Об атмосфере "большой нелюбви" в российском обществе

Генеральный директор ИА "Русская служба новостей", член Комиссии Общественной палаты по коммуникациям, информационной политике и свободе слова в средствах массовой информации
31 Март 2006

24 марта в Российской государственной библиотеке члены Общественной палаты обсудили проблемы борьбы с нетерпимостью и экстремизмом на публичных слушаниях, организованных по инициативе Комиссии Палаты по вопросам толерантности и свободы совести. Итоги публичных слушаний комментирует Александр Школьник, член Общественной палаты, руководитель проекта "Медиакратия", продюсер Первого канала.


 

- Почему Общественная палата обратилась к проблеме проявлений фашизма и экстремизма в Российском обществе?

 

- Проблема сохранения гражданского мира сегодня как никогда актуальна. Может быть, я ошибаюсь, но задавать позитивный тон в сложившихся обстоятельствах - правильнее. "Нагнетать" обстановку - дело простое. Но ведь цель не в этом. "Страшилками" и "пугалками" проблему не решить. Наша задача - самим научиться толерантности, диалогу между различными группами общества. Когда мы научимся говорить друг с другом, когда мы научимся слышать друг друга, тогда и проблемы "непримиримой" розни перестанут быть актуальными. Понимаю, это сверхзадача, но в наших действиях мы должны подразумевать необходимость ее решения.

 

- Какие основные темы в проблеме экстремизма вы бы могли выделить?

 

- Первое - поиск причины возникновения сложившейся ситуации. Необходимо найти причины социальной болезни. Невероятно много гневных речей сказано в адрес тех, кто, так или иначе, проявил религиозную, национальную враждебность. Мы мгновенно бросаемся защищать тех, на кого эта враждебность направлена, поднимаем знамена безоговорочной защиты. Нисколько не оспариваю справедливость этих действий. Но хотелось бы взглянуть на проблему с позиций не только тех, кого обидели, но и с позиций тех, кто выступает в роли обидчика. Почему в исторически многонациональном, многоконфессиональном обществе так высоко поднимается градус неприятия друг друга, так сильно разгораются гражданские страсти?! Что изменилось в воспитании, культуре, образе жизни многочисленных национальных групп, которые и составляют российское общество?! Почему те, кто приезжает в Россию, отказываются следовать ее традициям, устоям, нормам общественного поведения? Почему россияне стали так яростно делить друг друга на "черных" и "белых", на "местных" и "приезжих", на мусульман и православных?

Разве раньше к нам не приезжали представители народов Кавказа? Разве раньше в России не жили мусульмане? Разве в нашей стране не учились иностранные студенты, не было трудовой миграции?

Нет, все это было.

 

- Так что же произошло сейчас? В чем истоки проблем, которые сейчас вышли на первый план общественной жизни в России?

 

- Если мы попытаемся ответить на эти вопросы, то у нас получится достаточно внушительный список. Нет сомнений, что в первой пятерке причин будут неразвитость экономики, социальное неравенство, политическое манипулирование, отсутствие воспитания, связь террористических организаций с религиозными. Но ответа на главный вопрос - почему в обществе воцарилась атмосфера "большой нелюбви", что позволяет с такой легкостью внедрять в сознание идеи национализма и экстремизма - мы, как мне кажется, до сих пор не имеем. А ведь любая война начинается с малого, с каждого конкретного человека.

Прежде чем давать власти и обществу развернутые рекомендации по преодолению возникшего кризиса, нам следует приложить определенные усилия для выявления социально-психологических истоков проблемы. По-простому, нам нужно поговорить с людьми. И с москвичами, и с провинциалами, и с молодыми, и со стариками, и с гастарбайтерами и с гражданами - представителями национальных диаспор, и с православными, и с иудеями.

 

- Как вы оцениваете эффективность российского законодательства в части решения вопросов экстремизма, межнациональной вражды,   а так же антифашистские инициативы?

 

- Правовая база остается недостаточно сформированной для того, чтобы стать опорой в борьбе с проявлениями экстремизма. Если бы она была хорошего качества, то, может быть, сегодня, в марте 2006 года, мы бы занимались другими проблемами. Но закон есть, а проблема разрастается и качественно, и количественно.

До сих пор нет четкого определения понятия "политического экстремизма", до сих пор мы понятия экстремизм и фашизм употребляем через запятую. Хотя фашизм - это лишь одно из экстремистских течений, да и сам экстремизм, если пользоваться толковым словарем, есть лишь крайняя точка зрения. Нет расшифровок в законодательном поле и понятий "проявление политического экстремизма", "экстремистская деятельность", "экстремистские общественные объединения". Мы призываем общество и его гражданские институты в своей деятельности строго следовать букве закона, но если контуры этой буквы только обозначены и не отвечают потребностям сегодняшнего дня, значит, эту проблему нужно решать. Или смириться с правовым беспределом.

Все происходящее в области межнациональных и межрелигиозных отношений может трактоваться кем угодно и как угодно. А когда речь идет о субъективизме, все разговоры о соблюдении закона бессмысленны.

Яркий тому пример - решение петербургского суда относительно степени виновности молодых людей в ситуации с таджикской семьей. Разве плохие люди присяжные заседатели? Разве они националисты? Вряд ли. Просто закон позволяет им быть субъективными. И убийство маленькой девочки превращается в простое хулиганство без национальной окраски.

Вывод безусловен - у нас нет адекватного сложившейся ситуации законодательства. И меня, как гражданина, возмущают призывы партийных парламентариев в стиле "давайте бороться с экстремизмом и национализмом". Давайте! Но только пусть каждый делает свое дело. Прямая обязанность депутатского корпуса - обеспечивать общество качественным законодательством, а не декларациями о намерениях. И если для этого сил не хватает, то Общественная палата может и должна помогать.

