"Руки у США сильно связаны"

Руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, член-корреспондент РАН, член научного совета Московского центра Карнеги
7 Ноябрь 2007

- В своей статье о российско-американских отношениях "Теряя Россию" Дмитрий Саймс называет основной ошибкой Вашингтона склонность обращаться с постсоветской Россией как с поверженным врагом.

 

- Правильно, я согласен.

 

- В какой степени такое мнение распространено среди политической элиты США?

 

- Большинство представителей политической элиты разделяет такое мнение. Но мы в прошлом сами дали повод так к этому относиться: мы никогда не протестовали на самом высоком уровне и политики, и науки против ошибочного, ложного тезиса о том, что Советский Союз проиграл "холодную войну", и поэтому развалился. В этой связи мнение это укрепилось, и теперь, как и всякое сложившееся мнение, это будет объектом приложения в 10 раз больших усилий для его изменения, чем, если бы мы с самого начала не позволили такому мнению сложиться. Теперь без скандала изменить это трудно.

 

- Почему, на Ваш взгляд, межгосударственные отношения между Россией и США ухудшились именно в годы президентства Путина, ведь и до 2000-го года в нашей стране было совершено немало ошибок?

 

- Они ухудшились потому, что Россия поначалу робко, непоследовательно, а в течение последнего года очень четко и решительно ставила вопрос об изменении сложившихся правил игры, тех правил, которые сложились в 90-е годы и которые Россию более не устраивают, которые более не соответствуют современному положению вещей. Реальность состоит в том, что Россия стала крепче, она стала более независимой, а США стали гораздо слабее, и руки у них сильно связаны, прежде всего, как следствие авантюры в Ираке.

 

- Наблюдаются ли сегодня какие-то признаки изменения политики США в отношении России?

 

- Есть признаки изменения, но пока что это изменения, скорее, тактического характера. Нынешняя администрация США, которая возвела в абсолют политику односторонних действий, пренебрежения международным правом, интересами и возражениями других стран, в том числе и России, и которая довела это все до предела и даже до абсурда, теперь вынуждена это менять. Но, как всегда бывает, политики поначалу пытаются отделаться словами, потом пытаются отделаться второстепенными тактическими уступками, и когда это не помогает, тогда уже начинают всерьез думать о пересмотре политики.

 

- Какое влияние на эти процессы оказывают внутренние проблемы обеих стран?

 

- Внутренние проблемы США связаны, прежде всего, с предстоящими выборами: скорее всего, сменится администрация, придет другой президент, скорее всего, лидер демократической партии. Это накладывает отпечаток на всю нынешнюю политику уходящей администрации. Тем более, что она сама себя буквально утопила в этом иракском болоте. В экономике США наметились кое-какие тревожные тенденции. Падает курс доллара, есть серьезные проблемы с федеральным долгом, и так далее.

В России внутренняя политика сейчас влияет на позицию президента Путина в том смысле, что за исключением либерально-демократического большинства все оппозиционные силы находятся значительно правее, чем президент Путин. Под правыми силами я имею в виду более консервативные, националистические, антизападные - такие силы, которые обычно называют "ястребами", или "коммунистическими ястребами", или "националистическими ястребами". Именно с этой стороны Путин испытывает давление: когда он занимает твердую позицию, это все поддерживают, но когда он идет на компромисс, он сразу чувствует критику за то, что опять Россия начинает поддаваться. Между тем, даже при том, что изменилось соотношение сил между Россией и США, и при том, что США должны в гораздо большей степени пересмотреть свою политику, без взаимных компромиссов ни один вопрос не решится. Все-таки Россия - это Россия, а США - это США. И если Путин в оставшийся ему срок и его преемник в Кремле будут чувствовать, что их шаги в направлении компромисса и согласования интересов подвергаются ожесточенной критике со стороны коммунистов и националистов, им будет гораздо труднее.

Второй момент, который накладывает серьезный отпечаток на политику России, состоит в том, что ее нынешняя мощь - самоуверенность, самонадеянность, самостоятельность - зиждутся на достаточно хрупком фундаменте, который, прежде всего, образован беспрецедентно высокими мировыми ценами на нефть, дающими России огромный дополнительный доход. В остальном диверсификации экономики не произошло, экономика не встала на рельсы высокотехнологичной инновационной модели, которая позволила бы России избавиться от экспортно-сырьевой ориентации, от зависимости, от мировой энергетической конъюнктуры. Да и уровень развития экономики России пока не соответствует тому, чтобы претендовать на роль одного из мировых центров силы.

Не надо забывать, что весь российский ВВП - это два военных бюджета США, и что этот ВВП у нас пока еще меньше любой из стран большой восьмерки, за исключением Канады. А ни одна из стран большой восьмерки, за исключением США, не имеет большего населения, чем Россия, ни одна из стран большой восьмерки, включая США, не имеет больших ресурсов, чем Россия, не имеет большей территории, чем Россия. Поэтому с экспортно-сырьевой экономикой мы все время "бьемся" головой в определенный объективный "потолок", через который не перепрыгнем на основе этой модели. Поэтому, несмотря на все попытки, усилия, административные и финансовые эксперименты, пока еще рано говорить о том, что произошел поворот.

 

- Каков Ваш прогноз на ближайшую перспективу в отношениях между Россией и США?

 

- Если Соединенные Штаты не нанесут удар по Ирану, а этого вполне можно ожидать до осени следующего года, то, я думаю, что они начнут постепенно развязывать узлы противоречий, которые наметились в последнее время из-за того, что Россия хотела изменить правила игры, а Соединенные Штаты не желали признать за Россией такого права. Я думаю, что сейчас Соединенным Штатам "не до жиру", и они будут проявлять все большую и большую готовность идти на компромисс.

Интересные факты:
Загрузка ...











Европейский форум