Rambler's Top100 Service

Буш "болен" иракской заразой

Анатолий Уткин
Директор Центра международных исследований
7 февраля 2008

- Прокомментируйте, пожалуйста, ход предвыборной кампании в США.

 

- Предвыборная кампания 2008 года одна из самых интересных за всю историю американского парламентаризма. Она интересна тем, что президент-республиканец не нашел никого, кого бы он мог поддержать. Все от него бегут как от чумного, зараженного иракской заразой, и помощь Джорджа Буша означает только потерю голосов. С другой стороны, Демократическая партия выдвинула уникальных людей, она выдвинула афроамериканца, отец Обамы приехал из Гвинеи, и женщину, бывшую первую леди Хилари Клинтон. С другой стороны у нас возникает тоже необычная фигура. Мне приходилось бывать в США на выборах и в 2000, и в 2004 годах, и уже тогда Джон Маккейн мог бы быть выдвинут и победить. Но в то время объединенная сила ЦРУ и нефтяных монополий оказалась сильнее, и его отодвинули в сторону. Но на этот раз у Маккейна есть все шансы. После 'супервторника', ситуация несколько прояснилась: Джон Маккейн идет впереди, имея половину голосов, которые ему необходимы для избрания. Для избрания нужна 1000 голосов, у него 500 уже есть. А Демократическая партия - там 2 тысячи делегатов конвента - и 600 голосов имеет сенатор Обама, а 800 - Хилари Клинтон, там еще борьба предстоит. Традиционно, республиканцы - партия богатых, 85% всех печатных изданий принадлежат им. Республиканцы - это люди, живущие в ближайших пригородах, республиканцы ездят на самых лучших машинах, они окончили лучшие университеты, они владеют этой страной. К тому же республиканцы - это англосаксы, потомки тех, кто основал Соединенные Штаты. Что же касается демократов, то их большинство, примерно в два раза больше, но это совокупность этнических национальных меньшинств и самых разных профсоюзов. Роль профсоюзов сейчас уменьшилась, но, тем не менее, профсоюзное движение существует, АФТ-КПП (Американская Федерация Труда - Конгресс производственных п рофсоюзов) существует рядом с Белым домом. Ситуация такова, что наши герои готовились к выборам 2007 года, поэтому и ставят первым вопросом вопрос о войне. Но он сейчас, увы, не стоит номером один в американской национальной повестке дня. Во-первых, потому что за прошедший год Джордж Буш не выпускал войска в бой, они сидят в крепостях в Ираке, в связи с чем потери уменьшились в два раза. Эта тема перестала быть столь острой. И, во-вторых, ясно, что надо уходить. Только как уходить - оставить три маленьких государства, объединить Ирак или оставить там американские войска, как в Саудовской Аравии? Появилось новое грозное чудовище, и это чудовище называется гигантский американский экономический кризис. Этот кризис пришел неожиданно, он пришел поздней осенью прошлого года. И для него доблесть Джона Маккейна, который сидел семь лет в тюрьме во Вьетнаме, написал книгу, был сыном главнокомандующего американцев во Вьетнаме, совершенно ни к чему. Сейчас нужен человек тот, второй, который губернатор Массачусетса, который знает проблемы, который может предложить нечто для ослабления удара кризиса. Потому что сейчас встанет вопрос о безработице, о падении доллара, вопрос о международной торговле, и так далее. Вопрос об Ираке и Ближнем Востоке отходит на второй план. Так получилось, что восемь лет ждали решения одной проблемы, а появилась, и вот она-то и ставит в тупик многих. Мне кажется, что легче всего и удобнее ее было бы решать, такой представительнице демократов, как Хилари Клинтон. И книгу ее мы читали, и сама она знает проблемы Нью-Йорка. Из войны нужно выходить, это уже вопрос техники. И нация 2 года назад, избрав демократов, решила проблему. Теперь все демократы выступают против войны в Ираке, так что американские войска оттуда будут выведены. Но сейчас следующий важнейший этап - это конвенты. В июне и в июле будут конвенты Демократической и Республиканской партий, на них будут выдвинуты представители этих партий. Если кто-то из ныне участвующих в праймериз получит значительную долю, как, скажем, Маккейн, половину уже необходимых голосов, то его задача, в общем-то, фактически проштамповать еще одну половину, и дело уже решенное. Но у демократов все не так. Не думаю я, чтобы Америка была готова проголосовать за афроамериканца. И не знаю, готова ли проголосовать за женщину в качестве президента, за женщину, которую они видели разъяренной, которую они видели всякой. И это делает ситуацию среди демократов, у которых есть большой-большой шанс победить в этом году, очень напряженной и неясной. Мне кажется, что Обама отойдет в сторону, не поможет даже поддержка семьи Кеннеди. Они его поддержали , но ведь семья Кеннеди - маргиналы последние полвека, и ни один из них не пытался быть президентом. Хотя Эдвард Кеннеди в это время был сенатором. Он левый, он слишком либеральный, он не такой, какой нужен Америке. И поэтому поддержка семьей Кеннеди Барака Обамы не означает нечто чрезвычайно важного. А что касается основных штатов, то они уже завоеваны: и Джон Маккейн завоевал Нью-Йорк и Калифорнию, и Хилари Клинтон тоже победила в Нью-Йорке и в Калифорнии. Поэтому таких больших кушей, которые одним махом давали бы большое число депутатов, уже нет. Теперь нужно показать себя с точки зрения ораторского искусства, знаний, характера. Так что, не знаю, может быть, кому-то кажется скучной американская политическая жизнь, но мне она кажется очень интересной: человека опробуют со всех сторон. Можно ошибиться, как произошло с Джорджем Бушем, но все же не ниоткуда его выдвинули, он участвовал в дебатах. Еще будут дебаты между демократами и республиканцами, но это будет уже третья часть эпопеи, которая нам предстоит. Я думаю, что сейчас ситуация неясная - неясно, кто может выиграть. Но если сходу сказать, то, наверное, больший шанс у Маккейна, потому что он национальный герой, он летчик, он сидел в тюрьме, он выдержал все это. Он слушал Путина 10 апреля 2007 года в Мюнхене и был злой, как зверь, красного цвета, этот человек смотрит на нас с явным подозрением. А республиканцы раскололись по странному признаку - или афроамериканец, или женщина.

