Rambler's Top100 Service

Неопределенность как возможность новых инициатив

декан факультета прикладной политологии Высшей школы экономики
21 марта 2008

- Охарактеризуйте, пожалуйста, российско-американские отношения на данный момент. Какие существуют тенденции, какие возникают проблемы?

 

- В области российско-американских отношений сегодня мало чем можно похвастаться. Банально, но правда: за подчеркнуто доброжелательными личными отношениями В.Путина и Дж.Буша-мл. почти на всем протяжении их сроков - достаточно скудное (за исключением короткого периода после 11 сентября) содержание. Позитивная повестка дня минимальна: буксующий энергетический диалог, провисание и откат на направлении контроля над вооружениями, совместная борьба с международным терроризмом где-то на четвертом плане, абсолютно архаический барьер Джексона-Вэника, 'перетягивание одеяла' в СНГ, антиамериканизм в Москве, русофобия в Вашингтоне, бюрократическое торможение в обеих столицах:

За нынешним падением в российско-американских отношениях - различия (а подчас и несовместимости) в некоторых реальных интересах, ценностях, традициях. У нас разные представления о полюсах влияния в мире, разное видение настоящего и будущего Евразии, в том числе той ее части, которая непосредственно примыкает к российским границам, разное отношение к роли силы и некоторым аспектам соблюдения международного права, разное понимание специфики собственного внутреннего устройства.

В России считают, что заслужили много большего своей поддержкой Америки после 11 сентября. А получили 'цветные революции', выход США из ПРО, Ирак и Косово. Сейчас, оправившись от чувства слабости и унижения 90-х и окрепнув, Россия считает, что обрела солидную материальную базу, обеспечила стабильность и внутреннюю поддержку для проведения гораздо более самостоятельной и не зависимой ни от кого и ни от чего внешней политики. В США, напротив, продолжают говорить о деградации зачатков российской демократии и о неоимпериалистических замыслах Кремля и ждут, когда же завершится временное возвышение России, и она будет вынуждена отступить на позиции 'младшего партнера'. В результате недовольны все, и спираль взаимного непонимания раскручивается дальше.

Можно ли выйти из этого 'штопора'?

Но прежде: зачем это вообще нужно - выправлять сложившуюся ситуацию, раз мы такие разные? Вот зачем: мы - единственные в мире, кто может уничтожить друг друга и всех остальных, поэтому конфронтационность просто опасна. При различии целого ряда интересов, у нас много их общих и важных. Совместное противодействие антисистемным силам (международный терроризм, 'несостоятельные' и 'падающие' государства, распространение ОМУ, международная преступность), мировая энергетика, экология, бедность, обеспечение стабильности в опасных регионах. Для России конфронтация означает маргинализацию и похороны планов постиндустриальной модернизации. Для США - гораздо большую (и скорее всего, неподъемную) цену, которую придется платить за стабилизацию в ключевых и опасных регионах Евразии. К тому же растет неопределенность в мировом развитии, вероятны новые конфликты, сложно спрогнозировать последствия возвышения новых гигантов (Китай, Индия, Бразилия, ЮАР и др.).

Ясно и другое. Ближайшие месяцы - не самое благоприятное время для попыток выхода из ситуации напряженности и недоверия. За океаном до самого ноября иные приоритеты. Россия не в фокусе предвыборных дискуссий, хотя различия позиций в американском правящем классе и экспертном сообществе все же прорисовываются. Одни на России готовы 'поставить крест', другие не исключают взаимодействия по принципам Real politik . Но дает ли такой подход достаточные основания для надежд на выправление отношений?

В России - новый президент, и пусть его общий курс уже задан, ему все равно придется столкнуться с неожиданным и незапланированным. Он должен будет принимать решения, делать выбор. А значит, будут открываться и 'окна возможностей', о которых сейчас еще никто не знает. Ведь сказал же Медведев, что свобода лучше, чем несвобода, что у России и США одинаковые ценности, и они обречены на сотрудничество. Немало для начала.

