Rambler's Top100 Service

На Кубе можно выжить только на нелегальный заработок

Виолетта Щербина
член Координационного совета соотечественников на Кубе
17 июля 2007

- Вы являетесь членом Координационного совета соотечественников на Кубе. Расскажите подробнее об организации.

 

- Координационный совет был образован в марте 2007 года. Наша организация своеобразная. Дело в том, что в отличие от других стран, у нас была только одна волна эмиграции, которая началась после Кубинской революции в 59-м году, а с перестройкой в России она закончилась. Основной контингент нашей эмиграции - это женщины, которые вышли замуж за кубинцев и уехали на постоянное место жительства. Мужчины, которые входят в нашу организацию - это наши дети и внуки, то есть второе, третье поколение. Это накладывает определенный отпечаток на работу наших землячеств. Наши дети очень активны и заинтересованы в работе. На Кубу из СССР ехали не по политическим, а по романтическим соображениям. К сожалению, многие браки не сохранились из-за серьезных отличий в менталитете, а после распада СССР и по политическим соображениям. Кроме того, на Кубе очень легко расторгнуть брак, поэтому институт семьи нестабилен.

 

- А как в целом складывалась профессиональная судьба русских эмигранток из России на Кубе?

 

- В 70-80-е годы кубинцы очень лояльно к нам относились, тогда Советский Союз был для Кубы и мамой, и папой, и нянькой. В стране признавались советские дипломы и, зная язык, наши женщины устраивались очень хорошо. Многие преподавали русский язык в школах, хотя и не являлись профессиональными преподавателями языка. Русский язык был основным иностранным языком в школах Кубы. В те годы на Кубу шли огромные поставки по линии СЭВ и снабжение было даже лучше, чем в СССР. Все основные газеты и журналы появлялись в киосках уже через неделю после выхода в СССР. Существовал договор между Советским Союзом и Кубой, по которому наши соотечественники раз в три года могли оплатить авиационный билет в местной валюте туда и обратно, и приехать на Родину. Это было вполне доступно, причем это право имели и наши дети, и мужья.

После 91-го года ситуация резко изменилась. Началось давление на русских, особенно в провинциях, имели место провокационные выпады. Многих кубинцев, особенно военных и работников силовых структур ставили перед выбором: или жена, или Родина. Ситуация была очень тяжелая.

 

- Проблема была в том, что Куба не признала перемен, которые происходили в России?

 

- Да, кубинское руководство не хотело признавать перемен, и считало СССР виновником поражения социализма. Прекратились поставки литературы, мы оказались в информационной изоляции. Единственно доступной информацией стали телевизионные сюжеты, в которых ситуация в России была представлена удручающе - полный развал, беспризорники, бомжи на улицах, грязь. Это серьезно отразилось на общественном мнении кубинцев. Русским трудно стало жить, были стычки и в очередях, и просто на улице.

 

- Что такое социализм на Кубе сегодня?

 

- Сегодняшний социализм на Кубе - это наш старый, немного подзабытый Советский Союз, но со своими национальными особенностями. Существуют две валюты, местные кубинские песо и конвертируемые песо, которые нигде не обмениваются. Они приравнены к доллару, и есть специальные магазины, где продают товары на эту конвертируемую валюту. Курс примерно 1 к 25, соответственно, очень высокие цены. А зарплата низкая и выплачивается в кубинских песо. Правда, последние два года провели индексацию, и чуть-чуть повысили зарплаты, но и траты стали гораздо больше.

Ещё на Кубе идет энергетическая революция. Стараются заменить все энергоносители более экономными. Эту кампанию проводят социальные работники, молодые ребята, которых специально обучили, чтобы помогать людям с какими-либо социальными проблемами. Их часто используют как рабочую силу для широких кампаний. У них очень высокие зарплаты, продуктовые пакеты, плюс льготы на транспорт, проживание, все это за государственный счет. Они считаются элитой. Ещё функционирует такой институт, как 'комитеты защиты революции'. Это общественная организация, она существует независимо, как совет проживающих в доме. Комитеты организуют дежурства, всякого рода акции. В процессе борьбы за экономию энергии к председателю комитета приходят социальные работники, а председатель организует жильцов дома. Создается комиссия, которая идет по квартирам, выкручивает лампочки, а в обмен на каждую лампочку накаливания выдают лампочку неоновую. Это бесплатно, но под строгим учетом. Когда обменивают технику (в основном для кухни), выписывают чек, который надо оплатить либо в банке, либо в магазине, где выдают продукты по карточкам.

 

- Продолжает существовать карточная система?

 

- Да, выдаются карточки на основные продукты питания: рис, сахар, соль, жиры, фасоль. По карточкам они стоят копейки, однако количество продуктов ограничено. На человека дают 5 фунтов риса месяц, это 2,5 кг. Остальное можно купить за свои деньги на рынке или в магазинах параллельной торговли, но это будет стоить раз в 40-50 дороже. Раньше на продукты, которые выдавали по карточкам, можно было жить, но сейчас обязательно нужно докупать.

 

- То есть остаются категории населения, которые в принципе не могут покупать продукты в обычном магазине, на рынке и так далее?

 

- В целом по стране процент такого населения высок. Но люди стараются выжить всеми силами. На одну зарплату на Кубе нереально существовать. Средства на жизнь добываются, в основном, нелегально.

