Кадры и производительность: катастрофа состоялась

Директор Русского института, Председатель консультативного совета Управляющей компании номер 1
24 Март 2008

Что необходимо решить в оставшееся время до инаугурации нового президента? Какие сложности могут быть? Возможны ли кадровые изменения, перестановки?

 

Нет сомнений, что все кадровые изменения и перестановки будут успешно подготовлены и осуществлены. Участие гражданского общества здесь не просматривается.

Вопрос не в том, что решить, а в том, какие проблемы включить в национальную повестку дня, пользуясь короткой доинаугурационой паузой. Таинство смены власти в России таково, что старая стратегия, как правило, бесследно исчезает вместе с прежним руководителем, даже упоминание о ней становится непарткорректным. А новая, по известному образцу Афины, сразу рождается с готовой стратегией в комплекте с венцом и державой. И обсуждать её не только поздно, но и неблагонадёжно.

Сегодня мы переживаем уникальный для России шаг к содержательной преемственности, усилие передать повестку дня от лидера к лидеру, как эстафетную палочку. Но вскоре после 7 мая все гражданские обсуждения стратегии станут маргинальны, она заживёт во власти закрытой аппаратной жизнью. У общества есть шанс во время этой паузы втиснуться в политповестку со своими болячками. Вот, кстати, хороший повод прошарить по сусекам: где там это пресловутое общество?

 

- Как вы считаете, возможно ли выполнить к 2020-му году стратегический план? И что нужно для этого сделать?

 

- Налицо как минимум две преграды развитию страны. Они - прямо перед носом, они грандиозны по масштабу, в рейтинге национальных проблем должны иметь порядковый номер один и два. Правда, сам факт их существования вроде бы признаётся. Но то, как и что именно о них говорят, вызывает даже не тревогу, а тоску.

 

Проблема номер 1 - кадры.

Был такой анекдот, сравнительно недавний. Все поезда на Ленинградском вокзале встречают граждане в пиджаках и галстуках, с авторучками и блокнотами и каждого гражданина с баулом вежливо останавливают: 'Скажите, пожалуйста, вы из Питера? Ах, как замечательно! Вы не страдаете церебральным параличом, нет? Какая удача! А читать-писать обучены? Поздравляем! Тогда у нас к вам серьёзное предложение: поработать в администрации'.

Смеяться тут не над чем. Сегодня уже впору каждый поезд на всех российских вокзалах встречать кадровикам и рекрутерам. 'Вы из Москвы, Мордовии, Якутии? Олигофренией не страдаете? Ах, страдаете? С кем не бывает: Писать не умеете? Ну, не повезло. Зато читать умеете, чудно! Не согласитесь ли поработать менеджером по маркетингу за две тысячи долларов? Мало? Три! Постойте, не уходите... Пять!'

Кадровая проблема стояла много лет. Простояла, пролежала - и сегодня мы имеем не проблему, а вполне состоявшуюся кадровую катастрофу. Поздно бить в набат. Надо отвечать конкретно: как дальше работать в перманентно катастрофической ситуации?

Почти во всех хозяйствующих субъектах кадровый корпус управленцев напоминает народное ополчение или фольксштурм. А вменяемых кандидатов на вакансии просто физически не существует! Только в Москве число проектов по формированию управляющих компаний в сфере прямых инвестиций зашкаливает за четыре сотни (каким образом они собираются ими управлять - это отдельная тема). Но кадров, отвечающих заявленным критериям компетенции, во всей стране хватит, дай Бог, на неполных три команды. Это означает, что управляющие компании из первого десятка обречены перевербовывать, переворовывать, перекупать кучку заевшихся 'манагеров' друг у друга, загоняя планку цен в стратосферу. Либо нанимать, кидаясь от варяг в греки, из числа тех, кто 'на ловлю счастья и чинов заброшен к нам по воле рока'. В остальных 97% компаний все вакансии займут 'питерские' в старом смысле слова: те, кто согласно 'принципу Питера' давно достиг и превзошёл уровень своей некомпетентности.

 

Постонав о кадрах, у нас обычно принято сетовать на ущербную образовательную реформу, на плохие вузы. Боже праведный, при чём здесь это?

