Rambler's Top100 Service

"Все, Путин - не премьер, это решено"

Главный редактор журнала "Политический класс"
22 октября 2007

- Какие ответы Путина во время 'Прямой линии' Вам запомнились?

 

- Самый интересный вопрос прозвучал, на мой взгляд, от кого-то из журналистов после того, как все было завершено: входит ли в планы Путина перераспределение полномочий между президентом и премьер-министром. Это важный вопрос.

Ответ действительно значимый, в отличие от многих других путинских ответов, которые тоже значимы, но для отдельных слоев населения, озабоченных своими проблемами, касается ли это жизни в Сочи в период перед Олимпийскими играми, или повышения пенсий, или чего-то еще. Это не политические вопросы, они не затрагивают всего общества. А этот вопрос касается текущего сложного политического процесса, и привлекает особенное внимание в свете намека на то, что Путин может стать премьер-министром при новом президенте. Лично я сразу сказал, что это крайне маловероятный вариант. Но вариант, что Путин непременно станет премьером, сразу был принят чуть ли не за аксиому. Вчера он однозначно ответил, что не собирается и не считает правильным перераспределять эти полномочия в пользу усиления премьерских и понижения президентских. На мой взгляд, это свидетельствует о том, что премьер-министром Путин при новом президенте не станет. Потому что тогда он будет просто заместителем, подчиненным нового президента, что нарушит его статус лидера нации и все то, что сейчас привязано к имени Путина. Тогда он будет вынужден заниматься решением текущих экономических и общественных проблем в стране, ездить по командировкам в качестве премьер-министра, вести раз в неделю заседания правительства, то есть, заниматься рутинной работой, которая не для бывшего президента, тем более, лидера нации. Отвечая на этот вопрос, Путин навсегда снял возможность своего пребывания на   посту премьер-министра. Это просто отсекает один из возможных сценариев того, кем будет Путин после мая 2008 года, сценарий, на который некоторые эксперты делали очень серьезную ставку, сужает поле этих сценариев, по крайней мере, на один. Все, Путин - не премьер-министр, это решено.

 

- А какие возможные сценарии, в таком случае, остаются, и к какому из них Вы склоняетесь более всего?

 

- Я по-прежнему настаиваю на своем сценарии как самом вероятном, я об этом неоднократно писал: Путин - секретарь Совета безопасности. Здесь, наверное, могут произойти какие-то переименования должностей, потому что секретарь Совета безопасности в сегодняшних условиях - это один из помощников президента. Я не знаю, можно ли что-то юридически поменять в названии должности, в конце концов, это не самое важное. Важно, чтобы Совет безопасности получил новые реальные и конкретные функции - контроль над повседневной стратегической деятельностью и координацией работы всех силовых министерств и спецслужб. Это может быть теневая, но очень важная деятельность, которая будет способна оказывать   влияние на стратегию и политику страны. В этом случае можно использовать авторитет Путина, его политический вес в качестве страховочного   механизма на случай неудачных шагов нового президента, а также в процессе приобретения им политического опыта, особенно на международной арене. Вполне вероятно, что этот период может длиться не полгода или год, а несколько лет.      

Второй сценарий связан с формальным лидерством в 'Единой России'. Путин становится официальным лидером ведущей политической партии, которая имеет большинство в парламенте. Я считаю, что этот сценарий запасной. Он может соединяться с первым сценарием, Путин может и вовсе отказаться от него, но в любом случае он запасной. Во-первых, мы еще не знаем, сколько процентов голосов получит 'Единая Россия' на выборах, даже с Путиным первым номером. Если она получит 52 % - это одно. А если она получит 65 - 75 % - это другой вариант развития событий.

'Единую Россию' иногда сравнивают с КПСС, но нужно понимать, что   это абсолютно разные организации. КПСС была единственной парторганизацией, в том числе в силовых ведомствах и в спецслужбах. И она контролировала работу этих ведомств. Политбюро ЦК КПСС было первой инстанцией в стране, а Совет Министров, Верховный Совет - были подчинены Политбюро. 'Единую Россию' можно сколько угодно сравнивать с КПСС, она может   набрать и 70 % на выборах, но юридически - по   Конституции, и психологически - по факту, никто не признает 'Единую Россию', ее центральные органы первой инстанцией в нынешней России.   Этого нет и не может быть. Соответственно, лидер этой партии, при всем к нему уважении всех чиновников и государственных деятелей, не является   начальником в стране, как было в случае с КПСС. Поэтому этот сценарий я считаю резервным, запасным, возможно, дополнительным к первому.   Мне кажется, что могут быть еще более тонкие механизмы, когда центр влияния   вообще находится вне государственных структур. Но это не очень реально, и о таких сценариях можно только рассуждать,   но говорить определенно пока   излишне.

Загружается, подождите...
0