Rambler's Top100 Service

Запад обеспокоен

Заведующий Отделом Средней Азии и Казахстана Института диаспоры и интеграции (Института стран СНГ)
9 октября 2007

- Скажите, пожалуйста, какие решения саммита СНГ в Душанбе наиболее значимы и важны?

 

- Помимо решений, принятых на саммите СНГ, гораздо большее значение и для России и для Содружества независимых государств имеют соглашения, принятые в более узком формате в рамках саммита организации Договора о коллективной безопасности - ОДКБ - и Евразийского экономического сообщества - ЕврАзЭС. Соответственно, это решение о сотрудничестве с ОДКБ и Шанхайской организацией сотрудничества, а также решение о создании Таможенного союза между Россией, Казахстаном, Белоруссией. Я думаю, что именно документы, принятые на саммите ОДКБ и ЕврАзЭС, по сути, являются фундаментом для реализации решений, принятых в рамках саммита СНГ.

Как известно, в основу концепции реформирования Содружества независимых государств положен принцип наполнения существовавшего ранее механизма функционирования СНГ практическим содержанием. В первую очередь - экономикой, кроме экономики на пространстве СНГ очень многих заботят проблемы безопасности. Если отбросить дипломатический язык, можно говорить о том, что мы присутствуем в начале формирования конвергенции пространства ОДКБ и ШОС. Запад уже обеспокоен данным процессом, они называют это 'Восточным блоком', 'Анти-НАТО', как угодно. Наверное, будет преувеличением говорить о том, что на саммите ОДКБ приняли решение о слиянии ОДКБ и ШОС. Пока речь идет о координации действий, направленных на противодействие международному терроризму. Поэтому называть документы, подписанные в Душанбе, основой военного блока, конечно же, неоправданно. Но я думаю, что у наших западных друзей есть основания для беспокойства, потому что эти соглашения размывают имевшую место ранее монополию Запада на экономическое доминирование в Центральной Азии, и на военное доминирование тоже, если учесть их военное присутствие в Афганистане. По сути дела, решения саммита в Душанбе продолжают менять геополитическую картину мира. Так же точно, как это происходило на саммите Шанхайской организации о сотрудничестве в Бишкеке. То есть, без преувеличения и без всякой патетики можно сказать, что мы являемся свидетелями серьезного изменения не только континентальной геополитики Евразии, но и всего мира. Конечно, принятые в Душанбе решения пока еще во многом являются протоколами о намерениях, это касается и Таможенного союза, это касается и решения в рамках ОДКБ. Но они закладывают первую практическую основу под формирование континентальной системы безопасности и континентальной экономики, являющейся абсолютно самодостаточной и, в общем, не нуждающейся в патронировании.

Главная проблема заключается в том, чтобы все эти вполне адекватные в современной геополитической картине мира решения подкреплялись практическими шагами. К сожалению, все они во многом носят персонифицированный характер и зависят от политической воли руководителей стран СНГ и стран Шанхайской организации сотрудничества. В первую очередь, многое зависит от того, как будет развиваться Россия после весны 2008-го года. При всем уважении к союзникам - и по СНГ, и по Шанхайской организации сотрудничества - ясно, что стратегия России будет зависеть от того, кто конкретно будет контролировать исполнение всех решений. Например, исполнение договоренностей по Таможенному союзу растянуто на достаточно продолжительный период времени, это 2011-2012-й год. Энергетический, транспортный, и гуманитарный проекты в рамках СНГ и ЕврАзЭС также рассчитаны на длительную временную перспективу. Пока Россия развивается динамично, и в экономическом плане, и в плане обеспечения собственной безопасности, она является весьма притягательным союзником для окружающих государств. В первую очередь, для государств, ранее входивших в состав единого Советского Союза. Успешное развитие экономики, политической и социальной сферы во многом зависит от того, насколько серьезно, долго и внутренне непротиворечиво будет развиваться Россия, которая сейчас является основным стержнем и СНГ, и Организации Договора о коллективной безопасности, и ЕврАзЭС. Именно ролью России объясняется растущее влияние Шанхайской организации сотрудничества и внимание к этой организации во всем мире. Россия становится основным двигателем интеграционных, экономических, и иных процессов. Все упирается в стабильность российской политической системы и в стабильность российской экономики.

 

- Означает ли назначение на пост генерального секретаря ЕврАзЭС Таира Мансурова усиление позиций Казахстана?

 

  - Вы совершенно правы, это свидетельство растущего влияния в центрально-азиатском регионе Казахстана как ведущей, в экономическом плане, страны среди постсоветских азиатских государств. Таир Мансуров длительное время работал послом в Российской Федерации, это весомая фигура, как в России, так и в Казахстане. Достаточно сказать, что он поменял пост посла на должность акима, губернатора одной из областей Казахстана, и всерьез рассматривался в качестве возможного премьер-министра Казахстана. Это не 'картонная', а действительно значимая и влиятельная в казахстанском истеблишменте фигура, близкая к действующему президенту Казахстана. Мансуров хорошо знает ситуацию не только в Казахстане, в России, но имеет широкое представление о континентальных процессах, о том, как действует механизм принятия решений в Китайской Народной Республике и тем более - в среднеазиатских государствах. Это грамотный специалист, который будет, как мне представляется, на своем месте.

 

- Проявились ли противоречия между странами в ходе саммита в Душанбе?

 

- Я бы не сказал, что в отношениях между странами центрально-азиатского региона сейчас имеет место какое-либо обострение. Есть разночтения в подходах к различным проблемам, в том числе в вопросах водопользования, есть проблема границ, проблема миграции. Кстати, на саммите СНГ были приняты решения, облегчающие миграцию, это реальный шаг в сторону снятия противоречий в этой сфере. Нужно сказать, что противоречия между странами Центральной Азии носят не антагонистический характер, они во многом технические, существовали и 10 лет назад и, к сожалению, останутся еще на долгие годы. Проблема состоит в том, чтобы они не приобретали острой формы. В этом никто не заинтересован, в первую очередь, среднеазиатские государства. Механизмы СНГ, ОДКБ и ЕврАзЭС являются очень удобными площадками для разрешения многих проблем. Президенты этих стран встречаются в кулуарах, ведут переговоры. С учетом того, что во всех среднеазиатских республиках выстроены достаточно жесткие механизмы власти, замкнутые на первое лицо страны, именно первые лица страны решают основные проблемы и устраняют многие противоречия. Очень часто говорят, с определенной долей скепсиса, о том, что СНГ превращается в Клуб президентов. Для центрально-азиатских республик это определение вовсе не снижает статус СНГ. Наоборот, Клуб Президентов является очень удобной площадкой для решения насущных проблем. Есть проблемы, и отрицать это было бы бессмысленно, но эти проблемы вполне разрешимы. Я думаю, что каких-то резких скандалов или демаршей со стороны центрально-азиатских лидеров на саммите в Душанбе не было. Все обратили внимание на отсутствие украинского президента и на поведение грузинского президента, который непонятно зачем приезжал в Душанбе и, по большому счету, ничего кроме вреда своей репутации не сделал.

Загружается, подождите...
0