Согласились, система образования нуждается в стратегическом реформировании. Но в том-то и беда, что к ситуации кадровой катастрофы это уже отношения не имеет. Титаник столкнулся с айсбергом; не пора ли на его борту учредить курсы переподготовки навигаторов? Любая реформа высшей школы сработает не раньше, чем через поколение. Даже в утопии 'Гадкие лебеди', где из космоса на Землю десантировалась раса идеальных педагогов-'мокрецов', они вынуждены были радикально разделить поколения и увести детей с собой на обучение в закрытую Зону. А ведь наша катастрофа в полной мере коснулась и преподавательских кадров. Но даже если в Отечестве вдруг вырастут, как грибы, десять приличных университетов (согласно международным рейтингам, сейчас нет ни одного), всё равно кадровый голод начнёт утоляться не ранее 2020 года. А с кем прикажете осуществлять стратегический план до того времени?

Как выбираться из кадрового тупика? Что делать, если на рынке кадров спрос на порядок превышает предложение, а быстро увеличить последнее не представляется возможным? Логика 'шоковой терапии' отечественного разлива предписывает: тогда надо снизить амбиции до уровня реального кадрового потенциала. Нет у нас в стране управленцев на четыреста управляющих компаний? Давайте откроем три, а прочие триста девяносто семь пусть сдохнут! По этой логике, в 41-м году, когда выяснилось, что у нас крайне ослаб командный состав (видать, из-за той же системы образования), надо было оставить на фронте те три дивизии, где офицеры способны воевать на немецком уровне, а все прочие армии распустить по домам. Или перекупить Гудериана с власовцами?

 

Безнадёжна здесь не ситуация, а логика. Подобные обстоятельства означают, что хозяйственная деятельность созрела до стандартизации, которая должна позволить большинству граждан, не страдающих тяжёлыми расстройствами, осмысленно участвовать в ней. Едва ли для успеха в управлении стоимостью требуется всенепременно степень MBA. Тем более, что сами выпускники бизнес-школ очень по-разному отзываются о том, насколько это помогло им в реальном предпринимательстве.

Большинство задач, которые сегодня приходится решать управленцам - в коммерческой ли сфере, в государственной - на деле шаблонны. Соответствующий управленческий стандарт должен быть срочно введён в оборот, он должен быть тиражируемым, лёгким в освоении: трёхмесячные курсы повышения квалификации - и вперёд! Опыт того же Центра корпоративного предпринимательства недвусмысленно показывает: в самой что ни есть крутой предпринимательской деятельности по производству добавленной стоимости основу составляет пласт вполне стандартизуемой рутины, доступный подмастерьям из числа вчерашних студентов. Проблема не в кадрах, а в глубокомысленой дребедени, которой полны управленческие учебники, что размножаются как кролики.

 

Проблема номер 2 - производительность.

На известном заседании Госсовета 8 февраля было сказано: 'Главная проблема сегодняшней российской экономики - это её крайняя неэффективность. Производительность труда в России остаётся недопустимо низкой. Те же затраты труда, что и в наиболее развитых странах, приносят в России в несколько раз меньшую отдачу'.

Проблему производительности советская Россия унаследовала от царской. Ленин писал: 'Производительность труда, это, в последнем счете, самое важное, самое главное для победы нового общественного строя'. Тема не сходила со страниц партийной и советской печати, склонялась на съездах и пленумах. Апрельский 1985 года Пленум ЦК провозгласил неизбежность операции по 'достижению нового качественного состояния общества'. Операция, увы, окончилась смертельным исходом. Её цель, вспомним, формулировалась следующим образом: 'Это прежде всего - научно-техническое обновление производства и достижение высшего мирового уровня производительности труда'.

Но и за двадцать лет до того XXIII съезд торжественно провозглашал: 'Главным источником роста производительности труда должно быть : ускорение научно-технического прогресса и повышение эффективности общественного производства : на основе развития и внедрения новой техники и прогрессивных технологических процессов'. Не хватало разве что упоминания о нанотехнологиях.

Мираж новой 'электрификации' не покидает российских горизонтов.

