Rambler's Top100 Service

Главная проблема в энергосотрудничестве России и ЕС - отсутствие взаимопонимания

директор Института проблем нефти и газа РАН, академик РАН
22 Ноябрь 2006

Дмитриевский Анатолий, директор Института проблем нефти и газа РАН, академик РАН, комментирует проблематику энергетического сотрудничества России и стран Европы?

 

- Каким проблемам в энергетической сфере сейчас уделяется особое внимание в рамках сотрудничества России и Европы?

 

- Основные проблемы, которые можно было бы достаточно четко выделить, это поиски взаимопонимания. Дело в том, что Европа и Россия по-разному оценивают основной вопрос - энергетическую безопасность. Когда Европейский Союз принимал Газовую директиву в 1998 году и объявил, что при формировании свободного рынка, при либерализации газового рынка Европы, приоритет будет отдан краткосрочным контрактам, то есть спотовому рынку. Долгосрочные контракты, на базе которых развивалось сотрудничество с начала 70-х годов, то есть с 1973-го года уже поставлялся газ, строились газопроводы, а месторождения разведывались значительно раньше. И именно долгосрочные контракты обеспечивают разделение риска производителя и потребителя, потому что газ - это особый продукт: если я открываю месторождение, вкладываю деньги в бурение скважин, в строительство газопроводов, то, затратив на это не десятки, а сотни миллиардов долларов, я должен быть уверен, что мой газ купят.

Поэтому в газовой отрасли получили развитие долгосрочные контракты, и партнерами Газпрома стали крупные компании-монополисты: 'Рур-Газ', 'Газ де Франс', 'Эни' и так далее. Долгосрочные контракты обеспечивали и до сегодняшнего дня обеспечивают надежность и стабильность поставок газа. Если вы уходите на спотовый рынок, это означает, что разработчики Газовой директивы понимают газ так же, как нефть, то есть на рынки выбрасывается нефть, неизвестно, кому она принадлежит, это не важно, и идет покупка этой нефти. Цена на продукт какая складывается, такая и есть. Цена на газ привязана к цене на нефть, поэтому возникает проблема поиска цены и краткосрочного рынка. Для спотового рынка обязательно нужны биржи, чтобы определить складывающуюся на рынке цену на сырье. А долгосрочные контракты обеспечивали стабильность и надежность поставок российского газа в Европу.

После объявления в 1998-м году Газовой директивы, мы проводили по этим проблемам конференции, встречи, семинары и показали разработчикам Газовой директивы, что они заблуждаются, потому что газ является особым товаром, и что России сейчас надо развивать новые районы газодобычи и строить новые системы газопроводов. В настоящее время из Западной Сибири в Европу идут двадцать ниток газопровода, то есть сначала газ по трубам идет в Центральную Россию, а потом в Европу, диаметр трубы примерно в человеческий рост. Таким образом, осваивая новые регионы, затрачиваются гигантские средства, газовую трубу ведь не построишь 'на всякий случай'. А для России трубопроводные поставки - это пока основные поставки газа. Мы должны поставлять газ надежным покупателям. Главная проблема состоит в том, что Европа ищет надежного поставщика, а мы - надежного покупателя. И мы европейцам говорим, что рынок - это не базар, это на базар вы приходите, и если у вас урожай картофеля, то у вас стоят двадцать продавцов и Юлечка одна ходит и выбирает лучший картофель по более низкой цене. Здесь ситуация другая: если спотовый рынок, то вопросы энергетической безопасности отходят на второй план. А ведь некоторые страны Европы почти на 80% зависят от энергопоставок из стран Ближнего и Среднего Востока, а Испания - на 100%. Эта их формула '30% из одного источника' зависает, получается, что страны Восточной Европы побольше получают газа из России, а Юг Европы и другие страны становятся зависимы все больше тоже от одного поставщика.

Европа сейчас строит свою единую энергетическую политику, они всё объединили, на всё установили правила. Это, наверное, правильно. Но у Европы до сих пор не было единой энергетической политики, каждая страна строила ее по-своему, поэтому сейчас в переговорном процессе случаются неудачи. Потому что каждая страна видит свой интерес, и энергетическая безопасность для каждой страны своя: одна страна производит газ, другая его покупает, третья страна хочет диверсификацию источников энергии, а в четвертой, наоборот, большая привязка к газу происходит из-за экологической политики, потому что газ является наиболее чистым энергоносителем, и так далее.

Европейский Союз, осознав, что энергетическая безопасность имеет большое значение, в марте 2003 года принимают вторую Газовую директиву, где объявляют приоритет долгосрочным контрактам. Но время от времени, как это было 26 января этого года в Париже, под эгидой Международного энергетического агентства, Международного газового союза, Общества потребителей, комиссаров ЕС, опять собрался Газовый саммит, я был участником этого саммита от России, на котором комиссары Евросоюза говорили, что нет конкуренции, что весь газ является газом долгосрочных контрактов. Но именно они остановили развитие газового рынка, имеется в виду - не самого рынка, а газотранспортной системы. Положения Газовой директивы о свободном доступе третьих сторон, делает бессмысленными планы строительства новых газопроводов, потому что, в соответствии с либерализацией, строитель газопровода не будет его владельцем. С принятием этих положений любой потребитель может прийти, заплатить и прокачать свой газ тому покупателю, которого он нашел. Для такого способа у нас нет развитой системы газопроводов. Это в Соединенных Штатах каждому покупателю строили газопроводы и образовалась очень развитая система, здесь ситуация другая, европейцы своими действиями, своими ошибками остановили развитие газотранспортной системы.

