Rambler's Top100 Service

Кто уберет за Бушем?

Виктор Кременюк
заместитель директора Института США и Канады, д.и.н., профессор
10 января 2008

- В США началась выборная кампания, острая конкурентная борьба идет внутри партий. Каковы причины этой активности?

 

- Главная причина политической активности выборной кампании в Соединенных Штатах - это общее скептическое отношение к наследию Буша. Я думаю, что и его сторонники в Республиканской партии, и его противники в рядах демократов достаточно невысоко оценивают результаты правления. Например, во внешней политике они считают политику Буша чуть ли не провальной. Все понимают, что речь может идти о том, что будет 'сменен караул', то есть, к власти придет другая партия, и нужно будет очень многое менять в том, что за восемь лет наделал Буш.

Что касается демократов, острая борьба между Хиллари Клинтон и Бараком Обамой идет из-за того, насколько радикально надо менять. Барак Обама отстаивает радикальные перемены, начиная с вывода войск из Ирака и кончая социальными программами. То есть, первое - это демонтаж того, что натворил Буш, и второе - это предложение новой, достаточно популистской, стратегии действий, в которой будут учтены интересы среднего класса, особенно его нижней части, небогатых американцев, этнических сообществ. Это, конечно, вызывает определенный общественный резонанс, и руководство Демократической партии внимательно к этому относится. Хиллари Клинтон тоже выступает против многого из того, что делал Буш, но несколько более умеренно, считая, что что-то можно оставить, что-то надо усовершенствовать, что-то надо поменять. Короче говоря - у Хиллари менее радикальная программа. И она тоже пользуется поддержкой. Если на первых праймериз Барака Обаму поддержали, то сейчас поддержали Хиллари Клинтон. И дело не только в технологиях, в деньгах, и так далее, а в том, что замеряются и определяются разные модели и программы Демократической партии на предстоящих выборах. И та и другая модели получают поддержку в разных социальных условиях или в разных регионах страны.

Что касается республиканцев, то поддержка Маккейна на последних предварительных выборах, скорее всего, означает, что на победу они особо и не рассчитывают, потому что Маккейн все-таки староват и вряд ли может рассчитывать на реальную победу. Тем не менее, в партии хотят усилить те стороны деятельности Буша, которые есть, и еще могут понравиться, и наоборот, отказаться от тех сторон бушевской политики, которые не удались. Скажем, война в Ираке. Это вызывает определенную конкуренцию, хотя и не такую острую, как среди демократов. Республиканцы понимают, что если Буш не добьется заметных успехов, допустим, на Ближнем Востоке, то есть, принести мир в этот регион и ситуация в Ираке не улучшится, тогда вряд ли стоит вообще рассчитывать на какую-либо победу на выборах. В этом случае республиканцам надо просто отметиться, продемонстрировать, что - мы еще здесь, мы еще живы, но на победу не рассчитываем. А если Буш за оставшееся время, скажем, до конца лета начала осени, все-таки добьется каких-то заметных сдвигов в Ираке, и иракская нефть потечет на мировой рынок, и цена на нефть пойдет вниз - тогда вопрос о возможной победе республиканцев будет представляться совсем в другом свете. Тогда у республиканцев появятся достаточно основательные надежды на победу в выборах.

 

- Скажите, а какие могут быть модели отношений с Россией в связи с результатами выборов в Соединенных Штатах?

 

- Судя по тому, что говорят претенденты, я не вижу никакой позитивной модели. В США высказываются опасения, что пока американцы занимаются своими делами и погрязли в Ираке, проблема России вырастает в угрозу для Соединенных Штатов. Уже прошел период, когда были горькие сожаления, что Россия так и не стала союзником США. Сейчас набирает обороты такая даже немного упреждающая риторика, что Россия, скорее всего, будет основной внешнеполитической проблемой следующей администрации. Пока это формулируется так - Ирак, Иран, Россия. Но не исключаю, что к моменту выборов и победы следующей администрации, то есть, через год, об Ираке можно будет начать забывать, Иран просто отодвинут, а вот Россия может стать самой главной внешнеполитической проблемой для США. Я не знаю, можно ли сейчас говорить о том, что надвигается новая волна или линия на конфронтацию с Россией, но не исключаю, что могут обсуждаться различные варианты сдерживания России.

 

- Даже вне зависимости от того, кто победит - демократы или республиканцы?

 

- Независимо от того, кто победит. Сдерживание. Потому что Россия становится влиятельной силой, как-то приходит в себя, у нее есть ресурсы, и так далее, и даже есть желание посоперничать. Это означает, что Соединенным Штатам надо пересматривать свою стратегию. Скажем, 10 лет назад, они исходили из того, что Россия может быть союзником. При Буше они от этой точки зрения отказались, но пока продолжали придерживаться линии, что с Россией еще можно как-то наладить и сохранить партнерство. Мне кажется, что сейчас никто из возможных кандидатов в президенты так не думает. Маккейн вообще готов идти на конфронтацию хоть завтра. Хиллари высказывает очень большие сомнения относительно той системы, которая создана в России, что это далеко не то, что, о чем Соединенные Штаты мечтали. В какой-то степени начинает действовать обратная сторона нашей собственной пропаганды. Мы так долго всех убеждали, что Россия встала с колен и стала теперь мощная и сильная, что это оборачивается против нас. Потому что на Западе начинают говорить - вы видите, Россия опасна, против нее нужно мобилизовывать все свои силы. Это очень плохо.

 

- А могут ли повлиять на отношение к России результаты наших президентских выборов?

 

- Конечно, могут. Даже по реакции Кондолизы Райс понятно, что из числа возможных претендентов Медведев их устраивает более всех. Они считают, что с ним можно будет иметь дело. Это очень важно. То есть, Медведев будет, конечно, возглавлять 'недружественный режим', но это человек трезвомыслящий, прагматик, и с ним вполне можно договариваться по каким-то вопросам. Особенно по тем вопросам, где Россия, и США могут сотрудничать - энергетика, климат, космос, нераспространение атомного оружия и так далее. Но при всем этом, будет продолжаться линия на укрепление единства Запада в отношениях с Россией, возможно заигрывание с Китаем на антироссийской основе. Такие варианты я не исключаю.

0