Rambler's Top100 Service

"Формула мира"

Сайфулла Сафаров
Заместитель директора Центра стратегических исследований при президенте Республики Таджикистан
28 июня 2007
Сайфулла Сафаров, заместитель директора Центра стратегических исследований при президенте Республики Таджикистан

 

- Какова роль российских и узбекских миротворцев в решении конфликта в Таджикистане десять лет назад?

 

- Вмешательство российских и узбекских миротворцев оказалось очень важным компонентом, возможно, даже решающим фактором в урегулировании конфликта в нашей стране десять лет назад. Кроме этих двух стран большой вклад внесли такие страны как Соединенные Штаты Америки, Иран, Казахстан. Узбекистан - это наш ближайший сосед, а Россия - наш стратегический партнер, старший брат. Сейчас мы уже не говорим так, но тогда Россия помогала Таджикистану именно как старший брат. Россияне оказывали нам не только финансовую и техническую помощь, но поддержали нас политически. При содействии Российской Федерации начались переговоры об урегулировании конфликта, и 27 июня 1997 года мирные переговоры закончились подписанием Соглашения 'Об установлении мира и национального согласия между правительством Таджикистана и Объединенной таджикской оппозицией'. Наш президент тогда сказал замечательную вещь, что в истории каждого народа есть даты, которые означают начало нового этапа в его развитии, показывают, что его ожидает в дальнейшем. Именно такой датой для таджикского народа является 27 июня 1997 года. Вчера в своем выступлении перед общественностью президент Таджикистана Эмомали Шарипович Рахмонов еще более точно определил значение подписания мирного договора десять лет назад. Он сказал, что Общее соглашение об установлении мира и национального согласия в Таджикистане имеет значение не меньшее, или ровно такое, как Декларация о суверенитете нашего государства. Потому что установление мира в Таджикистане способствовало созданию благоприятного имиджа нашей стране, укреплению международного авторитета.

После установления мира Республика начала выходить из геополитического тупика, быстрыми темпами развивается экономика, успешно решаются многие социальные, культурные и политические проблемы. За эти годы мы изменили некоторые статьи Конституции Таджикистане. В частности, было разрешена на территории нашей страны деятельность религиозных исламских партий. Это первый прецедент такого рода среди стран СНГ. В настоящее время два члена Исламской партии Возрождения являются депутатами парламента Республики Таджикистан.

В целом, соглашение 1997 года было очень важным, я бы даже назвал его судьбоносным. Тогда, десять лет назад, президент Рахмонов и руководитель ОТО, председатель Исламской партии Возрождения, Саид Абдулла Нури договорились, что с подписанием этого соглашения начинается новый этап выполнения договоренностей. Хочу пояснить, что Общее соглашение о мире, это не один документ, или ряд документов, это целый пакет соглашений. Все документы были взаимоувязаны и должны были выполняться в обязательном порядке. Только такое отношение к соглашению могло положить конец братоубийственной войне. Подписанные документы регулировали военную амнистию в стране, способствовали возвращению беженцев к родным очагам, создавали условия для демократического развития общества, то есть проведение свободных выборов, восстановление экономики страны.

Главными национальными приоритетами для Таджикистана стали мир и национальное единство всех граждан страны, независимо от их национальности, политической ориентации, вероисповедания и региональной принадлежности. И все это мы, конечно, реализовали. Мы реинтегрировали в правительственные Вооруженные силы страны, в силовые структуры около 7 тысяч боевиков оппозиции. Мы вернули наших граждан, которые были вынуждены бежать от военных действий, на Родину. Около 60 тысяч наших граждан вернулось из Афганистана, 7 тысяч человек из Ирана, и сотни тысяч беженцев из других стран, в том числе из России и Узбекистана, Казахстана, Киргизии. Они вернулись к себе домой. Кроме того, сотни тысяч человек, вынужденных переселенцев, перемещенных лиц внутри самой республики вернулись в свои дома.

Вчера президент сказал, что за десять лет было проведено 11 акций амнистий, в результате которых из тюрем освобождены 60 тысяч человек. Это новые данные. К десятой годовщине подписания Соглашения о мире из женских тюрем было освобождено более 290 женщин сразу, и сейчас в тюремном заключении осталось только 70 женщин. Кроме того, было освобождено в рамках амнистии около шести тысяч человек, это участники войны, воины-интернационалисты, пожилые люди, молодежь.

После подписания Соглашения о мире в Таджикистане была образована комиссия по национальному примирению. Эта комиссия работала два года, были подготовлены дополнения и изменения к действующей Конституции, которые разрешили легализацию религиозных политических партий. И это было первым шагом, очень смелым, по достижению компромисса между светской властью и религиозными политическими силами, то есть исламистами. Многие выступали против такого решения, нашего президента часто критиковали и внутри страны и за ее пределами, в частности, в Узбекистане, Казахстане, в России. Но наш президент пошел на это для достижения национального согласия. Эти шаги нашего руководства, их результаты сейчас рассматриваются как уникальный опыт урегулирования проблем во имя мира, стабильности, национального согласия.