Есть категория граждан, которые имеют родственников за границей и получают оттуда дотации, экономическую помощь. Очень много кубинцев живет в Соединенных Штатах, в Европе. Очень тяжело в этом смысле военным и людям, работающим в структуре Министерства внутренних дел, в различных специфических силовых структурах. Они не имеют права поддерживать связь с родственниками за границей. Причем это касается родственников не только в Соединенных Штатах, но и в любой другой стране.

Многие кубинцы выращивают домашних животных, свиней, кур. За счет этого живет в основном сельское население, которое продает свои продукты в городе. Но сельскохозяйственные рынки начали открываться только в 94-95-м году, а до этого их просто не существовало.

 

- Это была 'система продразверстки', то есть забиралась вся продукция, которая производилась сельским населением?

 

- Приобрести что-нибудь у крестьянина было очень трудно. В стране с 92-го по 95-й год был настоящий голод. Тогда открыли эти рынки. И тогда же, в 94-м году, разрешили циркуляцию иностранной валюты, открылись магазины, их называют на Кубе 'шопинг', с иностранными товарами. Вначале отовариваться там могла очень небольшая часть населения, но многие товары, ту же зубную пасту, можно купить только там. Люди приспособились.

 

- Какие у Кубы перспективы дальнейшего развития? Я имею в виду экономику, политику, взаимодействие с другими странами.

 

- Сейчас Куба старается как-то решить экономические проблемы. Активно ведутся переговоры с Венесуэлой, которая тоже начала строить социализм. Налаживаются контакты по поставкам товаров из Китая. Но с Кубой очень трудно сотрудничать, потому что условия инвестиционных программ слишком жесткие для инвесторов. Иностранному инвестору предоставляется список требований, список фирм, куда он что-то может вложить. Самостоятельно организовать деятельность практически невозможно. Инвестор в свою очередь должен предоставить деньги, технологию ноу-хау, рынок, сырье. То есть практически все. А прибыль распределяется таким способом: 51% - это Куба, 49% - это инвестор. С Кубой, в принципе, можно вести дела, но Куба гораздо легче продает, чем покупает. И на Кубе есть что купить, и заинтересовать инвесторов можно. Но условия сотрудничества создают серьезные проблемы.

На Кубе действительно хорошо развита медицина. В стране прекрасная, хорошо налаженная структура здравоохранения, великолепные врачи. Можно вкладывать деньги в медицинский туризм и это будет очень выгодно. Кубинские медики проводят любые операции и хорошо отлажена реабилитационная составляющая, а стоимость медицинских услуг на два порядка ниже, чем в других странах.

 

- Почему возникла необходимость создания вашей организации, с чем это связано и какие у неё перспективы?

 

- За все время существования русскоязычной диаспоры мы не интересовали Россию, нас даже считали в некотором смысле предателями Родины, и отношение было соответствующее. Консульские работники ограничивались просто выдачей документов. Но в последнее время наметились позитивные изменения, связанные с политикой российского государства на усиление связей с соотечественниками. Такие процессы проходят во многих странах. Куба находится немного на отшибе, и информация доходит до нас в ограниченных объемах. Первая страновая конференция была проведена в конце марта в Гаване. Собрались делегаты от провинций, от землячеств. Был избран Координационный совет. К сожалению, мы пока не признаны кубинским государством, и у нас нет возможности официально зарегистрироваться. Это политика кубинского государства. Регистрация таких организаций просто не предусмотрена. На Кубе существуют арабское и китайское сообщества, но эти организации были образованы еще до Кубинской революции, и они просто продолжают функционировать. Они имеют хорошую экономическую базу, ведут широкую деятельность, мы все время завидуем, потому что они имеют возможность серьезно помогать своим соотечественникам.

Хочу отметить, что в последнее время к выходцам из Советского Союза стали относиться лучше. Например, наши соотечественники, имевшие стаж работы в СССР не менее пяти лет, достигнув пенсионного возраста, могут подать документы в консульство на получение пенсии. Это очень долгий и нудный процесс, тем не менее, со скрипом, но дело идет. Пенсия, конечно, копеечная, но для нас это тоже деньги. Росзарубежцентр начал оказывать нам какую-то помощь материалами, информацией, хотя это все пока тоже идет очень и очень трудно.

Я была участником 1-й Региональной конференции соотечественников американского региона в Бразилии, которая проходила с 24 по 27 мая этого года, и обнаружила, что единственная организация соотечественников, которая не имеет самофинансирования, это наша кубинская. И нам не дают никакой возможности экономической деятельности, чтобы мы могли себя поддерживать. В других странах, в Перу, в Колумбии, всего живет около трехсот русских, однако они могут организовывать выставки, продажи, вести иную экономическую деятельность, на которую могут существовать. Нам это пока не доступно. Поэтому мы вынуждены существовать на правительственные дотации, которых очень мало. Но все равно работа идет. Мы создали около десятка культурных проектов, есть три хора. Несмотря ни на что мы храним нашу культуру, собираемся, поем наши песни. И все это воспринимается кубинцами очень хорошо. В простых кубинцах еще живо воспоминание о России, все очень тепло вспоминают время Советского Союза, многие там учились, есть ностальгия по России, по русскому языку, который исчез из образования.

К сожалению, пока на Кубе нет такого культурного центра, где можно получать образование. Наши дети с гордостью говорят, что они русские, но очень многие не владеют русским языком. Между тем и среди кубинцев появилось очень много людей, которые хотят приобщиться к русской культуре.

 

Беседу провели Анастасия Лёвина, Кира Петрова.

0