Rambler's Top100 Service

Медведев обнародовал свою программу

Заместитель директора Института общественного проектирования
23 января 2008

- Дмитрий Медведев был зарегистрирован официально как кандидат в президенты России. Сейчас выборные штабы начнут активную работу. По Вашему мнению, какие вопросы должны быть поставлены в этой президентской кампании?

 

- Я только что слушал выступление Медведева на Гражданском Форуме, организованном Общественной палатой, где он произнес первую такую развернутую программную постановочную речь с постановкой задач, в которой раскрыл свои взгляды. Это первая такая речь перед широкой аудиторией, во всяком случае, перед тысячей тремястами представителей общественных организаций со всей России.

Для меня важнейшим моментом в этой речи стало словосочетание 'общественный договор'. Общественный договор между обществом и властью, взаимообязывающий общественный договор. На мой взгляд, это действительно очень важно, это отсылка к тем договоренностям или, как они получили название в политологии, пактам, которые в свое время заключались между различными общественными и государственными силами в странах с переходными политическими режимами. Самое известное - это 'Пакт Манклуа' в Испании, затем были весьма похожие договоренности в Польше, в Венгрии. Нечто подобное пытался предпринять Ельцин в 94-м году, но это имело характер и декоративный, и неэффективный.

Впоследствии возобладала точка зрения, что мы уже миновали ту стадию, на которой различные общественные силы, представители различных ветвей власти и общественности должны обсуждать какие-то вопросы, по сути, учредительного характера. Вообще, общественный договор - это внятное, зафиксированное на бумаге наличие конкретных договоренностей. И такой договор по тому, как этот термин впервые появился в политологии, и по тому, как он понимался впоследствии, имеет именно учредительный характер. Соответственно, есть точка зрения, что общество уже прошло учредительную фазу, потому что у нас есть Конституция. Лично я никогда не был согласен с этой точкой зрения, и на прошлой неделе в вышедшей в журнале 'Эксперт' статье о том, что Россия развивается в сторону полного учреждения республики, я зафиксировал эту свою точку зрения.

И сегодня я услышал от Медведева слова 'общественный договор'. Если общественность этот тезис подхватит, а не проигнорирует, как обычно, то он может быть плодотворен.

Медведев также сказал об общественном диалоге. Общественный договор - это акт, которому может предшествовать длительный процесс, а общественный диалог - это нечто постоянно идущее. Это важнейшие вещи, хотя чаще всего подобного рода высказывания политиков считают пустыми декларациями. Но они и остаются пустыми декларациями, потому что их не подхватывают.

Сколько всего сказал Путин, начиная со своего первого публичного документа. В кампании 2000-го года был документ о нравственности, и впоследствии - в посланиях. Но это все игнорировалось. И единственное, что подхватывалось, на что была какая-то широкая общественная реакция, это тема социальных трансфертов в том или ином виде. В итоге мы имеем иждивенческую тенденцию государства социальных трансфертов без тех вещей, о которых говорилось: без эффективного государства, свободы, демократии, защиты собственности, развития предпринимательства, и так далее.

Поэтому тезис Медведева об 'общественном договоре', что он противостоит распространенному в политическом истеблишменте взгляду о том, что такой договор уже не нужен, - это важная не декларативная и не случайно сказанная вещь. И я надеюсь, что в политической практике правления будут сделаны хотя бы попытки выйти на тот или иной формат такого договора.

Станет ли это главным направлением президентской кампании и главным последующего президентства, трудно сказать. По-видимому, одним из главных направлений будут вопросы благосостояния, поскольку именно так у нас трактуется социальная сфера. Но важно, что Медведев, по-видимому, свою роль социального президента трактует гораздо шире, чем президента, решающего проблемы социальной незащищенности, как мы привыкли. Он трактует их именно как взаимодействие государства и социума. Это и есть общественный договор, общественный диалог. Уже сейчас, на самой ранней стадии кампании, созрело это видение социального президента как президента, находящегося в диалоге с обществом, а не раздающего деньги по различным социальным программам.

Что еще войдет в повестку кампании? Несколько неожиданно возобновилась тема борьбы с коррупцией. Ожидалось, что она всплывет на думских выборах - не всплыла. Тем не менее, Медведев сказал по этому поводу несколько ярких слов. Он оценил это как главнейшую проблему, и он сказал, что борьба с коррупцией должна стать национальной программой. Это единственная задача, к которой он применил определение национальной программы. Лично мне было интересно и важно услышать это, поскольку я буквально за час до этого делал доклад о состоянии коррупции на секции по экономике и бизнесу. Там прозвучал тезис, что коррупция должна стать национальным приоритетом, и должна быть выработана стратегия государства по борьбе с ней.

Также кандидат в президенты отметил в своей речи такие темы как защита собственности и развитие предпринимательства. Это важно само по себе, а тем более, что увязка развития предпринимательства с защитой собственности - это не частая увязка. Между тем, по опыту реального изучения проблем предпринимателей их волнует более всего не дешевые кредиты, а именно защищенность собственности. Кандидат это видит.

