Rambler's Top100 Service

В ситуации с Ираном Европа прикидывается "шлангом"

Главный редактор журнала "Профиль"
19 апреля 2006

О заявлении президента США Джордж Буша рассказывает Михаил Леонтьев, Обозреватель Первого канала.

 

- Что стало поводом столько резкого заявления Буша в ответ на уже привычное поведение руководства Ирана?

 

- Во-первых, поведение непривычное, потому что Иран заявил о том, что он продолжает работы по обогащению урана и предъявил результаты. При этом давление на Иран со стороны США, с одной стороны, сочетается с какими-то странными контактами: американцы согласно своей шизофренической концепции все время заявляют, что они готовы сотрудничать с Ираном по иракскому вопросу, а по ядерному вопросу они собираются его бомбить. Я думаю, что это просто два направления политики: контракты здесь, угрозы там. То есть, на мой взгляд, политика США ранее была больше обращена к союзникам, а сейчас непосредственно к иранскому руководству, как открытая "задняя калитка". Если США собираются все-таки уходить из Ирака, им нужен Иран.

 

- Может ли США в действительности нанести ядерный удар по Ирану?

 

- Они могут все, по разным соображениям, меньше всего по соображениям антиядерного свойства. Это вопрос тактики идеологизации их политики, а не принятия конкретных решений.

 

- Что может стать поводом для нанесения ядерного удара?

 

- Поводом для нанесения ядерного удара может стать угроза финансового кризиса и необходимость проведения жестких мероприятий по финансовому оздоровлению, не только американскому, но и мировому, по сути. Понятно, что это запредельно, но всякие массовые банкротства легче делать в обстановке мировой катастрофы. Потому что, в отличие от иракской войны, иранская война - это мировая катастрофа. Соединенные Штаты, решившись на это, будут решать глобальную задачу, то есть недопущение получения Ираном ядерного оружия не является, безусловно, достаточной причиной для военной атаки на Ирак. Поводом, может, является, но причиной может быть все что угодно, американцам и поводов не надо.

 

- Получит ли США мировую поддержку в случае нанесения   ядерного удара по Ирану?

 

- Я думаю, что Соединенные Штаты меньше всего в этом случае будут думать о мировой поддержке. Мир будет просто в ужасе. Нанесение удара по Ирану чревато дестабилизацией мирового рынка нефти. Сомневаться, что в этом случае Иран нанесет удар по заливу, невозможно. Дело же не в том, что иранской нефти не будет, не будет Саудовской нефти.

 

- Почему постоянные члены Совета безопасности ООН и Германия не поддержали идею США о введении санкций против Ирана?

 

- Постоянные члены Совета Безопасности, будучи странами, чрезвычайно зависимыми от Соединенных Штатов, вынуждены солидаризироваться с Соединенными Штатами. Они не могут сказать: вы что, ребята, хотите, чтобы мы против себя санкции ввели? Но они могут прикидываться "шлангами" и говорить - а в этой ситуации все шлангами прикидываются, в том числе и Россия, которая говорит, что мы исключительно за дипломатические средства. Буш тоже говорит про дипломатические средства. Но это птичий язык, люди разговаривают публично на темы, не имеющие никакого отношения к реальности, иранцы, кстати, тоже. Иранцы говорят, что они исключительно за мирный атом, а обратного доказать невозможно. Все претензии к Ирану не имеют юридического основания, они базируются лишь на заявлениях, что Иран нехорошая страна, и поэтому мы не можем позволить Ирану вести политику, которая позволяется международными соглашениями, участником которых является Иран. Иран никогда не допускал никаких нарушений. Он никогда не выходил из режимов нераспространения, никто не имеет права обвинить Иран в том, что он не допускал проверки МАГАТЭ на объекты, в том, что он скрывал какие-то вещи, в том, что он передавал какие-то технологии. И бомбы у него, безусловно, нет, все прекрасно знают, что ее нет, и обогащенного оружейного урана у него нет, оружейного плутония нет в Иране, и технологий пока таких нет. Речь идет о том, а вдруг Иран получит такие технологии, а мы этого не хотим, поэтому ребята, вот вы бы в песочек не играли, вы будете песочком нам в глаза кидать.

 

- Участники московской встречи договорились найти дипломатические рычаги, с помощью которых можно было бы заставить Тегеран выполнять свои международные обязательства. Какие это могут быть   рычаги?