 

- На последние годы, когда республиканцы были у власти - довольно тяжелые время для Америки, в частности, экономический кризис, о котором Вы говорили, и война в Ираке. Каковы шансы, что республиканцы будут у власти, а не демократы? Или все-таки они себя дискредитировали на данный момент как правящая партия?

 

- Вы знаете, я с вами не соглашусь, последние годы были очень даже неплохие для Соединенных Штатов. Американская экономика давала 3-4%, для 13 трлн. американской экономики это очень много. Несмотря на то, что доля Соединенных Штатов в мировой торговли уменьшилась с 21% до 14%, это колоссальная экономика, а главное, что вся передовая технология идет оттуда. Если вы въедете в Кремневую долину, в город Сан-Хосе, и посмотрите по сторонам, увидите 'Хьюлетт Паккард', 'Майкрософт'. Вы увидите все эти знаменитые компании - вот там и делается информационная революция. И она продолжается, и американцы продолжают в ней лидировать. Поэтому я бы не сказал, что американцы в последние годы ослабли и показали себя хуже, чем в предшествующие годы.

 

- То есть Вы считаете, что предыдущая политика никак не может сейчас повлиять на выбор людей между республиканцами или демократами?

 

- Вы знаете, предшествующая политика была связана с Ираком, она была полностью связана с тем, надо туда посылать 20 тысяч человек или не надо, надо туда 100 млрд. еще или не надо. Эта проблема была, как мне кажется, решена два года назад. Помните женщину в Пилосе, которая сидит за президентом? Как только появилась эта женщина, стало ясно, что большинство в парламенте демократы, они выведут американские войска. Эта проблема уже решена, вопрос только во времени. Поэтому обсуждать прошлое - ну что, опять давайте ругать американскую разведку, что она неправильно дала данные, что она обвинила Саддама Хусейна не в том, и так далее? Это отыгранная пластинка. Сейчас, мне кажется, американцы думают об экономике, они думают об отношениях с Китаем, о самом разном, тут можно о многом говорить.

 

- Все кандидаты весьма негативно высказываются о Российской Федерации. Чем это вызвано, и в чем заключаются претензии к политике нашей страны?

 

- Американцы любят, когда существует разностилье в печатном слове, когда выступают левые, правые. Произошедшие изменения в нашей стране, которые лично я приветствую, они прикрутили к жуткой русской вольнице. И для нас прекращение битвы между либералами и консерваторами необходимо, потому что оно у нас приобретает характер перехода к гражданской войне и распаду государства. Эта опасность у нас отошла на второй план. Американцы считают, что тем самым мы загоняем себя в африканское состояние и отдаем право решения всех судеб одному человеку в Кремле и так далее. Они считают, что демократия была хороша при Ельцине и плоха при Путине. Но что касается большинства русских, то популярность Ельцина 2%, а популярность Путина 70%. Но это наша страна, мы в ней живем, и жители нашей страны своими голосами говорят о том, что им больше нравится нынешний режим, чем тот, который нравился американцам.

 

- А если все-таки рассматривать выборы в Соединенных Штатах Америки в контексте интересов Российской Федерации, какой кандидат нам более выгоден?

 

- Я бы сказал, что нам более выгодна Хилари Клинтон. Ее муж 27 раз встречался с российским президентом, он и она оказывали всяческое уважение России, 7 человек в ее ближайшем окружении были специалистами по России, а сейчас такой человек только один, это Кондолиза Райс

 

- Какие возможны изменения политики Соединенных Штатов Америки как для международной политики, так и для России, в случае, если победят демократы, и в случае, если победят республиканцы?

 

- Если победят республиканцы, они будут говорить о налогах. Они снизят налоги, уменьшат роль государства, будут вести себя более имперски во всем мире, будут более жестко себя вести на Ближнем Востоке, в частности, в Европе, в НАТО, в Афганистане, в Ираке. А если победят демократы, то они будут с большим вниманием относиться к нашим внутренним проблемам, будут нас ругать и хулить за те или иные события, обсуждать, совершенная у нас демократия или нет.

 

0