Rambler's Top100 Service

"Трудности перевода"

главный редактор журнала "Современная Европа",руководитель Центра украинских исследований Института Европы РАН
22 Июнь 2007

Виктор Мироненко, историк, ведущий научный сотрудник Института Европы РАН, руководитель Центра 'ЕС - Восточная Европа'.

 

- В чем сейчас испытывает трудности Евросоюз?

 

- Учитывая принцип единогласного принятия решений в Европейском союзе, после голосования во Франции и в Голландии процесс формирования правовых структур, конституции Евросоюза остановился. Сейчас совершенно очевидно желание лидеров, в частности, Саркази и Меркель, дать этому процессу новый импульс. Тем более, что Германия во время своего председательства в ЕС большую ставку сделала на процесс европейской интеграции. Основная трудность здесь связана с увеличением числа членов Европейского союза. В Евросоюз вступили новые государства, тем более, такие крупные как Польша, с очень сложной судьбой и с достаточно сложной и национальной психологией. И сейчас им предстоит преодолеть эту трудность. Новые члены ЕС, и Польша, прежде всего, высказывают свое неудовлетворение предлагаемым вариантом голосования, то есть решения политических вопросов в ЕС. Они считают, что права Польши, крупнейшей европейской страны, ущемляются. Для того, чтобы решить этот вопрос, придумали просто записать оговорки, касающиеся Польши и Чехии, в самом документе, и дать ему название не конституции, а договора. Буквально вчера появились сообщения о том, что министр иностранных дел Польши позитивно прокомментировал это предложение. Я думаю, что в конечном счете поляки не захотят оставаться в одиночестве, и им придется соглашаться на какое-то решение. Конечно, будет идти торговля, что-то они себе выторгуют, но согласятся, и этот процесс возобновиться. Это хорошо для всех: и для Евросоюза, и для новых членов, да и для нас.

 

- А как бы Вы охарактеризовали сегодняшние отношения России с Евросоюзом?

 

- У России особые отношения с Евросоюзом. Как известно, мы не вошли в их политику соседства. Россия в отношениях с Европейским союзом, как и с Соединенными Штатами, даже при всей очевидной разнице экономического и политического потенциала, никогда не соглашалась на неравноправие в отношениях. Поэтому Россия, по крайней мере, на вербальном уровне, на уровне деклараций, политических заявлений, которые я абсолютно разделяю, настаивает только на том, что мы не младший партнер и не ведомый, мы - равный партнер, который понимает экономическую, политическую взаимозависимость и готов вести разговор на эту тему. Россия никогда не отказывалась говорить о принципах, о ценностях, но она всегда отказывалась принимать эти ценности в редакции какой-то одной из сторон. Россия - это великое государство, крупный геополитический игрок, и она никогда не признает за кем-то права диктовать свою трактовку этих ценностей, тем более, что нередко за этим скрываются чисто материальные или политические интересы.

Самарский саммит закончился практически без документов, без принятых решений. Хорошо еще, что там все не обострилось до предела, и что диалог продолжается. Но перспективы заключения большого соглашения, срок которого истекает в конце этого года, остались пока достаточно туманными. Но это не так страшно, потому что если ни одна из двух сторон не заявит о своем желании выйти из этого соглашения, то он будет пролонгирован. А пока нужно обсуждать параметры, масштабы, нужно находить правильную тональность в диалоге России с Евросоюзом, Евросоюза с Россией. Это непросто.

Тональность диктуется политическими и экономическими реальностями. Например, совершенно невозможно представить ситуацию вступления России в Евросоюз, она чем-то напоминает сказку про теремок, когда в этот теремок по очереди забирались мышка-норушка, зайчик, лисичка, а потом туда залез мишка, и теремок развалился. Если разговор о каком-то слиянии вести нельзя, то возможно только понимание взаимозависимости друг от друга и уважительное отношение. Надо учиться жить рядом.

 

- Какие вопросы в отношениях России и Евросоюза вызывают разногласия?

 

- Одна из больших проблем - это конкуренция на постсоветском пространстве. Для России это сфера ее жизненных интересов, а Европейский союз явно не склонен признавать за Россией какие-то эксклюзивные права на этом пространстве.

Еще одно разногласие связано с разным пониманием экономической интеграции. В основном, Россия важна для Европейского союза в связи с поставками энергоносителей. И в России компании, которые осуществляют поставку энергоносителей, это большие государственные компании, такие как Газпром. А такие компании имеют двойственную природу. С одной стороны, они выполняют большую политическую функцию, но с другой стороны, они работают на коммерческих принципах, как компании, которые заинтересованы в получении прибыли. Прибыльность операций по дистрибуции газа прямо потребителю гораздо более выгодна. Поэтому Газпром постоянно стремится иметь доступ к рынкам Европейского союза, чтобы там конкурировать с местными компаниями, и правительство России его поддерживает в этом. Но Европейский союз на это не идет под понятным предлогом. Они считают, что поскольку это все-таки крупнейшие государственные компании-монополисты, они могут выступать как политический инструмент. По факту, это действительно так.

Еще можно назвать проблему с радарами и ракетами перехватчиками, подброшенную нам нашими американскими друзьями.

При том, что Россия крепнет экономически, пока что она экономически карлик по сравнению с Европейским союзом. Промышленность там намного более мощная. С другой стороны, Россия - очень крупная страна, от которой многое зависит в этом мире, и политически с ней нельзя не считаться.

С третьей стороны, есть ряд государств, бывших союзных республик на постсоветском пространстве, которые как бы ведут независимую политику и заявили о своих евроинтеграционных намерениях и даже о намерениях вступления в НАТО. Это еще одна реальная проблема.

Формально Польша является на сегодняшний день препятствием для начала разработки нового соглашения между Россией и ЕС, и ЕС не может сформировать мандат без согласия Польши. Но не стоит это драматизировать. Евросоюз очень дорожит своей солидарностью. Для них это был принципиальный вопрос, потому что раздавались голоса о том, что Россия пытается вбить клин между членами Евросоюза, пытается поссорить их между собой, пытается работать на двустороннем уровне. Но я думаю, что члены Евросоюза продемонстрировали свою солидарность на саммите в Самаре. И если сейчас все-таки у них начнется нормальный процесс достраивания всего того, что они строили, то это будет оздоравливающим образом сказываться и на отношениях с Россией. А пока мы можем спокойно трудиться в четырех пространствах. И мне кажется, что спешка здесь не нужна.

 

Беседовала Юлия Дмитриенко

Загружается, подождите...
0

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!