Rambler's Top100 Service

"Хочу такого, как Путин"

Директор Международного института гуманитарно-политических исследований
7 декабря 2007

- Как будет проходить дискуссия о формировании повестки дня новой Государственной Думы, с учетом нового расклада сил?

 

- Начнем с того, что ни о каких дискуссиях в Государственной Думе говорить не приходится, поскольку дискуссия предполагает столкновение точек зрения, в результате которых может измениться мнение по предмету обсуждения. Ничего подобного в Государственной Думе нет и быть не может.

Конституционное большинство контролируется "Единой Россией", следовательно, любые решения предрешены и принимаются не "Единой Россией", а за пределами "Единой России", то есть не в Государственной Думе, что бы кто ни говорил по этому поводу. В данном случае Государственная Дума не является каким-либо органом, который может вызывать определенный интерес.

Если под словом "дискуссия" понимать выступления представителей фракций, то регламент Государственной Думы уже сведен до чисто ритуальных выступлений, которые ничего кроме объявления о тех или иных позициях за собой не несут. Это форма выражения преданности или форма обращения к своим избирателям. И говорить о дискуссии в Государственной Думе просто бессмысленно.

Другое дело, что голосование было ориентировано на превращение в референдум по доверию к Путину. И в данном случае власть интерпретирует это голосование как поддержку некоего Плана Путина, относительно которого никто из тех, кто о нем говорит, не знает, и уж тем более никто ничего не знает о нем среди избирателей.

Поэтому речь сводится к тому, что избиратели как бы выдали карт-бланш Путину на переоформление государственного устройства, в котором он, не занимая первое место в табели о рангах, тем не менее, будет ключевой фигурой.

 

- Какую роль он будет играть?

 

- Эта роль никем не озвучивается и никем не предлагается для дискуссии. Предложение и провозглашение этой роли является исключительным правом Владимира Владимировича Путина, и именно на это ему дал согласие народ. Важно только ложно не интерпретировать этот мандат. Люди дали именно Путину право выбирать систему государственной власти, поэтому именно он и будет ее провозглашать.

Некоторые политтехнологи из властной обоймы говорят о том, что Путину теперь необходимо оформить пожизненную форму влияния, и предлагаются разные формы этого влияния, вплоть до введения монархии. Надо понимать, что народ действительно проголосовал за стабильность, ему страшно надоели перемены, но при этом не любую стабильность он принимает.

"Хочу такого, как Путин" - сложился некий образ руководителя страны, который вполне приемлем для нынешнего населения. Но если он не будет приемлем, население все-таки хотело бы оказаться гражданами, то есть, оно хотело бы все-таки принять участие в смене лидера. Путин приглашается не как наследственный монарх, не как абсолютный глава государства, а как символ, которым он был на протяжение долгого времени.

Но время и символы стирает, поэтому возвращение желания все же проголосовать за перемены неизбежно. И в этом смысле перед Путиным стоит очень сложная задача - сформулировать рамки стабильности таким образом, чтобы они были доступны для перемен в будущем. Иначе он столкнется через некоторое время с тяжелейшими социальными конфликтами, которые могут так же разнести государственную машину, как они разнесли во времена перестройки и Бориса Николаевича Ельцина.

 

- Сегодня ряд СМИ запустили версию о том, что Путин станет главой Союзного государства России и Белоруссии. Однако затем пресс-служба президента РФ опровергла такой сценарий...

 

- Говорить о роли Путина за пределами российского государства я бы не стал. Любое выдвижение в этом направлении сразу переводит его либо в статус символических фигур, либо понижает его реальный статус. И то, и другое в России смертельно опасно, потому что в России граждане очень почтительно относятся к власти, к власти реальной, а не номинальной, и в этом смысле человек, долго стоящий в стороне от власти, быстро теряет легитимность. Я считаю, что Путину нужно возглавлять какие-то реальные институты в российском государстве.

 

- Какие это могут быть институты?

 

- Это он может выбрать для себя. Наши политики ориентируются на опыт такой президентской республики, как Соединенные Штаты, где президент уходит с первого поста и больше никогда не занимает политических должностей, да и вообще уходит на пенсию. В российской традиции тоже есть такое неуважение к смене ролей, если предыдущая роль статусом выше последующей. В Европе такое традиции нет, в Европе бывший премьер-министр может занимать, например, место министра в чужих правительствах. Бывали и такие министерства во Франции, в которых до десятка бывших премьер-министров занимали министерские посты.

Поэтому я думаю, что если бы Путин возглавлял, например, одну из палат российского парламента, это была бы тоже вершина власти, но другой, законодательной, а не исполнительной. С другой стороны, если ее возглавляет такая значительная фигура, как Путин, то цена этой власти может существенно вырасти. Особенно если этот человек контролирует конституционное большинство в Государственной Думе и может менять государственное устройство. В этом случае, и только при таком раскладе исполнительная власть может каким-то образом считаться с Государственной Думой. И если Путин реально захочет возглавлять Государственную Думу после того, как сложит полномочия президента, то это может означать серьезные и, на мой взгляд, положительные перемены в государственном устройстве России.

 

Загружается, подождите...
0