Рынок коррупции

Владимир Ефимов
председатель Совета Ульяновского регионального отделения 'Деловой России'
7 Март 2008

- Какие наиболее острые проблемы существуют для среднего и малого бизнеса в России?

 

- Эти проблемы системные, они не дают вообще встать на ноги малому и среднему бизнесу. Все упирается в коррумпированность нашего административного аппарата в регионах, на местах, в районах, даже в сельской местности - везде потрясающая, фантастическая коррумпированность. То есть малому и среднему бизнесу, прежде всего, необходимы финансовые ресурсы. Все, что касается диверсификации, инновационного бизнеса, находится в крайне застойном состоянии. Почему? Потому что в инновационный бизнес идут только те люди, которые всю жизнь занимались этим и без этого не представляют возможности дальнейшей жизни. То есть это истинные инженеры, это разработчики, это люди, которые вышли из производства. И на нескольких примерах я могу сказать: суперразработчик, суперинженер создает свою собственную компанию, занимаются разработкой электронной техники, но на серьезные, масштабные проекты он выйти все равно не сможет, у него не хватает ресурсов. В банк приходишь: ребята, у меня есть суперпроект, который нужно продвинуть, а в ответ: нет, финансирование инновационных проектов - это не банковский бизнес. Хорошо, идем в технопарк. Там отвечают: дайте нам активы, залоговые схемы. Откуда у хорошего разработчика есть залоговые схемы, недвижимость? Да этого не будет никогда. Это возможно только при активной поддержке администраций, государства. Только в этом случае возможна диверсификация и развитие инновационного бизнеса.

Сегодня интенсивно развивается строительство. Там, где можно применять энергосберегающие технологии, туда нужно привлекать увлеченных людей. А кто сегодня приходит в строительный бизнес? Те люди, у которых прихвачено все во всех администрациях: допуск к земле, откатные схемы - опять жесточайшая коррумпированность.

Строительство должно быть высококлассным, новым, современным, технологичным, энергосберегающим, вот это строительство мы должны поддерживать. Никто этим сегодня не занимается. Приходят люди, которые когда-то сумели приватизировать домостроительные комбинаты, далекие от современных технологий. Люди, которые на откатных схемах получают земли в городской черте и за пределами города, всевозможные здания, уже давно морально устаревшие.

Малый бизнес в коммунальной среде. Там тоже все уже прихвачено депутатами, людьми, которые стоят рядом с администрациями. И малый и средний бизнес сегодня обречен в России на вымирание, просто, потому что мы не можем справиться с коррупцией. Мы работаем с зарубежными партнерами, мы видим их подходы. Допустим, открытие кафе или ресторана. Не секрет, что для того, чтобы получить разрешение нужно истоптать не одну пару сапог. И бизнес развиваться не будет, поскольку большинство людей не в состоянии пройти все эти инстанции. Почему? Действуют старые законы, которые позволяют администрации использовать 'откатные' схемы. Все очень просто. Поэтому говорить о развитии малого и среднего бизнеса в существующей среде нет смысла. И когда нам говорят о вступлении России в ВТО, следует понимать, что это будет смертный приговор для малого бизнеса страны. Потому что в малом бизнесе в Европе задействовано до 80% активного населения. И, имея определенные гарантии при вступлении в ВТО, государственные гарантии, зарубежный бизнес пойдет в Россию. Да, он будет вынужден приспосабливаться к российским условиям, но у него есть ресурсы, позволяющие на откатных схемах добиться успеха. А российский бизнес не способен конкурировать, он не пойдёт на Запад, в Европу. Вступление в ВТО предполагает встречное движение. Но наш бизнес не конкурентоспособен. Поэтому перед тем, как вступать в ВТО, нужно поднимать малый и средний бизнес.

Сегодня нам говорят, что до 20% задействовано людей в малом бизнесе - это ложь. Не более 8-10%. Всё остальное - это дутые цифры. И прежде чем говорить об инновационном бизнесе, диверсификации бизнеса, нужно создавать условия: венчурные фонды, государственные венчурные фонды. На личном опыте работы с 'фондом Бортника', могу сказать, что это убожество. Там сидят чиновники, гордящиеся продукцией, которая на уровне радиолюбительства. Это примитивный уровень. О чём можно говорить, о какой конкурентоспособности можно говорить в экономике, в малом бизнесе, в инновационном бизнесе?

 

- Что изменилось за последние 8 лет?

 

- Какие-то позитивные организационные изменения есть. Они больше касаются формирования общественного мнения, а все, что касается непосредственно развития бизнеса, становится только хуже. Становятся более жесткими отношения с чиновниками, со всеми организациями. Все, что касается налогового законодательства - да, упрощенные системы какие-то действуют, но и внимание налоговых инспекторов становится более пристальным к этому. Отношение к налоговой политике перемещается в белую сторону, то есть народ уходит от черных доходов, серых доходов, во всяком случае пытается. Но на многих местах это по-прежнему остается, потому что все это находится в пределах разумной рентабельности. Если работать исключительно в белую, можно будет тогда вообще закрывать весь бизнес.

