"Население не знает своих прав"

Первый вице-президент Федерального союза адвокатов, доктор юридиченских наук, профессор
3 Апрель 2008

Дмитрий Медведев одной из главных задач считает искоренение правового нигилизма в нашей стране. Почему, на ваш взгляд, граждане в нашей стране стараются только в самом крайнем случае обращаться в суд для решения своих проблем? Что это, какие объективные и субъективные причины этого явления?

 

Проблема правового нигилизма актуальна не только в России, это проблема и развитых цивилизованных стран. Дело в том, что законодательный поток очень велик, это изменения, поправки, имплементация международных норм права. Всем известно, что нормы Европейского суда по правам человека имеют прямое действие. Мы уже не можем говорить, что в нашей системе действует романо-германская система, потому что применяется ряд прецедентных судебных решений. Это уже американское влияние на нашу правовую систему. Известно, что в Америке больше всего в мире юристов, юристов-адвокатов. 50% всех юристов всего мира работает именно в США. Это не случайно, потому что в потоке различных изменений и поправок стало сложно разобраться и отстоять свои права. И сейчас в адвокатуре остро стоит вопрос специализации. То есть, даже профессионал-адвокат не может себе позволить знать всё. А простому гражданину, который сталкивается так или иначе с любыми отраслями права, с любыми направлениями юридических знаний, конечно, невозможно знать свои права, и тем более, невозможно реально отстоять свои права. При этом нужно понимать и российскую специфику: у нас неидеальное правосудие и во многом пробельное. Правовая неопределенность как питательная среда коррупции, конечно, имеет место, кроме того, имеется большой пласт законов, доставшихся нам от СССР, они всё действуют. Есть нормативные документы за подписью Сталина и Ленина, которые действуют и имеют юридическую силу. Поэтому проблема правовой грамотности не только российская, это проблема повсеместная, она и в цивилизованных странах остро стоит. Но у нас она наиболее острая, потому что население не знает своих прав, и не случайно президент это отмечает. Мы крайне редко узнаем о тех или иных безобразиях, и чаще после того, как гражданин набрался смелости и обратился в суд.

 

Но и сами россияне не очень уважительно относятся к законам. Что нужно делать, чтобы это как-то исправлять?

 

Разъяснительную работу, конечно, нужно начинать сверху, потому что россиянин, прежде всего, смотрит на вышестоящих чиновников, должностных лиц, и видит то, что они себе позволяют. И, естественно, все это примеряют на себя. Мы видим, что происходит на дорогах - именно должностное лицо нарушает все правила движения. Естественно, что безнаказанность превращается во вседозволенность, и эти вещи повсеместны. Поэтому, если наводить порядок, то его нужно наводить сверху вниз, а не снизу вверх, когда должностным лицам можно всё, а простому человеку нельзя ничего. Кроме того, нам необходимо наведение порядка в сфере налогообложения, в сфере дорожно-транспортной ситуации и прочее, прочее, перечислять можно бесконечно.

 

Как Вы считаете, насколько радикально нужно менять правовую систему, чтобы люди стали доверять ей?

 

Кардинальное реформирование правовой системы уже произошло. Нужно подчищать то, что есть в части правовой неопределенности. Чтобы человек мог разумно планировать свое поведение и знать, чего ожидать за то или иное поведение. Я считаю, что пробельность и неопределенность, которая остается на усмотрение должностного лица, принимающего решения, это основная беда российского законодательства. Поэтому устранение вопросов пробельности и правовой неопределенности - я думаю, вот основная проблема, стоящая перед второй серией нашей реформы, потому что первое кардинальное изменение в основном уже прошло.

 

Что Вы можете сказать о тенденциях, которые произошли с начала 90-х годов до сегодняшнего дня? Как изменилось правовое сознание населения, какие позитивные сдвиги произошли за эти годы? И что нужно еще сделать?

 

Позитивные сдвиги, конечно, произошли. Мы можем смотреть статистику, количество обратившихся в суды неуклонно растет, и суды, в общем, с большим трудом справляются с наплывом обращений российских граждан, и в том числе в Европейский суд по правам человека. Это определенный показатель. Конечно, много пустого, неграмотного, холостого, иногда юридически неверные обращения загружают судебную систему и Европейский суд по правам человека. Но, тем не менее, эта активность является определенным показателем правовой грамотности, мы видим, что население решает в основном вопросы правовыми способами. Уходят в прошлое 'разборки', убийства, криминальные 'стрелки'. Сейчас даже преступные авторитеты решают вопросы через суд, а не так, как это было в 90-х.

