Rambler's Top100 Service

Итоги выборов в Таджикистане были предрешены

адвокат, к. ю. н., член экспертного совета при комитете по международным делам Совета Федерации ФС РФ
8 ноября 2006

Сергей Мирзоев, адвокат, к.ю.н., комментирует результаты президентских выборов в Таджикистане.

 

- Сергей Бобоевич, Вы присутствовали на выборах в Таджикистане, каковы ваши впечатления?

 

- Особенностью этих выборов является их предрешенность. В ходе избирательной кампании одна из важнейших и влиятельных оппозиционных партий, Партия исламского возрождения Таджикистана, отказалась от борьбы за президентский пост. Таким образом, действующий президент Э.Рахмонов получил дополнительное преимущество, потому что реальный конкурент на политической арене отказался от претензий на власть. Надо отметить, что Партия исламского возрождения Таджикистана - это единственная на территории бывшего СССР партия религиозного свойства, она официально объявила в своих программных документах о цели построения религиозного государства. В том случае, если они придут к власти, будет сменен государственный строй, он будет основан на канонах ислама, а не на светских установлениях и институтах. Партия исламского возрождения официально имеет около 20 тысяч членов, но в действительности ее влияние нельзя переоценивать, хотя оно заметно. Шаг, связанный с отказом от участия в выборах, не был последовательным. На следующий день после подведения предварительных итогов голосования, Партия исламского возрождения сказала, что отмечает множество нарушений избирательного закона, и считает, что должны быть сначала подведены итоги наблюдателями партии, а также активистами, которые проводят собственный мониторинг.

Но результаты предварительных итогов выборов показали очень внушительное преимущество Рахмонова. 79% от числа принявших участие в голосовании избирателей, то есть 2 млн. 422 тыс. 276 человек проголосовали за действующего президента, поэтому вряд ли какая-нибудь новая информация, исходящая от этой партии, может изменить этот серьезный отрыв.

Из тех партий, которые приняли участие в выборах, ближайший соперник Рахмонова - это представитель Аграрной партии, он получил 6,2%, за него проголосовало около 189 тысяч избирателей. Приблизительно столько же голосов получили кандидаты от Коммунистической партии, около 5%, и Партии экономического развития. Такова общая картина. Партийное устройство Таджикистана очень специфично: есть одна партия, Социал-демократическая, еще ее называют партией юристов, она объединяет около 6,5 тыс. человек, и именно эта партия поставила вопрос о том, что выборы при любых обстоятельствах должны быть объявлены нелегитимными. Это заявление датируется еще августом и сентябрем, то есть задолго до дня голосования. И Социал-демократическая партия, и часть Демократической партии не приняли участие в голосовании и не выдвинули своих кандидатов. Таким образом, было пять кандидатов от партий и с большим отрывом победил Рахмонов.

 

- А с чем связан отказ от участия в выборах Социал-демократической и Демократической партий?

 

- Я думаю, что это политтехнологический шаг, он продиктован реалиями политической жизни Таджикистана. Маленькая партия, которая не имеет веса и которая в политической действительности практически никак не представлена, хотя и институционализирована (то есть существует легально, зарегистрирована и имеет сторонников).   Однако такие партии как Социал-демократическая, Демократическая, Социалистическая, Коммунистическая даже в том числе - это маленькие и едва-едва заметные на политическом горизонте партии. И поэтому выборы и итоги голосования отразили действительное соотношение политических сил в республике. Тут надо еще учесть ту самую инерционную легитимность, о которой я довольно часто говорю: Рахмонов обладает и харизмой, и так называемой инерционной легитимностью. Она возникла в связи с тем, что в 97-м году межтаджикский гражданский конфликт был прекращен мирными соглашениями между оппозицией и властями, которые представлял тогда Рахмонов, и это соглашение легитимирует лидирующее положение Рахмонова. Никто из тех, кто подписал мирное соглашение об урегулировании конфликта, не отказался от него, никто не поставил его под сомнение до настоящего времени. Оппозиция, которая настаивала на своем присутствии и на дележе портфелей в органах государственной власти, до сих пор встроена в систему государственного управления в ранге чиновников и депутатов разного уровня. Таким образом, набравшая силу легитимность Рахмонова как лидера, представляющего власть в переговорах с воинствующей оппозицией до настоящего времени, имеет импульс, которому следуют заметные фигуры и субъекты политического процесса. Надо отметить, что на этом фоне становится понятным демонстративный отказ маленьких партий от участия в политическом процессе, это можно рассматривать как стремление партий хоть как-то проявить себя, хотя итог выборов был всем заранее известен. Не потому, что кто-то будет фальсифицировать выборы, а потому что есть инерция легитимности, до настоящего времени велик авторитет Рахмонова и его харизма в народе. Насколько мне удалось ознакомиться с нынешним этапом исторического развития Таджикистана, потому что выборы прошли и они уже вошли в историю, я могу сказать, что в отдельных случаях это продиктовано национальным менталитетом, в других - рациональным подходом избирателей, и, наконец, следованию традиции. Поэтому демонстративный отказ является способом политического действия и политической позицией. Отказ трех партий от участия в выборах, а затем жесткая, резкая критика результатов голосования демонстрирует ровно ту мысль, что, дескать, мы не участвуем в выборах, мы не берем ответственность за их итоги, и мы имеем право теперь самым жестким образом критиковать власть столько лет, сколько она просуществует в лице этой персоны.

