Rambler's Top100 Service

Вступление в ВТО - единственный для США инструмент воздействия на внешнюю политику России

заведующий сектором региональных аспектов военной политики США Института США и Канады
17 июля 2006
Владимир Батюк , к.и.н., директор Центра Северо-Атлантической безопасности при институте США и Канады РАН, комментирует итоги саммита G-8 и рассказывает о приоритетах во внешней политике России.

 

- Последнее заявление Дж. Буша о российской демократии показывает, что российскую демократию фактически поставили в один ряд с американской и европейскими. Так ли это на самом деле?

 

- Я думаю, что можно, конечно, и так истолковать его слова. Хотя, как мне представляется, пристальное внимание, которое уделяют США и Западная Европа демократии в России, от этого не прекратится. Там создана целая индустрия, и средства массовой информации, и общественные организации, и ряд других структур, которые так или иначе следят за тем, насколько порядки в России соответствуют демократическим стандартам и, соответственно, настраивают общественное мнение. И у себя на Западе, и здесь в России. Так что я думаю, что вряд ли Freedom House или Институт демократии, да и другие структуры на Западе после этого прекратят свой активный мониторинг ситуации в России.

 

- То есть, фактически невозможна приостановка критики российской модели демократии?

 

- Нет, это совершенно невозможно. Тем более, я думаю, итоги саммита их явно разочаровали. Они-то думали, что в ходе саммита Россия будет пригвождена к позорному столбу по вопросу демократии, а все закончилось этой знаменитой шуткой президента Путина о том, что мы, конечно, не хотели бы иметь такую демократию, как в Ираке. Ну, и хохотом почтеннейшей публики. В США рассчитывали на совершенно иной исход.

 

- Как можно отнестись к тому, что официальные представители США присутствовали на антисаммите на Крестовском острове? Почему при всей дружелюбности господина Буша на саммите, мы видим такие интересные проявления со стороны американской дипломатии?

 

- Видите ли, американская внешняя политика не зависит от тех или иных настроений президента США, при всей влиятельности главы американской исполнительной власти. Дело в том, что американская внешняя политика осуществляется в соответствии с некоторыми нормативными актами, в частности, в соответствии с директивой, принятой в марте 2006 года, стратегии национальной безопасности США. Там совершенно четко указано, что целью американской внешней политики, важнейшей целью является продвижение демократии. И здесь Джордж Буш может как угодно относиться к Владимиру Путину, это совершенно ничего не меняет. Но внешняя политика США будет строиться в соответствии с этой самой стратегией национальной безопасности США. И поэтому и в дальнейшем американские должностные лица различных рангов будут осуществлять мониторинг российской внутриполитической ситуации. И будут осуществлять достаточно активное вмешательство во внутренние дела России.

 

- В официальном документе о торговле, подписанном 16 июля, США выразили полную поддержку вступлению России в ВТО. Но на данный момент, переговоры с американским торговым представителем провалены. Так какова же позиция США по отношению к вступлению России в ВТО?

 

- Я бы так прокомментировал: у США остался единственный инструмент воздействия на внешнюю политику России. Это - переговоры о вступлении в ВТО. Больше никаких серьезных рычагов воздействия на Москву у Вашингтона нет. И упускать из вида, точнее, из рук такой рычаг был бы крайне нежелательно.

 

- То есть они будут использовать этот рычаг бесконечно долго?

 

- Они будут затягивать настолько, насколько это возможно, тем более, что приближаются выборы в конгресс. В американском конгрессе сейчас достаточно модно быть жестким по отношению к России. И поэтому многие конгрессмены постараются в ходе этой предвыборной кампании зарекомендовать себя твердыми противниками того, что они называют 'русским империализмом'. Поэтому, я думаю, по крайней мере, вплоть до итогов выборов в конгресс вряд ли будут какие-то существенные подвижки.

 

- Можно ли рассматривать связь между грузинским отзывом подписи и американской позицией?

 

- Разумеется, Тбилиси никогда бы не пошел на такие действия, не ощущая прямую или косвенную поддержку со стороны Вашингтона.

 

- Какова позиция Соединенных Штатов по отношению к расширению группы 'восьми'? Какие варианты здесь возможны?

 

- Насколько я понимаю, пока какой-то официальной точки зрения у американской стороны нет. Как, впрочем, и у других стран-членов 'восьмерки'. Но в целом идея расширения этой группы за счет подключения к ней других влиятельных членов международного сообщества, достаточно позитивная. И как мне представляется, это вполне разумная идея. В общем-то, что касается финансовой части G 8 - то уже существует 'Группа двадцати', куда входят многие влиятельные страны 'третьего' мира. Эта группа располагает собственными крупными финансовыми ресурсами. Так что фактически процесс расширения 'восьмерки' де-факто идет. И мне кажется, его вряд ли что-нибудь способно остановить.

 

- Какие из стран имеют больше шансов быть принятыми в этот влиятельный клуб?

 

- Наверное, Индия, Китай, Бразилия, ЮАР. Вот те страны, которые, вероятнее всего, присоединятся.

 

- А не угрожает ли присутствие этих стран в 'большой восьмерке' интересам Соединенных Штатов? Поскольку и Индия и Китай ведут свою собственную политику, не считаясь с мнением США.

 

- Вы совершенно правы, это очень серьезная проблема внешней политики США, как влиять на других влиятельных членов международного сообщества. Пытаясь превратить их в изгоев, или же пытаясь вовлечь их в те или иные западные структуры, которые были созданы еще в годы 'холодной войны'. И здесь, в целом, в американской внешней политике наблюдаются довольно серьезные колебания, но, в общем-то, верх берет та точка зрения, что лучше уж включить их в клуб. И включивши в клуб, требовать от них соблюдения правил клуба великих держав, нежели подвергать страны остракизму, оставлять их за бортом с самыми непредсказуемыми последствиями.

 

- Возможно ли 'перерастание' саммитов G 8 с необязательной документальной базой в нечто более серьезное, с документами, обязательными для принятия странами-членами?

 

- Этот процесс, в общем-то, идет. Достаточно вспомнить инициативу в 2002 году, которая предусматривает сотрудничество ведущих держав в нераспространении. Здесь уже созданы и приняты некоторые инициативы, обязательные для выполнения, в частности, предусматривающие выделение серьезных финансовых ресурсов на нераспространение. Тут уже созданы определенные действующие структуры, которые функционируют на постоянной основе. В частности, рабочие группы по нераспространению и некоторые другие. В общем, процесс институционализации 'восьмерки' идет.

 

- Возможно ли развитие G 8 в новый центр силы?

 

- Это не центр силы, это центр принятия решений, будем так говорить. Да, конечно, 'восьмерка' в этом смысле располагает лучшими начальными условиями. Нет никакого устава 'восьмерки' или 'семерки', нет изначально никаких обязательных правил учета мнений всех без исключения членов международного сообщества. В 'восьмерку' включены либо на постоянной, либо не на постоянной основе наиболее влиятельные члены международного сообщества. И это дает 'восьмерке' и в дальнейшем, может быть, группе пятнадцати или двадцати существенное преимущество перед ООН. В ООН сейчас входит 191 суверенное государство. Вот это обстоятельство дает 'восьмерке', конечно, немалое преимущество по сравнению с ООН. Она более компактна и лучше приспособлена для принятия каких-то решений, да и их выполнения.
0

0