 

Но люди жалуются на волокиту, на очень медленное рассмотрение дел в судах. Нужно ли что-то менять в самой работе судов? Досудебное решение вопросов - существует ли такое у нас?

 

Вы понимаете, у палки есть два конца, то есть две стороны этой проблемы. Быстрое решение - это не всегда качественное решение. Поэтому система быстрого рассмотрения в судах, я думаю, возможна только в ситуациях 37-го года, когда 'тройки' рассматривали дела без суда и следствия, скорость была максимальная. Настоящее судопроизводство быстрым быть не может, нужен анализ, сбор доказательств, изучение позиций по делу - это процессы небыстрые. Конечно, объективно судопроизводство буксует отчасти от наплыва, отчасти от кадрового голода, отчасти от некомпетентности аппарата судебного и правоохранительного. Ведь посмотрите, в дознании и следствии в основном у нас работают люди, не имеющие высшего юридического образования, там недокомплект процентов 50. Дознаватели, в основном, имеют какое угодно образование, кроме юридического. И эта проблема отражается и на скорости, и на качестве, и на том, что уходят от ответственности виновные. Эта проблема комплексная, и желание получить простой ответ на сложный вопрос, но его, к сожалению, не бывает.

 

Вопрос по поводу судей: насколько они защищены, в широком смысле этого слова, то есть и от влияния извне, и вообще как должна осуществляться безопасность судей. Что нужно сделать, чтобы судьи стали по-настоящему авторитетными людьми и люди им доверяли?

 

В данной ситуации в судебной системе действует вертикаль управления, которая построена через рычаг воздействия дисциплинарных комиссий. То есть жалоба на судью идет после одобрения председателем суда. Естественно, на всех судей идет определенный поток жалоб, и председатель суда регулирует этот поток. Поэтому зависимость от председателя суда превращает общую судебную независимость в пустой звук, в формальные вещи. Считаю, что нужно изменить систему подачи жалоб в дисциплинарные комиссии, это должен быть институт, независимый от судебной системы, как это было раньше. Кроме того, должен быть Департамент безопасности при Верховном суде, который расследует случаи коррупции в судебном сообществе. Понятно, что защита 'чести мундира' не дает такого рода институтам действовать эффективно, но определенный процент влияния на качество это оказывает. Потом это комплексная проблема, и двумя-тремя мазками ее решить сложно, надо время, чтобы детализировать все эти вещи. Но на поверхности есть две основные составляющие, в части Департамента собственной безопасности: он должен рассматривать вопросы не только самого судьи, но и вопросы в отношении ближнего круга, то есть родственников, близких. Потому что сейчас известны ситуации, когда блага предоставляются родственникам и близким, которые встроены в коммерческие структуры, и вроде бы судья чистый, белый и пушистый, ничего не берет, а жена его коммерсант и пользуется всеми благами. И здесь основная проблема - влияние местных органов власти. Региональные власти имеют по-прежнему инструменты материального стимулирования судей, сейчас прямые выплаты ушли в прошлое, но завуалированные остались - предоставление квартир, телефонов, выделение земли и так далее. Вопрос, кто это должен расследовать и кто за этим должен надзирать. Ввиду того, что судебная система независимая, я думаю, что это должен делать определенный судебный департамент по типу собственной безопасности МВД или иных структур.

 

Поскольку поставлена задача искоренения правового нигилизма, усиления роли суда в жизни граждан России, как скоро эта проблема может решиться в нашей стране, сколько лет уйдет на это?

 

Есть проблемы вечные, в том числе и коррупция, в том числе и построение правового государства, которые, в идеале, осуществить нельзя.

 

Ну, хотя бы довести нашу правовую систему до европейского уровня.

 

Это относительные ценности и относительные достижения. Относительные достижения сегодня уже есть, до европейского уровня наша страна, как показывает история, в общем, при всем ее стремлении никогда не добиралась. Поэтому я думаю, что абсолютная ценность недостижима. А те идеалы 1913 года, когда мы были рядом с Европой, вполне реализуемы.

Интересные факты:
Загрузка ...












Европейский форум