На вчерашней встрече Президента Таджикистана с общественностью страны вспомнили также о так называемой 'формуле мира'. По мирному соглашению предполагалось, что в парламенте и в исполнительной власти страны должно быть соотношение политических сил: 70% мандатов было у руководства страны, а 30% мест выделялось Объединенной таджикской оппозиции. Такое соотношение сил соблюдалось на всех уровнях, в том числе на уровне министров и членов правительства. И в течение двух лет разделение на правительственные силы и оппозицию соблюдалось. Но после выборов 2000 года, после того, как коммунисты и Исламская партия Возрождения вошли в парламент, у нас было сформировано Единое национальное правительство. То есть, заканчивалось квотирование мест для Объединенной таджикской оппозиции. И некоторые до сих пор не понимают, почему сняты квоты для оппозиции. Эти вопросы часто задают представители международных организаций. Мы объясняем им, что после выборов 2000 года лимит оппозиции был исчерпан. Мы стали единым национальным государством. Мы не считали больше ОТО оппозиционерами, они стали нашими партнерами, с ними была разделена гражданская власть в стране. Они сейчас организовали самостоятельные политические партии, создали очень много неправительственных организаций. То есть, им удалось интегрироваться в гражданское общество.

 

- Как жители вашей страны, эксперты, политологи прогнозируют перспективы развития Таджикистана?

 

- Нужно понимать, что Таджикистан переживает сейчас постконфликтный период, который имеет определенные проблемы и сложности. Все проблемы сразу решить невозможно. У нас те же трудности, что есть в большинстве стран постсоветского пространства. Но мирное соглашение 1997 года позволило нам сохранить целостность и суверенитет Таджикистана, мы преодолели угрозу экстремизма, восстановили национальное согласие, создали предпосылки для устойчивой внутренней и внешней политики. В последние годы наша внешняя политика остается стабильной и взвешенной. Какие бы изменения не происходили, например, в Узбекистане, в России, мы не меняли нашу политику в отношении этих стран. Мы были стратегическим партнером России с самого начала, и до сегодняшнего дня руководство и народ Таджикистана считает Россию самым главным партнером и защитником. В Интернете пишут всякую чепуху, что Рахмонов якобы начинает проводить новую политику в отношении России и так далее. Я работаю уже 15 лет с Рахмоновым, я его хорошо знаю, и нашу политику знаю, она у нас очень четкая, устойчивая, активная.

Благодаря политической стабильности у нас наблюдается значительный экономический рост. Мы выходим из геополитического тупика, мы проложили дорогу к сотрудничеству в сторону Китая и Афганистана. Мы идем туда, потому что Таджикистан решил для себя самое главное: он нашел настоящего национального, государственного лидера. Рахмонова признает все таджикское общество, его признает оппозиция. Это очень важно для стабильности и процветания нашего государства.

 

- Насколько западные страны участвуют во внешней и внутренней политике Таджикистана? Я имею в виду Соединенные Штаты Америки, другие страны, насколько активно они действуют в вашей стране через неправительственные и правительственные организации?

 

- Посольство Соединенных Штатов Америки очень активно работает в Таджикистане. Есть и неправительственные организации, которые действуют в нашей стране на деньги США. Но это не значит, что они делают погоду в Таджикистане. Это я говорю четко и однозначно. Я знаю их всех, потому что был в 1995-1998 годы старшим советником президента по общественным организациям. И со всеми представителями международных организаций продолжаю поддерживать связь и сегодня. Ответственно заявляю, что эти организации в нашей стране погоду не делают.

 

- А насколько активно Россия действует в Таджикистане?

 

- В Таджикистане очень хорошо относятся к России, и когда начинает уменьшаться ее влияние в нашей стране, мы всегда это замечаем и критикуем за снижение активности. Сейчас Россия находится на подъёме, она исправила многие свои ошибки и сейчас делает очень много полезных и эффективных шагов в нашем регионе. Влияние России в последнее время значительно усилилось. Она оказывает помощь Таджикистану в части строительства, в области культуры. У нас в стране работает Таджикско-российско-славянский университет, где являюсь преподавателем. Я преподаю внешнюю политику Таджикистана. Я очень хорошо изнутри знаю ситуацию. В этом году в распоряжение нашего университета передали школу, чтобы в университет приходили уже подготовленные студенты. В Душанбе работает также Российский гуманитарный университет, есть много филиалов российских вузов.

Я считаю, что между Таджикистаном и Россией начинается новый этап развития межгосударственных отношений. До этого отношения наших стран касались каких-то отдельных областей. Сначала мы активно взаимодействовали в военно-технической области, потом занимались только культурным сотрудничеством, был период создания совместных предприятий. Сейчас начинается новый этап, который я бы назвал этапом развития комплексных отношений между Таджикистаном и Россией.

Загружается, подождите...
0