс исчерпан, и вдруг заканчивается, цена на него резко возрастает. То, что сейчас цены на нефть столь высоки, можно было бы объяснить лишь существованием некоего сверхразума, который контролирует ситуацию над горизонтом где-то полвека вперед. Но такого сверхразума не существует. Цены на нефть поддерживаются на таком высоком уровне искусственно и из совершенно других соображений. Просто, таким образом, большие валютные средства перераспределяются из Европы, Китая и Индии в пользу Соединенных Штатов. Это известный механизм, и ничего нового здесь нет.

Есть и второй момент - доллар обесценивается, и тысячи, вернее даже миллионы директоров различных фирм и компаний по всему миру отчаянно пытаются защитить прибыли своих предприятий от обесценения.

Они хеджируют валютные риски, стараясь купить наиболее ликвидные биржевые товары, права на них, фьючерсы. Чаще всего, это металлы, зерно, но самое главное, конечно, нефть. Нефть в этом отношении находится вне конкуренции. Все это совершенно искусственно вздувает цену. Можно предположить, что в условиях роста политической нестабильности, а тенденция именно такова, финансовые директора будут закупать нефтяные фьючерсы с еще большим усердием.

В нашей стране ситуация несколько иная. В России риск страхуют, покупая недвижимость, поэтому она вопреки логике дорожает. Как только нестабильность на международных финансовых рынках исчезнет, сработают естественные рыночные механизмы, нефть резко подешевеет. Но цены начнут снижаться не ранее, чем закончится перестройка в системе международных финансов, и у финансовых директоров не будет необходимости много покупать. Вопрос в том, когда это будет.  

Беседовала Жанна Лабутина

Загружается, подождите...
0