Сегодня Европейский Союз говорит, что им нужны надежные поставки и рынок должен быть рынком покупателя. А мы на это отвечаем, что нам нужен надежный покупатель. Например, осваивая месторождение на Ямале, мы должны проанализировать, где для нас более выгодный рынок. Сегодня страны Азиатско-Тихоокеанского региона - самые бурно развивающиеся регионы мира, там все время будет потребность в наших энергоресурсах, особенно в Китае и Индии. И там газ сегодня стоит дороже, чем в Европе, поскольку туда газ поставляется в сжиженном виде, а сжиженный газ - это более дорогой газ, чем трубопроводный. В результате возникает проблема, куда выгоднее транспортировать ямальский газ, потому что на Ямале сосредоточены гигантские ресурсы, в уже открытых месторождениях 10,4 трлн. кубометров, а прогнозные ресурсы - это 50 трлн. кубометров. Если сравнить эти цифры, то, например, Норвегия считается великой газовой державой, но там всего добывается 2,9 трлн. куб. м газа. Соединенные Штаты Америки тоже сейчас испытывают трудности с газом, у них ресурсов примерно 4,5-5 трлн.куб. м. Основная проблема сейчас - это поиск путей взаимопонимания, построение энергетических стратегий, которые бы гармонично учитывали интересы друг друга. А они только высказывают требования: примите Энергетическую хартию. Наш президент сказал, что Россия выступает за основные принципы Энергетической хартии, но основные ее положения разрабатывались еще в середине 80-х годов, подписание состоялось где-то в 91-м - 92-м годах, а в 91-м году еще был Советский Союз. И тогда не было проблемы транзитных стран, потому что Казахстан, Украина, Туркменистан были союзными республиками Советского Союза, сейчас это самостоятельные страны. И что такое - отдать свои газопроводы для транзита газа из стран Центральной Азии? Это значит, что Россия превращается в транзитную страну и, поставляя газ этих стран, сама себя вытесняет с европейского рынка этими объемами газа. Рынок есть рынок, и на рынке надо действовать рыночными методами, а не газовыми директивами, или жесткими положениями Энергетической хартии, которые ущемляют интересы других стран.

 

- Какие претензии предъявляются к России в области ее энергетической политики?

 

- Это события минувшей зимы, когда Россия на три дня снизила поставки газа в Украину. Украинцы потом признались, что отбирали в связи с холодами большее количество газа, чем им положено, и в связи с этим меньшее количество газа попало в страны Западной Европы. Но это не те цифры, которые привели бы к каким-то трагическим последствиям, было небольшое уменьшение. Но это напугало Европу, и они начинают говорить: а хватит ли газовых ресурсов у России? Мы говорим, что да, хватит, Россия имеет больше 40% прогнозных ресурсов, почти четверть объема газа добывается в России и треть запасов месторождений, у нас около 50 трлн. газа в выявленных уже месторождениях. Поэтому все атаки со стороны Запада носят часто надуманный характер, психологического плана. И я просто восхищаюсь нашим президентом, который один противостоял 24-м руководителям стран в Хельсинки и выдержал их атаки, отстоял интересы России. Не можем же мы свои энергоресурсы бросить на то, чтобы себе в убыток поставлять газ в Европу, Россия и так обеспечила и экономическое, и экологическое благополучие Европы, поставляя дешевый газ с 73-го года в европейские страны. Европейский Союз начал атаку на Россию по поводу повышения цен на газ, речь шла об Украине, сейчас другие страны СНГ недовольны повышением цен. Но ведь в некоторых регионах России минувшей зимой газ стоил дороже, чем поставляемый Украине. Ну не может быть рынка и разного подхода к этому рынку, у Запада даже не двойные стандарты, а тройные: одни цены они для себя хотят, сбить цены за счет стран-производителей, другие цены для России, они хотят, чтобы мы их повысили, потому что на более дешевом газе металлурги и газохимики производят продукцию, которая более конкурентоспособна на европейском рынке по сравнению с продукцией их предприятий. И третий подход - к странам СНГ, Россия должна продавать им газ в три раза дешевле, ведь цены на газ минувшей зимой были где-то 400-450 евро за тысячу кубов, в Великобритании в ноябре они в среднем были 850 евро, а 28 ноября - 1040 фунтов стерлингов. Рынок есть рынок: если хотите, доплачивайте за этот газ, оказывайте помощь странам, которые стремятся контактировать с Евросоюзом и в НАТО вступают. Так что наш президент отстоял самое дорогое, что у нас есть, - наши энергетические ресурсы.

 

- Существует ли в обозримом будущем угроза дефицита энергоресурсов? И как сегодня решается этот вопрос в России?

 

- В России газа добывается столько, сколько его нужно. Сейчас более активно в России начинают добывать газ независимые производители, но это хорошо - мы помимо Газпрома имеем независимые газовые компании: 'Новотэк', 'Итера', 'Нордгаз', сейчас, правда в 'Нордгазе' большая доля Газпрома, но все равно эта компания развивалось как независимая; нефтяные компании, которые тоже можно считать независимыми по отношению к Газпрому поставщиками газа, они все более активно выходят на газовый рынок, у 'ЛУКОЙЛа' гигантская программа, у 'ТНК - Би-Пи', 'Роснефти', все нефтяники. Это хорошо, это диверсификация рынка, это освоение все новых и новых месторождений. Газпром только задержался с освоением Ямала, по планам Советского Союза это месторождение уже в 1997 году должно было давать газ.

Загружается, подождите...
0

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!

Warning: Unknown(): open(/dev/null/sess_85fa3706808729b6fd6c1b1d96b37dec, O_RDWR) failed: Not a directory (20) in Unknown on line 0

Warning: Unknown(): Failed to write session data (files). Please verify that the current setting of session.save_path is correct (/dev/null) in Unknown on line 0