Медведев сформулировал важнейшие ценности. Это свобода и справедливость, гражданское достоинство, благополучие и социальная ответственность. В известной степени следуя путинскому скепсису о теме национальной идеи, выраженной в финале своего послания этого года, в финале своего последнего послания, тем не менее, Медведев не отказался совсем от мыслей в направлении понимания национальной идеи, формулирования национальной идеи. Напротив - он высказал скептическое отношение, а потом, перечисляя целый ряд моментов, и наши ценности, и то, что касается развития предпринимательства, он завершил этот ряд констатацией, что, возможно, это все и послужит основой национальной идеи. По-видимому, он возвращается к этому очень важному тезису. Хотя не думаю, что это будет важным моментом кампании. Тем не менее, само по себе признание необходимости формулировать какие-то основные базовые вещи для России, важно как характеристика подхода кандидата в президенты к российской проблематике.

А то, что действительно будет одним из центральных моментов наряду с перечисленными тремя, это, скорее всего, тема правового нигилизма. Медведев сказал, что Россия является страной правового нигилизма, что его как юриста это очень сильно волнует. Он сказал, что в России отношение к праву хуже, чем где-либо в Европе. Это говорит юрист, правовед, автор учебников, и это чрезвычайно важно.

Тут есть два момента, один чисто риторический. У нас не принято выставлять однозначно негативные оценки собственной стране. Мы говорим, что в 90-е нас только ленивый не пинал, сами мы тоже занимались самоуничижением. А теперь мы - великая Россия и наравне со всеми строим мировое сообщество. Тем не менее, существует необходимость трезвого взгляда на какие-то стороны российской жизни. И была надежда, что юрист Медведев увидит действительно чудовищную ситуацию с правом и с правотворчеством, с правоприменением, которая существует в стране. А он не просто увидел ее и констатировал, он буквально обвинил общество в правовом нигилизме. Для кандидата в президенты ругать за что-то общество кажется последним делом, хотя, конечно, понятно, что кандидатские позиции Медведева весьма и весьма крепки. Тем не менее, это не стиль президентской кампании. Однако в первой своей программной публичной речи он высказался именно так.

Но это очень важный тезис, поскольку если смотреть на период, преодолеваемый нашей страной как на учредительный, то у нас из трех, необходимых для государства республиканской формы правления ветвей власти - представительной, исполнительной и судебной - хуже всего ситуация с судебной, с правом. А у нас этой ветви как ветви власти по-настоящему и не существует.

Причем, он сказал интересную вещь. Он не касался проблем религии напрямую, но сказал, что в России до 20-го века, до революции 17-го года в какой-то степени правовой нигилизм компенсировался религиозными нормами, присущими обществу. Очень интересная и важная оценка. А потом, как он констатирует, эти религиозные нормы были разрушены. Соответственно, какое-то время их заменяла просто система жесточайших репрессий, а в нынешнее время репрессий, к счастью, нет, религиозные нормы, к сожалению, уже не играют той роли, которую они могли играть в дореволюционной России. Поэтому правовой нигилизм проявил свои самые худшие последствия и стороны, самым масштабным образом.

Хотелось бы отметить еще один тезис. Во внешнеполитическом разделе своей речи Медведев сказал, что Россия должна занимать место в первых строчках мировой табели о рангах. Это тоже важно, потому что идея о том, что Россия должна быть одним из мировых лидеров, а не просто где-то трястись в обозе, она совсем недавно проникла в политический истеблишмент. И сформулируют ли это в терминах табели о рангах или как-то еще, но сама по себе такая амбиция, что твоя страна, которая имеет для этого все возможности, должна быть одной из первых в мире, очень важна. И важно, что она прозвучала.

 

- Сейчас ЦИК проверяет подписи, которые собрали два возможных кандидата в президенты, Богданов и Касьянов. ЦИК объявил, что более 15 % подписей Касьянова были фальсифицированы, но окончательное решение об участии Касьянова в выборах еще не принято. Каковы Ваши прогнозы, будет ли Касьянов зарегистрирован кандидатом в президенты, и как его участие или неучастие отразится на ходе президентских выборов?

 

- Насколько я понимаю, должна быть какая-то согласительная процедура. Вчера один из членов ЦИК упрекал по телевизору Касьянова в том, что он не присылает своих людей на согласительную процедуру. По-видимому, Михаил Николаевич мог аккумулировать достаточное количество средств, чтобы его сборщики обошлись без брака. И уж совсем трудно усматривать в этом браке некие козни, будто ему прислали откуда-то с Лубянки подставных сборщиков. Я подозреваю, что Касьянов как единый демократический кандидат по своему собственному прогнозу набрал бы очень мало голосов на выборах. Возможно, он своими руками сконструировал ситуацию с таким количеством брака. Ему же нужно посетовать на что-то: он, вроде бы, хотел участвовать в кампании, но не получилось.

Хотя теоретически шансы единого демократического кандидата некоторыми наблюдателями оцениваются как достаточно высокие, но при более внимательном анализе видно, что Медведев, по крайней мере, по тому, как он начинает эту кампанию, скорее всего, значительную часть демократически настроенной общественности, демократически настроенного избирателя перетащит на свою сторону. Какой-то частью он все равно будет восприниматься как кандидат, поддержанный действующим президентом, государством, правящей партией, правящей группой, и этот радикальный избиратель за него голосовать не будет. Но избиратель не радикальный, либерально-консервативный, которого по нашим оценкам очень много в стране, не менее 30 %, по-видимому, пойдет голосовать за Медведева, который выступает с такой повесткой. В этом смысле Касьянов не набрал бы сколько-нибудь серьезного количества голосов. И тут самый лучший выход - это придумать выход из кампании с сохранением лица. Что касается Богданова, я просто не знаю, кто это такой.

Загружается, подождите...
0