Перспективы Рамзана Кадырова

Сергей Арутюнов
Заведующий сектором народов Кавказа Института этнологии и антропологии РАН
16 Февраль 2007

Сергей Арутюнов, заведующий сектором народов Кавказа Института этнологии и антропологии РАН, член-корреспондент РАН.

 

- Как Вы можете прокомментировать перестановки в Чечне?

 

- С самого начала, когда президентом был избран Алханов, было абсолютно ясно, что Рамзан Кадыров и Алу Алханов - люди разные, представляют разные силы, которые по идее должны поддерживать правопорядок в Чечне. У каждого из них был свой взгляд на решение проблемы безопасности республики. Кроме того, каждый из них опирался на свои вооруженные контингенты. Поэтому вопрос о том, чья сторона возобладает в этом соперничестве двух политиков занимал многих как в Чечне, так и в Москве. Эта ситуация продолжалось достаточно долго, но, в конце концов, разрешилось тем, что взяла верх сторона Рамзана Кадырова.

 

- Как, на ваш взгляд, изменится в результате этих перестановок ситуация в Чечне?

 

- Трудно на этот вопрос ответить однозначно. Дело в том, что способностей у Рамзана Кадырова достаточно. Не боги горшки обжигают. Важно то, хватит ли у него политической воли погасить, прекратить все проявления беспредела, добиться полной дисциплины среди тех вооруженных сил, вооруженных людей, которые ему подчинены. Вот если он сумеет это сделать, тогда определенная стабилизация, конечно, будет. Вообще-то говоря, война в Чечне пока не прекращается. Неважно, какой будет режим у власти, всегда найдутся люди, которые будут недовольны этим режимом. Стабилизация в Чечне наступит тогда, когда самим людям это надоест, когда они поймут, что мирная жизнь лучше любого противостояния. Но для этого нужно, чтобы были хорошие возможности для налаживания мирной жизни. Пока в республике сохраняется безработица, ведь каждый год вступает в возраст зрелости все больше молодых людей, не имеющих достойной работы, какого-то минимального образования, чтобы эту работу квалифицированно исполнять, и которым не привито сознание, что нужно выполнять какую-то работу. Эти ребята всегда будут 'сырьем' для любой злонамеренной силы, для любых актов насилия.

 

- Очень много в средствах массовой информации рассказывается о больших достижениях в восстановлении экономики Чеченской Республики. Как на самом деле обстоят дела?

 

- Насколько я понимаю, сейчас там ситуация лучше, чем она была когда-либо, начиная с коллапса Советского Союза. При Дудаеве было плохо, и при Масхадове было плохо. Ахмад Хаджи Кадыров, отец Рамзана, начал работу по восстановлению Чечни, но его убили, и он мало что успел. Рамзана, конечно, не стоит идеализировать, и говорить о том, что в республике все идет превосходно, но, несомненно, он очень много делает в этом плане. Конечно, там продолжается и воровство, и произвол, но, тем не менее, позитивные моменты отчетливо видны: строится жилье, открываются школы, налаживается жизнь. Безусловно, прогресс есть.

 

- Есть ли сейчас в Чечне среди боевиков наемники из других стран?

 

- Я бы не называл таких людей 'наемниками', это, скорее, авантюристы, которые прибывают из-за границы для выполнения каких-то своих целей. Вряд ли они сейчас приезжают в Чечню для того, чтобы заработать существенные деньги. Как правило, они воюют либо из идейных соображений, либо просто потому, что это люди так воспитаны - в атмосфере военных авантюр они себя чувствуют весьма комфортно. Это их жизнь. А найти исполнителей, найти мальчишек, которые будут выполнять их поручения, несложно.

 

- Существует ли сейчас в Чечне проблема с радикальными исламистами?

 

- Исламские фундаменталисты извращают заповеди Корана, точно также как фанатики-католики средневековья извращали заповеди Иисуса Христа. Люди, которые утверждают, что только они - истинные мусульмане, на самом деле являются лже-мусульманами. Это вам подтвердит каждый муфтий, нормальный, законный, богобоязненный муфтий. Насколько они сильны? Без постоянной подпитки извне исламские фундаменталисты на Северном Кавказе сильными быть не могут, потому что тот лже-ислам, который они проповедуют, находится в противоречии с традиционным, подлинным исламом, который существовал здесь всегда. В Чечне, как и в большинстве республик Северного Кавказа, ислам распространен в тарикатистской форме. Тарикаты отрицают авторитет шейхов, вирдов, а также авторитет послушнических орденов. Чеченцы привыкли жить в уважении к тем порядкам, которые существуют именно в тарикатском исламе. Как раз носителем идей тарикатского ислама был Ахмад-Хаджи Кадыров. Я полагаю, что и Рамзан, его сын, тоже является его сторонником, может быть, он не настолько зрел, чтобы быть наставником, руководителем в религиозных вопросах, но, во всяком случае, он является последователем именно этого направления в исламе. 'Савафиты' или так называемые 'вахабиты', которые все это отрицают, являются злейшими их врагами.

 

- Какова Ваша оценка, как специалиста по Кавказу, политики, которая проводится руководством Российской Федерации, президентом Путиным в отношении Чечни и Северного Кавказа?

 

- Политика, которая проводится сейчас руководством страны, в основе своей правильная. Это, прежде всего, политика лояльности к исламу, до тех пор, пока ислам и исламское духовенство, и все мусульмане лояльны по отношению к государственной власти. Такой ислам приветствуется, такой ислам поддерживается, такой ислам имеет полное право на существование. Но наряду с этим, что совершенно правильно, ведется борьба с нетерпимо радикальным лже-исламом. Потому что если ислам нетерпим, если он радикален, то это не ислам, потому что в Коране четко сказано: нет принуждения в религии. Это одна из основных строк Корана, которая была высказана пророком Мухамедом. Ислам и мусульманин имеет право бороться, имеет право отвечать насилием на насилие, но он не должен прибегать к насилию.

Однако, на местах эта политика лояльности к исламу искажается. Местные власти, конкретные милиционеры, как правило, низового уровня, иногда считают, что вообще всякий ислам, любое открытое исповедование этой религии, следование в быту религиозным нормам, является чуть ли не преступлением. Мы сталкивались с этим, например, в Адыгее, в Кабарде, и в других местах. В Дагестане, правда, этого нет. Такие случаи преследования мусульман, конечно, возмутительны, и можно упрекнуть центральную власть в том, что она недостаточно решительно такие попытки пресекает.

 

Интересные факты:
Загрузка ...









Европейский форум