Опасность десуверенизации России миновала

Cопредседатель Совета по национальной стратегии, д.э.н.
27 Ноябрь 2006
Иосиф Дискин, сопредседатель Совета по национальной стратегии, доктор экономических наук, профессор, комментирует статью заместителя главы администрации Президента РФ Владислава Суркова 'Национализация будущего', опубликованную в журнале 'Эксперт'.

 

- Каковы Ваши впечатления о статье, что нового появилось в идеологии 'суверенной демократии'?

 

- В идеологии 'суверенной демократии' появилось довольно много нового. Во-первых, Владислав Юрьевич Сурков впервые дал определение суверенной демократии, как ему это видится. Во-вторых, он включился в полемику относительно суверенной демократии, дал ответы на критику, в том числе, он признал, что понятие демократии всегда носит актуальный характер. Это, кстати, совпадает с тем, что я писал в своей статье в журнале 'Политический класс'. В этом смысле он включился в ведущуюся полемику, например, привел в статье перевод на русский язык определения 'суверенная демократия', которое ранее давали эксперты при обсуждении проблемы современного политического языка. Надо сказать, что сам по себе факт ведения дискуссии по столь важной проблеме вызывает положительные эмоции. В то же время не со всем в этих определениях можно согласиться.

 

- Можно ли рассматривать положения статьи Суркова о суверенной демократии как идеологическое обоснование программы преобразования в России?

 

- Во-первых, эта статья не о суверенной демократии, а в целом о путях развития России. Я бы сказал, что это не программа, а манифест. В тексте много заявлений и инвектив, но недостаточно аргументации. В связи с этим необходимо обоснование выдвинутых тезисов, продолжение дискуссии.

 

- На ваш взгляд, нужна ли нашему обществу сейчас идеология? И может ли сейчас народ, даже 'продвинутые' его слои, воспринять любую идеологию как руководство к преобразованиям?

 

- Идеология абсолютно необходима нашему обществу по очень простой причине. Что такое идеология? Это некая систематизация тех ценностей, на которых опирается общество, вся система его институтов, в том числе и государство. Речь идет не о введенной государством идеологии, запрещенной Конституцией, а о системе идей, которую восприняли бы как национальный консенсус. В мире не существует ни одного сколько-нибудь успешно функционирующего государства, где в основе его не лежала бы эксплицитная или имплицитная идеология. А теперь вопрос: что значит могут ли воспринять? Кто и как? Я хочу напомнить известную цитату Островского: 'Образованным - трагедии Озерова, простому народу - продажа сбитня'. Те группы общества, кого интересуют развернутые идеологические формулировки, то есть элитам и субэлитным группам, необходима идеология, как развернутая, аргументированная система ценностей, увязанная не только с ценностями, но и со средствами реализации. То есть, такая идеология, которая давала бы пищу для социальной рефлексии. А людям, которые не связаны с социальной рефлексией, а таких все-таки большинство, им уже нужна идеология в 'свернутом' виде, в виде слоганов, несущих те ценности, которые созвучны тем ценностям, которые являются предметом актуального переживания большинства народа. У нас не будет целостного, интегрированного общества, если не выстраивается иерархически редуцированная система ценностей. Иначе происходит вертикальная сегментация: образованные классы живут в одной стране, а необразованные - в другой. Если не существует единой, но последовательно редуцированной системы ценностей, то нет той общности, которое называется народом.

 

- В статье еще говорится о суверенитете, и что суверенитет является гражданской ценностью в России.

 

- И это правда. Это показывают все эмпирические исследования.

 

- Суверенная демократия и глобализм. Есть ли, на ваш взгляд, реальная опасность десуверенизации России?

 

- Я считаю, что опасности десуверенизации России уже нет. Именно поэтому я говорю о том, что в лозунге суверенной демократии есть некое противоречие. С одной стороны, Владислав Юрьевич соглашается с моей и не только с моей точкой зрения о том, что живая демократия всегда актуальна, т.к. она решает проблемы, стоящие перед обществом. Но, с другой стороны, настаивать на позиции суверенной демократии в настоящее время представляется несколько непоследовательным. Актуальная демократия всегда провозглашают некую самую главную задача. И в этой связи представляется спорным сегодня считать главной задачей суверенитет России. Из всех задач, которые стоят перед Россией, эта проблема в наибольшей мере решена стараниями президента Путина. Безусловно, проблема суверенной демократии была острейшей на пороге XXI века. Но Путин ее практически решил. Имеется много разных задач, в том числе и те задачи, о которых говорится в статье Суркова. Справедливость, сама демократия и так далее. Сегодня перед нашей страной стоит другая проблема, которую можно определить, как 'справедливая демократия'.