 

 

- Какие пути по преодолению сложившейся ситуации кажутся вам наиболее действенными?

 

- Решение острой проблемы требует от участников процесса четкого понимания своих задач и способности эффективно взаимодействовать друг с другом.

Необходимо признать, что сегодняшняя "картинка" прямо противоположна той, которая должна соответствовать создавшейся ситуации. Все участники процесса, ответственные за решение проблемы, кивают друг на друга и ждут активности "от соседа", а особо "талантливые", еще умудряются подлить масло в огонь, чтобы ярче горел. Действительно давайте посмотрим пристальнее на создавшееся положение дел:

- общество ждет, когда государство избавит его от проявлений экстремизма и терроризма;

- государство считает, что комплекс существующих проблем, это - проблемы "силовых" структур и они должны лучше работать и внимательнее читать Уголовный Кодекс;

- "силовики" утверждают, что законодательная база "слабовата" и отделять межнациональную рознь от хулиганства, а фашизм от мирной демонстрации молодежи - не их задача, вот, если взорвется, и будут пострадавшие или драка закончиться убийством иностранного студента - тогда, конечно, но и это может вполне пройти по разряду простой "уголовщины" или, что и того проще, сойти за мелкое хулиганство;

- власть переложила всю ответственность на плечи Президента РФ, мол, проблема глобальная и решать ее самому сильному. А то, что пермский губернатор общается с профашистскими организациями, так это он не разобрался, "Единая Россия" вместо совершенствования законодательства ограничивается подписанием правильных, надо сказать, заявлений, так это просто руки не дошли;

- институты гражданского общества демонстрируют безмерную толерантность, перестав отдавать себе отчет в том, где кончается политическое инакомыслие и начинается воинствующий национализм и экстремизм, забыв, что иногда отсутствие противодействия равно прямому содействию.

 

-   Так что вы предлагаете?

 

- Нужно менять и роли и степень ответственности. Нужно превратить общество в активный инструмент противодействия экстремистским явлениям. Нужно формировать прозрачную, не позволяющую двойных трактовок законодательную базу и строго спрашивать с правовых и силовых структур за отклонение от ее норм. Нужно исключать из общества политически-приличных людей лидеров партий и сами партии, если они пытаются зарабатывать себе политические активы за счет игры на низменных чувствах. Нужно заставить представителей всего властного корпуса, включая региональные элиты, нести всю полноту моральной ответственности¸ как за свое личное поведение, так и за положение дел в курируемой ими области. Наконец, нужно консолидировать усилия институтов гражданского общества по наведению порядка в стране, возвращения ей гражданского мира и спокойствия.

 

- Вам, как журналисту, наверняка известно, как российские СМИ   сегодня освещают экстремистскую тематику. Какие изменения в их работе вы могли бы предложить, и стоит ли что-то менять?

 

- СМИ, по-прежнему, четвертая власть. И сегодня эта власть, в лучшем случае, не с нами. Успех в решении любой общественно-политической задачи во многом определяется позицией и активностью сотрудничества со средствами массовой информации.

Мы можем все проанализировать, переписать законы, реализовать массу воспитательных и образовательных программ, но ничего из этого не будет "работать" в полной мере, если не найдет должного отражения в СМИ или, что еще хуже, но, что встречается довольно часто, будет освещено в ироническом ключе. О степени ответственности СМИ в освещении таких острых проблем, как экстремизм, национализм, терроризм сказано уже так много, что повторяться не имеет смысла. Думаю, что теперь нужно переходить к конкретным действиям. Если для выработки общих, принимаемых всеми правил поведения в поле проблемы, нужно провести еще десять или сто профессиональных встреч и обсуждений, значит, их нужно проводить. Считаю, что результатом такого разговора может и должна стать журналистская Хартия по вопросам освещения проблем проявления экстремизма, межнациональной, межэтнической и межрелигиозной розни.

Создание такой Хартии актуально. Медиасообщество, наконец, должно договориться, чтобы не давать информационную площадку безответственным политикам подобным Дмитрию Рогозину, разжигающим вражду и ненависть.

 

- Каким, на ваш взгляд, должно быть воспитание молодого поколения, чтобы ошибки, которые вы перечислили выше, в будущем больше не повторялись?

 

- Думаю, что без лишних слов понятно, что источником любых общественно-гуманитарных проблем являются пробелы в воспитании. В течение последних пятнадцати лет из воспитательного процесса были исключены не только понятия патриотизма, но и интернационализма, религиозной и национальной толерантности. Целое поколение российских граждан выросло, не зная культурных особенностей не только наших ближайших соседей, но народов, населяющих Российскую Федерацию. Мы не смогли воспитать в наших детях уважения к представителям других национальностей, к их языку, нравам и традициям. В результате, сейчас молодой человек лучше ориентируется в культуре Франции или Великобритании, чем в культуре своих соседей по площадке. Мы сами породили отношение к целой группе народов, как к людям второго сорта, а результатом стало спокойное отношение в молодежной среде к насилию, расовой и национальной дискриминации, к религиозному и культурному вандализму. Если мы упустим в этом смысле еще одно поколение, то сколько бы сейчас не предприняли попыток по установлению гражданского мира в стране, все они окажутся краткими и пустыми. У нас есть все ресурсы для того, чтобы начинать исправлять ситуацию прямо сейчас.

Интересные факты:
Загрузка ...











Европейский форум