Rambler's Top100 Service

"Американцы пытаются на ходу менять парадигму своего восприятия России"

Виктор Кременюк
заместитель директора Института США и Канады, д.и.н., профессор
2 ноября 2007

- Как бы Вы охарактеризовали статью Дмитрия Саймса?

 

- Мне нравится его исходный аргумент, он все-таки щадит нас и больше критикует Америку. Саймс правильно говорит, что американцы не поняли смысла событий, происходивших и в Советском Союзе, и в советской внешней политике при Горбачеве. Они почему-то однозначно решили, что Советский Союз проиграл холодную войну, и, соответственно, определили совершенно неверный подход к нашей стране. Я согласен с этим мнением и неоднократно писал об этом в своих работах и того периода, и после. Американцы неправильно, очень лестно для себя, посчитали, что они победили, и сразу заняли неправильную позицию в отношении России. Я готов подписаться под каждым словом в статье Саймса. В свое время, в 1995-1996 году у меня была опубликована статья в "Независимой газете", где я написал, что Запад теряет Россию. И вместо того, чтобы Россия вышла из кризиса страной прозападной, она превратилась в страну с очень сильным националистическим эго.

 

- Опрошенные нами эксперты говорят, что мнение Саймса - исключение, такие взгляды не распространены среди американской элиты.

 

- Тот факт, что журнал "Foreign Affairs" , ведущий журнал в области внешней политики и международных отношений, опубликовал эту статью, означает, что ему хочется, чтобы эта точка зрения была более распространена, чем была до сих пор. В США до сих пор доминирует все тот же поверхностный подход: мы победили. И сейчас, когда США попали в очень трудную ситуацию в связи с войной в Ираке, когда им грозит внутриполитический кризис из-за того, что они вляпались в кризис внешнеполитический, для них становится важной поддержка и сотрудничество с Россией. А они этого не получают или получают в минимальной степени. Это становится для американцев действительно серьезной проблемой, и они не понимают, почему Россия им не помогает выпутаться. Хотя я не со всеми шагами российской внешней политики согласен, по отношению к США, на мой взгляд, Россия занимает правильную позицию: а нам-то какое дело, вляпались вы, сами и выбирайтесь, это не наша игра. И на фоне этого, в принципе, происходит ухудшение отношений США и России. Американцы пытаются на ходу менять парадигму своего восприятия России. В течение 90-х годов Россию рассматривали как перспективного союзника, который проведет какие-то преобразования и станет после этого "приличной страной, которую можно пригласить в приличный дом". А Россия при Путине, получив независимые источники доходов, сказала: господи, нам это и не надо, у нас своего хватает. Россия начала превращаться в самостоятельного международного политического игрока. Естественно, это встревожило американцев. Кислая американская реакция, к сожалению, вызывала параллельное развитие и в России, в стране появился очень сильный антиамериканизм. Но я рассматриваю и то, и другое, как временное явление, потому что нам не из-за чего с американцами спорить, нет ни одного серьезного вопроса, из-за которого мы могли с ними, допустим, воевать. Но очень сильны настроения, оставшиеся после "холодной войны": "они нас не любят, а мы их не любим".

 

- Есть ли сегодня признаки изменения политики США в отношении России?

 

- Это зависит от того, что называть политикой США и политикой России. Конечно, наш президент позволяет себе резко отзываться о внешней политике США, и прочее, но контакты-то мы не рвем. Мы продолжаем обсуждать важные проблемы серьезно, на уровне экспертов. Ругаемся по ПРО и даем понять, что мы хотим тоже стать членом или участником противоракетной обороны, потому что это и нас касается. По каким-то вопросам мы с американцами можем ругаться сколько угодно, но хорошо понимаем, что какие-то вопросы мы без американцев не решим. Это у нас представлено на заднем плане размышлений, на переднем плане - они плохие, а мы хорошие. У американцев, в общем, получается аналогичная вещь: они вдруг для себя открывают, что, несмотря на свое всемогущество, многие вопросы без России она решить не может. А это означает необходимость пересмотра роли России в глобальных планах США. Мне кажется, и в Америке, и в России понимают: нам некуда деться от сотрудничества. Но мы деремся и спорим относительно условий, мы не хотим безоговорочно следовать в русле решений США, не потому, что это унижает наше достоинство, а потому что мы сомневаемся в том, что США могут принимать трезвые, обоснованные решения. Ирак это подтвердил полностью, и Югославия это подтвердила, и Косово это подтверждает. Во всяком случае, данная администрация США демонстрирует неспособность принимать здравые и обоснованные решения, которые могут стать основой и наших решений. Это, конечно, вызывает какие-то осложнения, и даже нарастание взаимных обвинений. Хотя должен сказать, что в этом процессе американцы занимают более сдержанную официальную позицию. Буш, по-моему, не позволил себе ни одного публичного выступления подобного мюнхенской речи Путина. Он нигде не сказал, что Россия действует в духе царей, давит Эстонию, несчастную Грузию - он этого не говорил, хотя понятно, что он так думает. К сожалению, мы сорвались на тон ругани. Мне кажется, что это немного несолидно, потому что Америка сложная страна, и Россия сложная страна, и та, и другая очень мощные игроки, хотя Америка посильнее, конечно, чем Россия. Но обе стороны в чем-то очень важном, в обеспечении безопасности, в обеспечении работы международных органов, очень сильно зависят друг от друга. И это сейчас иранский кризис демонстрирует: без нас проблему Ирана не решить. И американцы, несмотря на "надувание щек", желание разбомбить Иран, понимают: без нашего участия проблема решена не будет. Мне кажется, что Саймс немного пристрастно трактует наши позиции, он видит в них безоговорочный вызов Америке и больше ничего. С моей точки зрения, идет очень упорный торг. При Клинтоне, казалось, вопрос решался автоматом: они нас спонсируют, а мы выполняем какие-то свои функции. Сейчас нас спонсировать не надо, мы и сами богатые, а для того чтобы добиться от нас каких-то решений, которые отвечали бы Вашингтону, нужно поработать.

 

- Ваш прогноз о развитии отношений между Россией и США?

 

- Сейчас в связи с тем, что и мы, и американцы, входим в предвыборный цикл, эти вопросы отлетят на второе, на третье место. Я надеюсь и молюсь, чтобы это было так, чтобы они не попали в створ предвыборной баталии, особенно с нашей стороны. Иначе будут нести такую жуткую чушь, что потом трудно будет повернуть назад. Мне бы не хотелось, чтобы это было, поэтому мой прогноз: пока будут идти парламентские выборы, выборы президента, вопросы отношений со Штатами вряд ли будут вызывать активный интерес.

Я сейчас работаю над прогнозом американской политики на следующий год, и мне думается, что там среди всех претендентов на пост президента формируется своего рода консенсус в отношении России - это негативный консенсус. Россия не рассматривается как демократическая страна, соответственно, никакой она не союзник, а партнер-соперник, с которым надо обращаться пожестче. Не дай Бог, чтобы это действительно перешло в плоскость практической реализации при следующем президенте.

0