Rambler's Top100 Service

О "французской модели" говорить пока рано

Оксана Гончаренко
ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры России по вопросам региональной политики
18 декабря 2007

Оксана Гончаренко, ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры России

 

- Владимир Путин дал согласие возглавить правительство Российской Федерации, в том случае, если Дмитрий Медведев будет избран президентом страны. Ряд политологов считают, что в нашей стране будет реализовываться так называемая 'французская модель' управления государством, когда сильный президент, сильный премьер-министр. Возможна ли такая политическая система в России?

 

- Я бы пока не стала говорить о реализации такой модели. Надо учитывать нашу политическую традицию, которая предполагает моноцентризм, в том смысле, что исторически в России власть всегда была персонифицирована, и всегда был только один центр власти. Власть воплощается в том человеке, который возглавляет государство, все остальные должностные посты у нас, так или иначе, несопоставимы по своему влиянию. По крайней мере, так было раньше. Были периоды, когда в силу ослабления президента, допустим, в середине 90-х годов ключевую роль начал играть такой центр влияния, как администрация президента. Но предположить, что в России возможна ситуация, когда будет два центра силы, два центра влияния, два центра принятия решений, и эта система будет стабильна, такого прецедента у нас еще не было. Я думаю, что наш коридор возможностей для поиска компромисса все-таки уже, чем в европейских странах и, в частности, во Франции. Реализация 'французской модели' в России, мне кажется, пока под вопросом. Я думаю, что мы сможем проводить аналогии, только когда увидим реальное разделение полномочий и то, как будет строиться баланс сил между ключевыми фигурами на уровне федеральной власти.

 

- Как можно расценивать заявление Путина о том, что он не намерен перераспределять полномочия между премьер-министром и президентом?

 

- Фактически, Путин отстаивает свой традиционный принцип: Конституция должна сохраниться в неизменном виде. Полномочий у премьер-министра достаточно много, но они больше 'технического' плана. Сказать, что Путин добровольно уходит на вторую роль в российской политике, я пока не готова. Ряд факторов не позволяет об этом говорить, тем более что на данный момент он, конечно, гораздо более влиятельная фигура, чем Медведев. Возможно, потенциал Медведева еще недооценен, так говорят некоторые эксперты, тем не менее, когда он станет президентом, все равно более влиятельной фигурой останется Владимир Путин, который уже закрепил за собой статус национального лидера. В этой связи можно сказать, что возвращение Путина на пост президента было бы логично. Путин подчеркнул, что в должности председателя правительства будет заниматься экономическими и социальными вопросами. А президент в лице Медведева будет заниматься внешней политикой и принятием решений, которые связаны с положением на международной арене. Это логично, учитывая то, что в своей предыдущей деятельности Медведев относился к руководству Газпрома. Я думаю, что возможен такой вариант разделения сфер: президент будет больше заниматься презентацией интересов России на международной арене и представлять нашу страну, тогда как премьер-министр в лице Путина будет заведовать ключевыми вопросами экономического развития, проведением реформ, которые грядут неизбежно и создают, кстати, определенные риски. И если принять такую схему, то это может создать, по крайней мере, основу для того, чтобы вернуться на президентский пост. Потому что реформы, которые планируются: экономические, социальные - имеют очень большое значение именно для населения, это то, что люди могут почувствовать. Успех в проведении реформ может помочь Путину сохранить высокий уровень доверия, пресловутый рейтинг и популярность, что немаловажно для его дальнейшей политической судьбы.
Загружается, подождите...
0