Хорошо то, что начали говорить о развитии малого и среднего бизнеса, вероятно, через какое-то время это скажется и появятся результаты. Сейчас пока их нет. Но я еще раз говорю, позитивные сдвиги есть, и общественное мнение меняется, и политики начали много об этом говорить. Видимо, это тот флаг, который поднимают и за счет которого многие политики пытаются выдвинуться, но реальных изменений нет, я, например, этого не ощущаю. Кроме того, в тех сферах, где существует жесткая конкуренция, явно присутствует серьезный административный ресурс, и если проводятся какие-то тендеры в строительной или еще в каких-то других средах, то административный ресурс присутствует однозначно, объективной оценки качества компаний, их профессионального уровня не происходит. Основная часть компаний работает в федеральных интересах - все это построено на откатах. Это не контролируется, это все видят. Но, тем не менее, это продолжает иметь место. У меня есть одна знакомая, которая преподает английский язык, она три месяца добивалась лицензии, хотя в этой сфере работает уже более десяти лет. Из нее явно вымогали деньги, удалось обойтись без взяток, но это ей стоило огромных усилий.

Бизнес открыть и получить разрешение на деятельность сейчас даже труднее, чем прежде. Для того чтобы открыть свое дело, необходимо получить разрешение, кредиты, но для этого всего требуется около года. Это что, позитив? Я уж не говорю о том, чтобы найти землю, выкупить ее, построить дом, чтобы построить дом на своей земле и оформить документы сегодня нужно не менее трех лет. Хотя строительные технологии позволяют этот дом построить за три месяца, материалы, технологии, техника позволяет это сделать мгновенно. А технология прохождения документации через администрацию и чиновников - три года.

 

- Что необходимо сделать государству для поддержки малого и среднего бизнеса?

 

- Нужны венчурные фонды, нужна государственная поддержка. И нужна жёсткая отчётность по вложенным государством средствам, но не забюрократизированная отчетность, как это имеет место сейчас. В частности, работая с 'фондом Бортника' мы делали отчеты о нашей деятельности по 100 страниц. Ответственный за отчетность с нашей стороны выезжал на консультации за год 16 раз. Это несопоставимо с теми деньгами, которые нам выделяли. Глупее ничего не придумаешь, там деньги просто воруются в огромных количествах, а люди, которые занимаются делом, вынуждены отчитываться за каждую ерунду. Ну и коль скоро мы говорим об инновациях, может быть пора отчетность присылать по Интернету?

 

- В каком направлении должен развиваться средний и малый бизнес, чтобы задачи, очерченные в Стратегии развития до 2020 года, могли быть решены легче?

 

- По-моему, обязательно развитие образования, то есть, восстановление профессионального образования в стране, это обязательно. Сегодня все страдают от недостатка кадров. Второе, это, конечно же, развитие инновационного бизнеса и диверсификация всех сфер. Дать возможность людям заниматься инновациями. А значит - нужно разработать механизмы финансирования, создание механизмов залоговых схем. Каким-то образом упростить лицензирование. Что касается лицензионных сфер, мы знаем, что там очень много запретительных схем и люди туда просто не идут.

 

- Какова роль государства в плане привлечения бизнеса для решения задач Стратегии - 2020?

 

- По-моему, у государства есть прямой интерес развивать бизнес. То есть, чем больше развит бизнес, чем больше самостоятельных людей, самостоятельно думающих, принимающих решения, тем лучше государству. Но у нас наоборот, государству не нужны самостоятельно думающие люди. Их выживают из всех сфер. Например, есть такая компания 'Урал-Связь-Информ', там был Владимир Ильич Рыбакин генеральным директором. Суперменеджер, но вдруг его ни с того ни с сего увольняют. А потому что самостоятельный человек, который думает, принимает решения, может отстаивать свою позицию не нужен в этом государстве. Даже рейтинг корпоративного управления 'Связь-Инвеста' в связи с его увольнением снизился.

Всё, что касается стратегии, основные направления определены, на мой взгляд, совершенно верно. Что касается тактики, она не отработана вообще, это общие слова, которые никак не определяют основные направления, для того, чтобы задействовать государственные и административные структуры, поставить перед ними конкретные задачи. Сегодня на всех уровнях говорят, что надо поднимать малый и средний бизнес. А вы разработали хоть какой-нибудь план по совершенствованию показателей? Какой он должен быть на следующий год? Через год? Каких показателей следует достичь? Ничего этого нет. Ну а отчетность. Это все достаточно просто - там, где выгодно, используем относительные показатели, там, где невыгодно - абсолютные. То есть, манипулируем показателями, которые объективно не отражают ситуацию в стране.

 

Интересные факты:
Загрузка ...












Европейский форум