Как ни удивительно, понимание сути проблемы и способов её решения за девяносто лет не изменилось. Вновь предлагается 'радикальное повышение эффективности экономики, прежде всего на основе роста производительности труда'. Считается, что 'реализация инновационного сценария развития позволит нам добиться кардинального повышения производительности труда. В основных секторах российской экономики должен быть достигнут как минимум четырехкратный рост этого показателя за 12 лет'...

Конечно, сделаны нужные оговорки: 'В целом, необходимо развитие рыночных институтов и конкурентоспособной среды, которая будет мотивировать предприятия снижать издержки' и т.п. Но ведь и Ленин призывал 'черпать обеими руками хорошее из-за границы: Советская власть + прусский порядок железных дорог + американская техника и организация трестов + американское народное образование': И XXIII съезд предписывал 'расширить хозяйственную самостоятельность и инициативу предприятий, повысить ответственность и материальную заинтересованность в результатах своей деятельности'.

 

Стоимостное мышление, проблема сверхнизкой капитализации российских активов, как видно, по-прежнему непосильны для экспертно-аппаратного истеблишмента.

Давайте посмотрим на вещи, понятные человеку с неповреждённым здравым смыслом и средним неэкономическим образованием, самые приземлённые - к примеру, на земельный рынок. Возьмём, скажем, Пензенскую губернию, проведём по глобусу линию широты и проверим, сколько стоят земли в сходной природно-климатической зоне. Будем для ясности вести речь только о землях сельхозназначения с достаточно высоким бонитетом. Оставим до поры в стороне пустующие или 'неотмежеванные' земли. Нас интересуют сейчас только те, на которых действуют профессиональные операторы, успешно ведущие агробизнес. Выясняется, что в Польше - а Варшава с Пензой на одной широте - такая же точно земля стоит в 5 раз дороже. А ещё чуть западнее - в Нидерландах - аж в 30 раз. Что, польские фермеры бегают в пять раз быстрее наших? А голландские пашут лазерным наноплугом?

Чем чревата абстракция 'низкой капитализации' для собственника земли? Если я - российский колхозник или фермер - хочу под залог своей земли взять кредит, чтобы обновить агротехнологии, то для меня кредит будет в 5 раз скупее, чем у поляка или венгра, в 30 раз скуднее, чем в Голландии. Не повысив сперва стоимость своих активов, мы не сможем повысить ни их эффективность, ни мощность. Трактор не купим, управленцев не наймём, зарплату рабочим не увеличим, потому что банк прежде всего смотрит на залоговую стоимость - а земля наша не стоит ничего! Подъём к нанотехнологиям обрывается уже на взлётной полосе. Стоимость - простейшая, исходная мера производительности, первое условие её повышения.

Почему же познанская земля радикально производительнее пензенской? Этот вопрос не стоит ни в политической, ни в стратегической повестке дня. Академии наук не до него, она занята собственными обесценившимися активами.

 

И здесь проблемы номер 1 и номер 2, линии кадров и производительности - смыкаются:

Парадигма управления стоимостью - скрытый мотор непонятого нами 'Капитала' -вторично доползла к нам с просвещённого запада в качестве новейшей управленческой моды. Но сегодня считается: чтобы управлять стоимостью, нужно нанять выпускника Уортона за сотню штук в месяц, который соберёт команду обладателей MBA и сядет колдовать. Это совсем не смешно. Красная цена управленца, занимающегося стоимостью земли, должна быть равна средней зарплате по стране. Курсы - трёхмесячные, образование - среднее, это, в общем-то, нехитрая вещь. Когда-то наша страна такие проблемы умела решать. В 1929 году понадобились кадры для проведения коллективизации (здесь не обсуждается ни её целесообразность, ни методы). На кратких курсах, включающих стажировки, было подготовлено 25 тысяч операторов из числа рабочих. Они отправились в деревню и в сжатые сроки совершили социальный сдвиг формационного характера. Сопоставимые по масштабам задачи стоят сегодня перед страной, и придётся решать их с должной эффективностью.

Вот, по моему разумению, две незатейливых идеи, которых не хватает нынешней учёно-стратегической дискуссии.

 

Интересные факты:
Загрузка ...











Европейский форум