Rambler's Top100 Service

"Концепция долгосрочного развития страны до 2020 года не может быть доработана без решения по НДС"

бывший вице-премьер-министр РФ, председатель наблюдательного Совета ИК "Ренессанс Капитал"
9 апреля 2008

Какие блоки вопросов поднимались на встрече Медведева с Бюро Российского союза промышленников и предпринимателей?

 

Во-первых, обсуждалась необходимость предусмотреть в долгосрочной стратегии некие пороговые значения тех или иных параметров, а также различные сценарии развития ситуации в экономической сфере. Включение таких сигналов для бизнеса в долгосрочную стратегию позволит бизнесу понять, когда вступает в силу та или иная экономическая политика. Этот набор сигналов должен быть понятен бизнесу, чтобы не приходилось гадать, например, что будет с ценовой политикой, будут ли цены заморожены или будут действовать рыночные механизмы. То же самое должно применяться и к финансовым рынкам: бизнесу нужно понять, будет ли в дальнейшем свободный обменный курс или он будет сдерживаться.

Второй блок вопросов - это реформирование основных налогов. В связи с этим мы упомянали налог на добавленную стоимость. Для нас очень важна определенность позиции правительства и избранного президента. Сейчас сложилось согласие между правительственными ведомствами. Мы считаем, что окончательно такой документ, как Концепция долгосрочного развития страны до 2020 года не может быть доработан без решения по НДС. Дмитрий Анатольевич Медведев понял нашу позицию и согласился с тем, что либо этот комплексный долгосрочный документ надо утверждать позже, если к маю мы не будем готовы определиться по НДС, либо срочно определяться по стратегии реформирования этого налога. Наша позиция остается неизменной: мы считаем, что снижение НДС и унификация ставок налога на добавленную стоимость позволит ускорить диверсификацию российской экономики. Особенно это актуально для перерабатывающих отраслей, ориентированных на внутренний рынок, поскольку экспортеры получают возмещение НДС, пусть это происходит с задержками, с трансакционными издержками, в том числе судебными, поскольку 90% от недовольства возвращается по судам. Но экспортеры страдают в данном случае в меньшей степени, это проблема для компаний, ориентированных на внутренний рынок, и во многом для среднего и малого бизнеса.

Вторая тема - это судьба пенсионной реформы и в связи с этим судьба единого социального налога. Мы также считаем, что без определенности по этому вопросу нельзя утверждать долгосрочную стратегию. Мы имеем свою позицию здесь, она утверждалась Бюро Российского союза промышленников и предпринимателей. Мы готовы идти на софинансирование накопительной части пенсий, я имею в виду объединение работодателей, и самое важное - создать длинные пенсионные деньги как источник инвестиций и решить проблему устойчивости пенсионной системы, с тем, чтобы она имела более устойчивые источники для своего существования, нежели сейчас. Сейчас все большая часть Пенсионного фонда субсидируется из федерального бюджета. Определенность в политике по ряду вопросов: будь то финансовая политика, денежно-кредитная политика или вопросы, связанные с соотношением административных и рыночных механизмов - все это должно быть инкорпорировано в Стратегию долгосрочного развития. И тогда мы вправе рассчитывать, что этот долгосрочный документ не будет просто красивой бумажкой, которую мы некоторое время будем всем показывать, а затем забудем о ней в силу того, что текущая экономическая политика и наши среднесрочные программы будут приниматься на основании совсем других критериев и исходить из других целей. Мы рады тому обстоятельству, что избранный президент разделяет этот подход. Мы не обсуждали сроки и ставки, поскольку здесь должно определяться правительство, но мы договорились о подходе, что без определенности по вопросам налоговой и пенсионной системы невозможно принимать программу, которая была бы не декларативным, а целеполагающим документом.

 

Что делается или планируется делать для поддержки крупного бизнеса?

 

Мы не ставили вдогонку к тобольскому заседанию Президиума Госсовета вопрос о предоставлении нам каких-то послаблений. Дескать, малому бизнесу послабления дали в части проверок, пора бы и нам. Хотя у нас есть позиция по повышению эффективности надзорно-контрольных функций государства. Мы считаем, что надзор должен ориентироваться не на фискальную функцию, больше штрафов собрать с бизнеса, а на соблюдение законов. Применительно к налоговому администрированию мы не раз формулировали эти требования к надзорно-контрольным функциям государства и в более широком виде. Нельзя ориентироваться на валовые показатели, такие, как количество проверок, количество возбужденных дел в судах. Мы считаем, что одним из критериев может быть количество выигранных дел в судах. Например, 90% НДС возмещается по судам и налоговая служба не возмещает при экспорте НДС по той причине, что часто боится в том числе давления со стороны иных надзорных органов, правоохранительных: почему вы вернули НДС, а вдруг там фирма-однодневка. Поэтому налоговикам проще отдать дело в суд, пусть суд решает. Но если оказывается, что дела выигрывают налогоплательщики, значит, что-то неладно в надзоре и в администрировании налога на добавленную стоимость. Мы считаем, что количество выигранных дел в суде против бизнеса в данном случае надзорными органами - это критерий эффективности, а количество проигранных - это критерий неэффективности их работы. Такого рода критерии должны быть внедрены в оценку деятельности надзорных органов. Кроме того, сегодня поднимался достаточно деликатный вопрос о возмещении ущерба бизнесу со стороны и чиновников, и государства в случае, если такой ущерб нанесен. И Дмитрий Анатольевич как юрист-цивилист дал абсолютно взвешенную трактовку, что действующее законодательство позволяет требовать возмещения ущерба, нанесенного государственными чиновниками, если они действовали в рамках своих полномочий. А если они выходили за рамки своих полномочий, то это уже предмет уголовного процесса. Особенно это важно иметь в виду, если анализировать итоги приватизации. Потому что иногда под предлогом восстановления справедливости и нарушенного закона при первоначальной приватизации государство возвращает себе или хочет вернуть собственность, в том числе хорошо капитализированную, растущую собственность и так далее, но при этом не ставится вопрос о возмещении ущерба. Условно говоря, мы считаем возможным, что государство исправляет свои ошибки, но, во-первых, нужно тогда рассматривать это как недостаточно обоснованную деятельность государственных органов, и они уже сейчас должны привлекаться к ответственности или соответствующие чиновники, если их можно разыскать, конечно, к ответственности за ущерб, нанесенный государству в том числе. Но в данном случае бизнес должен получать рыночное возмещение, если исправляются ошибки таким образом. Можно ли в порядке регресса возложить соответствующую материальную ответственность на соответствующих чиновников? Наверное, вряд ли, но хотя бы принцип должен быть соблюден. Поэтому эти темы были сегодня обсуждены, в том числе мы хотели бы сами заниматься мониторингом правоприменительной практики и предлагать властям, не напрямую, естественно, высшим судам, Арбитражному суду в частности, но властям свое видение состояния правоприменительной практики с целью и корректировки законодательства там, где это нужно, или с целью создания своего рода прецедентного права. Мы страна с континентальной системой права, и прецеденты у нас, в отличие от англосаксонской модели, вроде бы не приняты, но, тем не менее, правоприменение создает некий набор кейсов, которые могут служить на период до корректировки законодательства основой для деятельности судов как некий стандарт, унифицированная практика. Мы заинтересованы в том, чтобы была такая унифицированная практика деятельности судов через принятие соответствующих разъяснений пленумами Высшего арбитражного суда, других высших судов. Так что на эти вопросы, достаточно, как нам казалось деликатные, были даны очень внятные, убедительные ответы. И нам кажется, что диалог с властью здесь может быть достаточно эффективным.

 

Загружается, подождите...
0