"Европейцы хотят создать односторонний механизм "порки"

Заведующий Центром политической интеграции Институт Европы РАН
30 Апрель 2008

Каковы перспективы подписания договора о партнерстве между Россией и Европейским Союзом, и в чем состоят основные препятствия? Кто выступает против выдачи мандата на ведение переговоров?

 

Прежде всего, нужно развести вопросы: перспектива выдачи мандата на начало переговоров и перспектива того, что через год либо два переговоры успешно завершатся подписанием какого-то соглашения. Это два принципиально разных вопроса. Говоря о мандате, наши европейские партнеры попали в ситуацию, возникновение которой неоднократно предсказывалось, и которая уже имела место в прошлом. Речь идет о том, что некоторые страны Евросоюза свои личные национальные проблемы выносят на общеевропейский уровень, надеясь использовать ЕС как некий таран для того, чтобы их решить. Тем самым эти страны создают проблему, прежде всего, для самого Европейского Союза. Такая ситуация была неоднократно, и не только в отношениях с Россией. Проблема польского мяса всем известна, сейчас роль Польши заняла Литва, у которой есть ряд довольно странных требований, например, восстановление поставок нефти на Мажейкяйский нефтеперерабатывающий комбинат, прерванных из-за того, что трубопровод ремонтируется. Понятно ведь, что можно требовать что угодно, но от этого трубы сами не починятся. Другое странное требование - Россия должна оказать активное содействие в расследовании событий 1991 года в Вильнюсе. Если вы помните, тогда имели место беспорядки и попытка применения еще советскими властями вооруженной силы.

По этому поводу можно сказать только одно: Россия заинтересована в начале переговоров и подписании Договора о стратегическом партнерстве с Европейским Союзом в той же степени, как и Европейский Союз. Наш представитель в Брюсселе господин Чижов использовал в последний раз даже другую формулировку: 'Россия заинтересована в Договоре о стратегическом партнерстве так же сильно или так же мало, как в этом заинтересован ЕС'. Потому что ситуация уже выходит за рамки общепринятой практики, когда больше двух лет стороны не могут начать переговоры, когда сама идея переговоров была согласована еще в 2005-2006 году. Что касается возможности проведения переговоров и выхода на какое-то интересное соглашение, то, к сожалению, я оцениваю перспективу успешного завершения переговоров не очень высоко. Скорее всего, если какой-то текст и будет согласован, то он будет банальным и довольно пустым. Во многом потому, что очень различаются приоритеты и интересы сторон. Плюс еще проблема взаимного доверия, проблема взаимного ухудшения имиджа России в Европе и Европы в России и еще целый ряд факторов.

 

Какие вопросы вызывают наиболее острую полемику, проблемы энергетической безопасности?

 

Я бы не стал выпячивать на первый план вопросы энергетики. Потому что Россию существующий механизм взаимодействия с европейскими странами в сфере энергетики вполне устраивает. Это наши европейские партнеры желают существующие правила игры заменить принципиально иными, более благоприятными для них и менее благоприятные для российских компаний. Россия гораздо больше заинтересована в том, чтобы обсуждать вопросы усиления научно-технического сотрудничества и гармонизации, может быть, выработки каких-то единых научно-технических долгосрочных программ с европейцами. Это для российской экономики гораздо важнее. Кстати, это еще один пример того, что очень сильно расходятся интересы России и ЕС, которые будут обсуждаться в ходе переговоров. Европейцы видят будущий договор как очень масштабный и очень детальный. Российская сторона видит будущий договор как относительно небольшой по объему, который будет затем дополняться какими-то секторальными, отраслевыми соглашениями. Европейцы в сфере экономики, например, выступают за подписание соглашения о зоне свободной торговли. Для России, насколько я знаю ситуацию, в последние пару лет, это уже не столь привлекательно, как было раньше. С одной стороны, нашим людям, отвечающим за экономическое развитие, хотелось бы чего-то большего в отдельных секторах. С другой стороны, эффект создания зоны свободной торговли с ЕС пока никто особо не просчитывал, и не факт, что он будет большим, учитывая, что основной российский экспорт - это энергоносители, а они и так поставляются абсолютно свободно. И, разумеется, в ходе переговоров встанет вопрос о правах человека. Точнее даже не о самих правах человека, а о попытках Европейского Союза включить в будущее соглашение механизм, когда, ссылаясь на некие нарушения прав человека, Европейский Союз будет в той или иной степени применять против России санкции. При этом, разумеется, европейцы попробуют не допустить, чтобы в соглашении было сказано, что и Россия может обращать внимание на нарушение прав человека в Европе и, соответственно, применять санкции. То есть европейцы хотят создать односторонний механизм 'порки'. С российской стороны, как я вижу ситуацию, было бы более целесообразно превратить диалог по правам человека в нечто конструктивное, потому что сейчас он напоминает просто обмен взаимной критикой, стороны покритиковали друг друга, и довольные разошлись, ничего не изменилось. Нужно пытаться перевести этот диалог в формат попыток общего решения общих проблем.

 

Ваши прогнозы относительно того, когда начнутся переговоры и каков будет их результат?

 

Я не владею достаточной информацией о том, когда начнутся переговоры. Могу только напомнить заявление Лаврова о том, что европейские коллеги его уверили, что через несколько недель мандат будет согласован. Тут я ничего добавить не могу. Стандартный цикл для разработки соглашений такого рода - полтора-два года. А потом его еще нужно ратифицировать, причем во всех 27-ми странах ЕС. И я отнюдь не уверен, что все страны ЕС его ратифицируют легко и ратифицируют вообще.

 

Интересные факты:
Загрузка ...












Европейский форум