Rambler's Top100 Service

Туркменбаши мог позволить себе "нейтралитет"

21 Декабрь 2006

Интервью Кремлю.Орг Павла Святенкова, политолога, члена правления фонда "Институт развития".

 

- Павел Вячеславович, скажите, чего можно ожидать от   российско-туркменских взаимоотношений в ближайшем будущем?

- Думаю, эти отношения будут подвергнуты испытанию на прочность. При всех закидонах Туркменбаши он всё же продавал газ России. Теперь встанет вопрос, намерена ли Туркмения продолжить курс Туркменбаши на тотальный нейтралитет, склониться ли она на сторону Запада или, напротив, пойдёт на сближение с Россией. 

- Но у нас законтрактованы поставки из Туркмении чуть ли не на десятилетие вперед, вы думаете, у нового руководства в Туркмении появится возможность отказаться от этих контрактов? 

- У нового (равно, как впрочем и у старого) руководства Туркмении может появиться фантазия поднять цены на газ. А для этого нужна диверсификация поставок. А для диверсификации поставок необходимо найти политическую 'крышу' - небольшое государство с населением в пять миллионов человек не может действовать самостоятельно. Туркменбаши проводил политику нейтралитета - продавал газ России, но в пророссийские политические структуры не входил, пытаясь протянуть газопроводы мимо территории России (например, газопровод будет строиться в Китай). Так что я не стал бы слишком рассчитывать на надежность этих контрактов - они могут быть пересмотрены из-за изменения политической конъюнктуры.

- Что вы можете сказать насчет нового расклада в вопросе национальной политики в Туркмении? Может ли Россия после смерти Ниязова как-то повлиять на политику в отношении русских, проживающих в Туркмении? 

- Россия пока предпочитала менять свои национальные интересы (а защита русских относится к числу таковых) на газ. Это близорукая политика, поскольку мы таким путём и своих сдадим и газа не получим. Для Туркмении эта политика также разрушительна. Ибо непонятно, кто придёт на смену русским - своего образованного класса у Туркмении нет, а западные вузы вряд ли подготовят достаточное число специалистов. Россия должно использовать русских не как разменную карту, а как свою опору в регионе.  

- Когда в СССР умер Сталин, вся страна плакала - кто от горя, кто от радости, но в стране витало ощущение грядущих перемен. Как по вашему, в Туркмении новый лидер станет туркменским Хрущевым или туркменским Брежневым?  

- Когда умирает тоталитарный диктатор, процессы развиваются схожим образом, вне зависимости от страны. Возникают три партии: партия консерваторов, считающая, что не надо ничего менять, партия реформаторов и партия умеренных (тех, кто хотят всё поменять, ничего не меняя). К власти на первых порах приходят умеренные (вроде нашего Маленкова или китайского Хуа Гофена), а потом их сменяют реформаторы. Вопрос только в том, в каком направлении двинуться туркменские реформы. Как сообщается, конституционный наследник Ниязова Атаев уже отстранен советом безопасности и против него возбудили уголовное дело (прямой аналог дела Берии или банды четырёх?). К власти пришел пока вице-премьер Бердымухаммедов, который выглядит переходной фигурой.

Вопрос заключается в том, куда пойдут реформы. Реформы назрели в том смысле, что политическая элита республики устала бояться закидонов властителя и, очевидно, предпочтёт какой-то более стабильный, авторитарный, но не тоталитарный режим. Не будем забывать также, что Туркмения - сырьевое государство, а сырьевые государства тяготеют к авторитарным моделям правления. Думаю, что Туркмения по итогам постниязовского кризиса спрогрессирует к той или иной модели светского авторитаризма, например по сирийскому или даже казахскому образцу. Главный вопрос здесь - кто будет покровителем нового правительства?

Ниязов мог позволить себе 'нейтралитет', опираясь на созданную им же тоталитарную модель и договорённость с Россией по газу. Вопрос, однако, заключается в том, удастся ли новому руководству этот нейтралитет удержать. Для России было бы желательно, если бы Туркменистан вошёл в пророссийские политические и экономические структуры, вроде ЕврАзЭС или договор о коллективной безопасности. Тогда мы смогли бы контролировать Туркмению с её ресурсами, а туркменское правительство - спокойно править, опираясь на сильного союзника.

Другое дело, что нам могут не дать реализовать этот вариант конкуренты. В любом случае, при ловкой политике для России смерть Туркменбаши может обернуться не поражением, а шансом.

Загружается, подождите...
0

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!