Rambler's Top100 Service

Неправильная миграционная политика и коррупция во власти - две стороны одного явления

вице-президент Института национальной стратегии
12 октября 2006
Виктор Милитарев, вице-президент Института национальной стратегии, высказывает свою точку зрения на проблему миграционной политики в России.

 

- Как Вы считаете, с чем связана сложная ситуация на российских рынках? С неправильной миграционной политикой или это одна из сторон коррупции в органах власти и милиции?

 

- Вопрос так ставить нельзя, поскольку неправильная миграционная политика и коррупция в органах власти - это проявление одного и того же явления. В чем оно выражается? С одной стороны, если воспользоваться дореволюционным термином 'инородцы с юга', независимо от того, иностранцы они или граждане России и северокавказских республик, благодаря традициям, сложившимся во времена советской власти, гораздо более опытны в использовании коррупции, как механизма завоевания своих позиций. Мы хорошо помним, что Закавказье и Северный Кавказ в советские времена были специфическим коррупционным заповедником. Это одна сторона явления. С другой стороны, наше чиновничество, действительно, насквозь пронизано коррупцией. И в этом смысле вместе они образуют бинарную бомбу. То есть, пока Иван еще мучительно продумывает значение слова 'бизнес-план', Мамед, Левон или Гиви уже знают, кому проплатить, сколько проплатить и открывают свою торговлю. В этом смысле, проблема с этнической экономической преступностью связана, в первую очередь, не с этническими, а с культурно-историческими обстоятельствами.

 

- Возможно ли бороться с этим явлением и каким образом?

 

- Конечно, возможно. Необходима продуманная система контроля, система прозрачности, мобилизация жителей на местах, усиление местного самоуправления. В конечном счете, проблемы типа Кондопоги могли бы решить досрочные выборы муниципальных собраний и принятие закона 'О муниципальной милиции', когда муниципальные собрания могли бы формировать структуры охраны и правопорядка. Нынешняя ситуация с этнической преступностью на рынках связана в значительной мере с тем, что местные правоохранительные органы, местные администрации просто тотально куплены этой преступностью. Для искоренения проблемы требуются, с одной стороны, реальные репрессии, в том числе и с использованием независимых оперативных данных, а с другой стороны, необходима мобилизация общественности, местных жителей. И одновременно с этими действиями надо также поднять вопрос о правах русских в республиках Северного Кавказа. Мы же знаем ситуацию с Адыгеей, в которой 85% русских, а весь бизнес и политика захвачены этническими адыгейцами.

 

- Скажите, а Вы могли бы назвать положительные примеры действия властей на местах в плане обуздания этнических преступлений?

 

- Положительных примеров мало, но можно привести в пример город Чехов Московской области. По некоторым непроверенным слухам, в нем пришли 'к власти' представители русской преступности. И они таки остановили цыганский наркотрафик в городе. Это, может быть, выглядит цинично, но опыт является положительным, наркотиков в городе стало меньше. Есть примеры хорошей работы Совета ветеранов Афганистана, когда, благодаря возможностям этой организации иногда удавалось остановить этническую преступность. Замечательным является опыт депутата Евгения Ройзмана, который у себя на родине в Екатеринбурге борется с наркомафией. В этом смысле, я очень огорчен, что не увенчались успехом попытки бывших ДПНИ предложить свои услуги властям для создания народных дружин.

 

- Как соотносится политика наведения порядка на рынках с многочисленными утверждениями властей о том, что у нас не хватает рабочих рук и необходимо привлекать приезжих из ближнего зарубежья?

 

- Это ложь. Реально у нас не существует нехватки рабочих рук. Мы сталкиваемся, с одной стороны, с позицией местных властей и предпринимательских сообществ, которые с удовольствием работают с мигрантами, потому что им можно предложить демпинговые зарплаты и отсутствие социальной страховки. Насколько мне известно, среди московских строительных рабочих и среди московских перевозчиков, в общем-то, существует широко распространенное настроение классовой неприязни к приезжим, потому что московские строительные рабочие и водители оказались изгнанными с рынка труда. Более того, сейчас обсуждается вопрос создания их профсоюза. А с другой стороны, большая часть приезжих не гастарбайтеры. Они гасгешефтеры или мелкие предприниматели. Неужели в России дефицит предпринимательских мест в мелком бизнесе? Реально пока Иван мучительно раскачиваясь, с нежеланием, да, лучше бы я работал в НИИ, лучше бы я работал на государственные службы, ну ладно, все-таки займусь я этим бизнесом, бац, а все места уже Мамедом заняты. Тут уж точно нет дефицита, здесь просто существует очевидная ситуация, когда в больших городах невозможно открыть мелкий бизнес, потому что все места уже заняты. И в связи с этим еще более повышается коррупционный административный барьер.

 

- И, соответственно, недовольство основного населения?

 

- Да, я вообще думаю, что если бы городские советы по всей России приняли независимо друг от друга постановления о привилегиях для коренных жителей на получение муниципального жилья, и создали бы бизнес-инкубаторы, в которых коренным жителям предоставлялась бы возможность заниматься малым бизнесом, это оказалось бы самым мощным решением проблем, связанных с миграцией, причем решением политкорректным, поскольку коренной житель понятие не этническое.

Загружается, подождите...
0