 

- В своей статье Владислав Сурков приводит приоритетные факторы, которые способны реально содействовать построению и утверждению демократии. Он называет гражданскую солидарность, творческое сословие, культуру. Вы согласны с этим?

 

- Это все очень важные и серьезные факторы, но что меня удивило - Владислав Юрьевич Сурков показал себя в этой статье в типологическом плане очень ярким либералом, для которого характерны вневременные ценности, ценности на все времена. И здесь так же, как и с суверенной демократией, нет ощущения вычленения специфики момента. Также, по-моему, не прояснена специфика модернизационных процессов в России. И в силу этого, названы те наборы ценностей, которые характерны для стран с другой моделью модернизации. Так, в начале текста было слово 'доверие', но среди приоритетов его нет. Полагаю, что восстановление доверия между обществом и государственными институтами является ключевой проблемой, без решения которой невозможно движение вперед. Без доверия все государственные и общественные институты не действуют, разваливаются, нет возможности бороться с коррупцией. С коррупцией всерьез можно бороться только тогда, когда общество нравственно отрицает коррупцию. В России коррупция во многом - ответ на фронтальное недоверие общества к государству. И в силу этого в России не верят в универсализм и эффективность действия государственных институтов и предпочитают оппортунистические решения, одним из которых является коррупция.

К сожалению, манифестационный запал текста приводит к некой огульности определений. Например, вызывает самые серьезные сомнения тезис о том, что огромные потери России в войнах могут использоваться в качестве аргумента, что в России легко мирились с этими потерями. Мне кажется, что здесь имеет место недостаток историзма, т.к. здесь больше сказывались иные факторы, прежде всего, плохая готовность вооруженных сил к ведущимся войнам. Когда были готовы, например, в конце XVIII века, Румянцев и Суворов побеждали в больших войнах с минимальными потерями.

И совсем странным смотрится тезис автора-патриота, что достижения в космосе и ракетно-ядерный щит были созданы крепостническими методами. Этот тезис, по меньшей мере, не точен и может вызвать очень эмоциональную реакцию у многих. Я понимаю, что этот тезис - лишь средство полемически усилить аргументацию, но мне представляется, что манифест развития страны не может включать столь уязвимые пассажи.

Главное противоречие статьи состоит в том, что традиционные либеральные клише не очень годятся, а в статье они все время проскакивают. И это в то время, когда сам автор осуждает либеральные мифы. Когда звучит прекрасный призыв научиться говорить 'свобода', 'демократия', 'справедливость' по-русски, это означает, что мы одновременно должны очень точно выяснить специфику российского пути развития. Возможно, я на этом зациклен и мои претензии чрезмерны. Но вот этой специфики, историзма в проникновении в поставленные проблем недостаточно. Россия очень дорого заплатила именно за отсутствие историзма в постановке и решении проблем. В статье есть замечательный пассаж о скромности. Но эта скромность должна выражаться простой вещью: в точной постановке задач, отвечающей текущей повестке дня. И эта постановка может быть нанизана только на точный, 'конкретный анализ конкретной ситуации' ('истинная душа марксизма' по определению В.И. Ленина).

 

- А у нас полностью отрицают марксизм?

 

- Да. Поэтому я и считаю, что эта работа типологически лежит в русле либерального взгляда на вещи с абсолютными вневременными ценностями. И в силу этого либерального взгляда есть непонимание проблемы вычленения исторически локализованных задач. Именно отсюда появляется уже запоздалое сохранение задачи суверенной демократии, когда она уже решена. Отсюда непрояснение специфики российской модели модернизации. А без этого мы опять оказываемся в цикле крахов очередной попытки российской модернизации. И это будет продолжаться до тех пор, пока не поставим конкретные исторически обусловленные задачи.

В заключение хочу сказать, что мне представляется крайне важным, что человек такого ранга ведет открытый диалог. Помещая эту статью в журнале 'Эксперт', Владислав Сурков, безусловно, осознает, что в науке нет царской дороги, предполагает некую полемику. Полемику не как с начальником, а как с коллегой экспертом.

Интересные факты:
Загрузка ...











Европейский форум