Конечно, в случае корректировок, ему придется идти против некоторых предпочтений политических элит и стереотипов массового сознания (58% россиян, по февральским данным ФОМ, считают США недружественным государством). Но ровно это проделал В.Путин после 11 сентября. К тому же новации во внешнеполитическом курсе - это еще и возможность собственной легитимации нового президента.

Почему бы не воспользоваться возникшей неопределенностью и почти неизбежной паузой, чтобы прозондировать возможные направления для возобновления и интенсификации российско-американского диалога? У этой задачи три измерения - российское, американское и российско-американское.

'Вставшей с колен' России хорошо бы четко определиться, с кем и куда идти дальше. Не ситуативно, a la cart , подбирать выгодные на сегодня шаги, а расставить стратегические приоритеты, решить, что важнее, где возможны прорывные направления, новые возможности. Где эти потенциальные 'окна возможностей', которые в принципе можно будет приоткрыть в 2009 году? Это вопрос и к американской стороне.

Стоило бы подумать и о последствиях одностороннего выхода России из Договора по РСМД - будет ли это нам действительно на пользу? Придать новый импульс решению проблемы ДОВСЕ, в чем США должны быть заинтересованы не меньше нас.

И Россия, и США уже сейчас могли бы подумать о подготовке к новым переговорам по контролю и сокращению ядерных вооружений (благо 'вторая' мюнхенская речь, на этот раз Сергея Иванова, как будто бы дает на это надежду - слово за Вашингтоном). Договор СНВ не должен просто истечь к концу 2009 г. Хорошо бы инициировать активные российско-американские шаги в этом направлении. Пришло время попробовать подключить к диалогу по вопросам разоружения Китай, Индию и другие страны.

Возможны начинания и в отношениях России с нашими ближайшими соседями, с которыми у нас в последние годы как-то не складывалось - с Украиной, Грузией, Прибалтикой. В конечном счете, все это скажется и на отношениях с США. Инициативы нового диалога - признак силы, а не слабости. Свою силу Россия уже продемонстрировала, так, может, пришло время попробовать открыть новую страницу?

Да, Косово нанесло серьезный удар по международному праву. Здесь позиция России неизменна. Но ведь нам все равно придется определяться с другими 'непризнанными государствами'. Выжидание не может продолжаться бесконечно. Могут ли появиться новые российские предложения по Абхазии, Южной Осетии, Приднестровью, открывающие возможности сотрудничества и с другими заинтересованными странами?

США, даже до ноябрьских выборов, могли бы дать встречные сигналы. Хорошо бы дать ясно понять, что будет с уже упоминавшейся поправкой Джексона-Вэника; активнее содействовать вступлению России в ВТО; откликнуться на предложение начать конструктивные переговоры по ПРО в Польше и Чехии; ограничить действие иных раздражающих Россию факторов и т.д.

 

- На последней российско-американской консультации в формате '2+2' не было принято никаких решений. Объясните, пожалуйста, в чем заключаются предложения Соединенных Штатов Америки, что в ответ предлагаем мы, и как развивается эта ситуация?

 

- Никто и не ожидал, что будут быстрые результаты, но в политике важны и начальные, символические шаги. Они заключаются в том, что диалог продолжается при всем различии позиций сторон. Один из главных результатов проведенной встречи (по оценке Сергея Лаврова) в том, что американцы признали обоснованность наших тревог и опасений в отношении развертывания системы ПРО в Европе, согласились, что во внешней и оборонной политике важны не только намерения, но и реальные потенциалы и ресурсы.

В самом общем плане нам предложено наблюдать за развертыванием и функционированием компонентов американской ПРО. Много это или мало? А стакан наполовину полон или пуст? По крайней мере, выражена готовность обсуждать меры по укреплению доверия. Насколько можно судить, письменные предложения американской стороны поступили к нам только в среду утром. Они будут изучаться.

0