 

- А были ли замечены международными наблюдателями какие-то нарушения в ходе выборов?

 

- Нет никакой корреляции между тем, как прошли выборы, и результатами жесткой критики со стороны этих партий. Нынешние чиновники опять же в силу восточного менталитета могут так постараться и переусердствовать, когда никто их никогда и не попросил бы, это тоже традиция. Я думаю, что, может быть, и вскроются какие-нибудь случаи незаконной агитации или еще чего-то. Но чтобы эти нарушения могли быть связаны с нелегальностью, или нелегитимностью, или неправомерностью итогов голосования, это вряд ли, такого масштаба нарушений не отмечено.

 

- Спрогнозируйте, какими будут дальнейшие действия оппозиции, не согласной с результатами выборов.

 

- Это легко прогнозируется. Если мы возьмем блок оппозиционных партий светского характера, то критика будет разворачиваться на направлении нелегитимности выборов. И нелегитимность эта будет обосновываться прежде всего законотворческими огрехами, нарушениями правил юридической техники в принятии изменений и дополнений в Конституцию, нестыковкой новой редакции Конституции с законом 'О выборах президента', который должен был бы соответствовать новой Конституции, но не вполне соответствует. Это всё детали, которые будут эксплуатироваться, безусловно. Но общий итог будет, наверное, странным: дисциплина размышлений должна была бы состоять в том, чтобы тогда и говорили про нелегальность итогов голосования. Но, судя по всем высказываниям, речь будут вести о нелегитимности, то есть о несоответствии по характеру и объему полученных полномочий новым президентом тем законам республики, которые в разное время, в разном объеме действовали с 1999 по 2006 год. Там есть небольшая неразбериха в законах. Но это дело юристов во всем разбираться. И я думаю, что кусок хлеба в этом смысле они получат.

Что касается Партии исламского возрождения, это другой оппозиционный блок, и я бы не стал преувеличивать значение их критики. Она традиционно сводится к тому, что отдельные действия или отдельные направления деятельности не соответствуют представлениям о том, каким должно быть общество в Таджикистане. Этот гуманитарный пафос критики редко перерастает в системно-политический или системно-юридический аспект. Видимо, в ближайшие дни появится оценка хода голосования, процедуры подведения итогов и их формализации. Видимо, на этом поле будет разворачиваться основная критика. А деятельность президента в скором времени жесткой критике уже подвергаться не будет. Эти выборы стали знаменательны еще тем, что состоялся форменный скандал с миссией ОБСЕ. 19 участковая комиссия в 41 избирательном округе - очень важно отметить все это в жесткой конкретике - написала акт, подписанный всеми членами комиссии и заверенный печатью этой комиссии, о том, что в день голосования в некорректной форме представители миссии ОБСЕ (они, к сожалению, прямо не пишут, это дополнение устное было), потребовали список избирателей. Затем лежавшие на столе паспорта избирателей, которым выдавались бюллетени, прямо в текущий момент, они переписали, с тем, чтобы проверить, живет ли этот человек, совпадают ли его данные со списком избирателей. Это шокировало членов комиссии, потому что у них просто нет такой практики, которая, например, используется где-нибудь на Украине на выборах, когда бывают блуждающие автобусы и поезда избирателей. Люди все друг друга знают много-много лет. И невозможно себе представить избирателей, блуждающих с открепительным удостоверением. Тем более система открепительных удостоверений просто не практикуется. Поэтому наскок членов миссии ОБСЕ сначала вызвал шок, а потом даже агрессию, что вообще-то для таджиков не очень характерно. Надо как-то так себя повести, чтобы таджики смогли не просто возразить гостю в соответствии с менталитетом, но им отказались выдать список избирателей и попросили удалиться. Очень неожиданное и необычное поведение. Потом, остыв немножко, члены комиссии составили эту бумажку, копия ее попала мне в руки. Что сделали наблюдатели? Наблюдатели вышли, затем, видимо, посоветовались со своими руководителями, вернулись и принесли извинения. И попытались ситуацию вернуть в прежнее русло, когда они желанные гости. Этого у них уже не получилось. Миссию ОБСЕ, как всегда, представляла группа по демократическим институтам и правам человека. Как выяснилось, это были граждане Польши.
Загружается, подождите...
0