 

- Теоретически не может быть никаких рычагов для того, чтобы заставить Иран выполнять обязательства, которые он на себя не брал и которых не существует в природе. Мораторий на обогащение Иран ввел в качестве жеста доброй воли. Так же, как в свое время Горбачев заявил, что он отказывается в одностороннем порядке от испытаний ядерного оружия. Нет никаких международных обязательств, это уже не просто демагогия, это дурная демагогия, демагогия - это если у демагогии есть достаточно оснований. Иранская политическая демагогия по своему международно-правовому качеству на несколько порядков выше, чем демагогия антииранская, вся, начиная от российской и кончая американской, потому что у нас цели разные. Мы-то, собственно, хорошего хотим, а те, естественно, плохого. Речь идет о том, что Иран действительно, наверное, должен стремиться к обладанию ядерным оружием как оружию сдерживания. Потому что Соединенные Штаты неоднократно угрожали нынешнему иранскому режиму различными формами свержения, начиная от внутренней дестабилизации и кончая военной интервенцией, угрожали открыто. Поэтому Иран, безусловно, заинтересован в том, чтобы иметь гарантии суверенитета. Конкретные дипломатические средства понятны - это гарантировать Ирану суверенитет в ответ на действительно реальные гарантии от создания оружия. Например, реальной гарантией был бы отказ от обогащения, предположим, в промышленных масштабах. Это обязывающие международные соглашения, это должна быть, какая-то резолюция, в которой взаимно под гарантии разных стран США отказываются от применения силы в отношении Ирана вообще, от неспровоцированного применения силы, то есть не ответного. Например, если Иран нападет на Соединенные Штаты, то здесь другое дело. Я думаю, что такой диалог ведется, он не может не вестись. Проблема ядерной программы Ирана - это легко решаемая проблема. Я не вижу заинтересованности в ее решении, в ней заинтересован был бы Иран, если бы ему что-то предлагали, а он ждет каких-то предложений не со времен Ахмадинеджада, а гораздо дольше, он долго стоял с протянутой для пожатия рукой, и эта рука   отсохла. Европейцы здесь попали как кур в ощип, они не могут противостоять Соединенным Штатам, они боятся ядерного распространения. Им этот регион очень нужен, но они его не контролируют. Они очень хотели бы, чтобы Иран вел себя прилично, чтобы все договорились между собой по-тихому. Россия   стратегически заинтересована в сохранении суверенного и сильного Ирана, и мы больше других действительно не заинтересованы в иранской бомбе. Не потому что мы боимся Ирана, а потому что это открывает дорогу к массовому ядерному вооружению в регионе, а это зона для нас опасная. Кроме того, мы очень не хотим, чтобы Соединенные Штаты имели контроль над этим регионом. В краткосрочном плане мы-то как раз от санкций против Ирана не пострадаем. Во-первых, мы не будем к ним присоединяться, в чем я абсолютно уверен. Во-вторых, у нас есть, конечно, очень масштабные программы сотрудничества с Ираном, он крупный партнер. С другой стороны, мы отыграем это на повышениях цен на нефть. Совершенно понятна позиция Китая: Китаю все равно, что там происходит, кроме одного - ему главное, чтобы нефть шла и не повышалась в цене, и поэтому Китай будет бороться против любых санкций.

 

- Считаете ли вы, что Иран создает ядерное оружие?

 

- Я допускаю, это нормально. Но я очень боюсь демонизирования ядерной иранской   бомбы - в принципе, а почему Иран не имеет права иметь ядерную бомбу, на каком основании? Индия получила, Пакистан получил. Пакистанская бомба гораздо более опасна для мира и для нас, кстати, в первую очередь, чем иранская, потому что Пакистан стоит на грани исламистского взрыва.

 

- Считаете ли вы, что Иран может воспользоваться ядерным оружием против США или других стран?

 

- Иран потенциально может воспользоваться ядерным оружием только как оружием сдерживания, оно ему, собственно, только для этого и нужно. Метать маленькие бомбы слабыми ракетами страна с устойчивым более или менее режимом, колоссальным экономическим потенциалом и огромными амбициями не будет. Вот если бы, например, президент, допустим, демократического Фруктостана завладел ядерной бомбой, можно было бы думать, что президенту Фруктостана терять вообще нечего, кроме последних бананов, и он бы метнул бомбу в вождя соседнего племени, который его достал, постоянно штурмуя столицу. Наверное, метнул бы, может быть, даже руками, ему даже не нужно никаких носителей. А Иран - это великая страна, с великой тысячелетней историей, в отличие от Соединенных Штатов, хочу заметить, очень хорошо отдающая себе отчет в своем величии и в своей истории. Довольно консервативный режим, может быть, не нравится вестернизированной интеллигенции. Иранская бомба означает арабскую бомбу, потому что постоянным и непосредственным противником иранских шиитов являются арабы-суниты, а не Соединенные Штаты и не Израиль. Вся их риторика против Израиля - это конкуренция внутри ислама, кто сильнее обзовет Израиль. Вот у вас есть соседка-идиотка, которая все время гадит в суп в большой коммунальной квартире, она кретинка, ее периодически отправляют куда-то лечиться, потом подлечивают и возвращают назад. А у вас есть конкурентные отношения, вы боретесь за коридор, за дополнительную комнату, за контроль над сортиром с крупной соседней семьей. И, естественно, в конкуренции каждый должен эту соседку гнобить как можно сильнее, потому что по ненависти к соседке определяется рейтинг участников борьбы за сортир. При чем здесь американцы, вечно они лезут в чужие дела?!

0

0