Rambler's Top100 Service

Интеллектуальная собственность: проблемы закона

Михаил Федотов
руководитель кафедры ЮНЕСКО по авторскому праву и другим отраслям права интеллектуальной собственности, д.ю.н., профессор
24 апреля 2008

Насколько сегодня законодательно права на интеллектуальную собственность обеспечены в России?

 

К сожалению, обеспечены недостаточно. В силу вступила IV часть Гражданского Кодекса, которая отменила все ранее действовавшие законы. Но она не может действовать в отрыве от подзаконных актов. И сейчас возникли большие трудности, связанные с тем, что целый ряд вопросов не урегулирован на уровне подзаконных актов. В частности, не выпущены необходимые постановления правительства. Кроме того, вся судебная практика, которая существовала и была обобщена в Постановлениях Пленума Верховного суда РФ, тоже оказалась подвешена, потому что старые постановления Пленума уже не действуют, ссылаются на уже не действующие законы, а новых постановлений пока нет. И новой практики пока тоже нет. Поэтому сейчас у нас сложный переходный период, к этому нужно относиться с пониманием.

 

Приведите примеры вопросов, не урегулированных подзаконными актами.

 

Например, закон устанавливает право авторов и изготовителей фонограмм и аудиовизуальных произведений, то есть кинофильмов, получать вознаграждение за то, что их произведения копируются в домашних условиях. Например, вы купили диск, на котором есть некие песни, которые вы хотите скопировать, чтобы иметь такой же диск у себя на даче. Вы берёте чистый диск, вставляете в компьютер или другое устройство и копируете. Таким образом вы делаете копию. Если бы такой возможности не было, вы должны были бы идти в магазин и покупать второй точно такой же диск. Если бы вы купили этот второй диск, то тогда правообладатели, то есть, авторы произведений, которые записаны на этом диске, изготовители фонограммы, и так далее, получили бы своё вознаграждение. Но вы же не покупаете второй диск, а делаете его копию, поэтому они ничего не получают. Вот для того, чтобы им компенсировать те доходы, которые они не получают в результате возможностей копирования, законодатель и придумал следующую меру. На ввозимые на территорию РФ чистые носители и оборудование, за исключением профессионального, то есть, на то оборудование, которое стоит, например, на телекомпаниях, эта норма не распространяется, а для бытового оборудования, которое может быть использовано для копирования устанавливается сбор, который должен взиматься и распределяться между правообладателями. Норма закона есть. А как её применить? Для этого должно быть специальное постановление правительства, потому что закон прямо говорит, что правительство устанавливает порядок, размеры этих сборов. А этого постановления нет. Получается, что норма сегодня ещё не действует, она пока "спящая". И таких норм достаточно много. Например, то же самое можно было еще вчера сказать о праве следования. Это право, которое принадлежит художнику, который может получить некое вознаграждение в случае публичной перепродажи его произведения. То есть, художник продал свою картину, а дальше эта картина была перепродана второй раз, или третий, или пятый. И он имеет право с цены перепродажи получить определённый процент. Еще вчера эта норма не действовала, но уже сегодня есть такое постановление

 

А правопреемник имеет право получить этот процент?

 

Да, конечно. Например, при перепродаже картины Несмеянова должен был взиматься этот сбор в пользу правообладателей, то есть в пользу его наследников, в течение всего срока действия авторского права, то есть не только при жизни автора, но и 70 лет после смерти, пока это право действует. Но мы наталкиваемся на проблему, которая связана с тем, что у нас до сих пор не существует системы паспортизации произведений изобразительного искусства, которые вводятся в оборот. И вышедшее сегодня постановление правительства эту проблему не решает. Есть картина: эксперты говорят, что ее написал художник Несмеянов. Но это говорят эксперты, а где документ? И потом, мы же не можем по поводу каждой картины обращаться к экспертам, это будет очень дорого. Тем более, может быть картина, которая буквально вчера написана художником. Он ее вчера написал, сегодня продал, а через неделю она была перепродана во Франции. Здесь ее купили за 100 рублей, там продали за 100 тысяч - а художник ничего не получит. Потому что во Франции будет неизвестно, что это за произведение продавалось, и где этот художник, и что ему принадлежит. Может, ему ничего не принадлежит в результате. Поэтому для того, чтобы эта норма начала работать, нужно создавать систему паспортизации, и чтобы за каждой картиной ходил этот паспорт - тогда художник получит свой процент, в том числе и если картина перепродана во Франции, в Великобритании, в Германии и так далее. И государству от этого тоже будет прибыль, поскольку оно получит налоги.

 

Как на сегодняшний день у нас соблюдается законодательство по защите интеллектуальной собственности?

 

А у нас только один закон теперь - это IV часть Гражданского кодекса. Соблюдать его очень трудно, потому что пока нет многих подзаконных актов. В результате что-то работает, а что-то - нет. Трудно его соблюдать еще и потому, что нет практики. Например, сейчас все издательства хватаются за голову, потому что не знают, как переделывать договоры, которые у них есть с авторами. Все договоры, которые были заключены раньше, продолжают действовать, но надо же заключать новые. А новые договоры надо заключать по новому законодательству, а практики никакой нет. Сейчас всем всё приходится переделывать. А в Гражданском кодексе очень много норм, которые, мягко говоря, не вполне понятны, возникает много противоречий и юридических коллизий. В одной статье написано, что автору полагается вознаграждение, а в другой статье написано, что автору не полагается вознаграждения. В одной статье написано, что нужно получать разрешение автора, в другой статье написано, что не нужно получать. В общем, много не вполне понятных ситуаций. Но это тоже объяснимо, потому что создатели IV части Гражданского кодекса пошли революционным путем и в результате многое сделали, я бы сказал так, непонятным. Но хорошо то, что у нас развивается законодательство. Появляются новые институты, новые правовые механизмы. Но нужно, чтобы эти правовые механизмы были более четко отработаны. Например, у нас впервые появилось права публикатора, но что с ними будет, понять очень трудно, потому что единственная страна в мире, где у публикатора есть свои права, это Голландия. Причем в Голландии это не совсем так, как у нас. И как эти нормы будут действовать, пока сказать трудно, но я предвижу, что здесь будут большие конфликты. Точно такие же конфликты будут неминуемо возникать между, например, обладателями доменных имен и товарными знаками. В IV части Гражданского кодекса сначала была в проекте глава про доменные имена, потом ее выбросили. Но выбросили ее не до конца, потому что доменные имена все равно в IV части упоминаются, а что это такое, не объяснено. Возникает вопрос: а что такое доменное имя? Если есть доменное имя, может быть, есть и доменное отчество или доменная фамилия?

 

Загружается, подождите...
0