Rambler's Top100 Service

Задача Медведева - сменить тональность во внешней политике

Заведующий Отделом европейской безопасности Института Европы РАН, к.э.н
20 мая 2008

Новый президент вступил в должность. Какие главные задачи стоят сейчас перед ним во внешней политике? Какие существуют сейчас 'подводные камни', острые моменты?

 

Я бы сказал, что все задачи, которые стоят перед президентом во внешней политике сейчас главные. Главное то, что внешней политикой у нас руководит президент. И, естественно, исходя из этого новый президент Медведев должен сформулировать свою президентскую внешнюю политику. Совершенно очевидно, что внешнеполитический курс, основная стратегическая линия принципиально не изменится, то есть будет преемственность во внешней политике. Эту преемственность и Медведев, и бывший президент, нынешний премьер-министр Путин постоянно подчеркивали. С другой стороны, понятно, что новый президент достаточно долгое время профессионально занимался вопросами внутренней политики, и внешняя политика оставалась если и в поле его зрения, то на втором плане, за нее отвечали другие люди. Сейчас перед Медведевым стоит задача обеспечить свое президентское руководство и свою роль в этой относительно новой для него сфере деятельности - во внешней политике и политике безопасности. Это первое.

 

Каким образом это сделать?

 

С одной стороны необходимо обеспечить преемственность, с другой - совершенно понятно, что сегодня осталось много проблемных тем в нашей внешней политике и политике безопасности, они перешли по наследству новому президенту. Каким образом, с одной стороны, сохранить преемственность во внешней политике, а с другой стороны, попытаться разрубить эти сложные узлы внешнеполитических проблем? Перечислять эти проблемы можно долго - в отношении с нашими западными партнерами: это Косово, американское ПРО в Европе, возможное в дальнейшем расширение НАТО, проблемы обеспечения договоров, поддержания договорных режимов в сфере безопасности и разоружения. Прежде всего, речь идет о Договоре по обычным вооруженным силам в Европе, ДОВСЕ, на который Россия объявила мораторий, на подходе серьезные темы, связанные со стратегическим балансом между Россией и Соединенными Штатами, то есть Договор в области стратегических вооружений. Все это серьезные темы и, подчеркну, очень проблемные темы, которые сталкивают Россию и наших западных партнеров. На период предвыборной кампании и выборов российская позиция была достаточно жесткой, и второй президент России Путин в политической риторике достаточно жестко обозначал российский подход и российскую линию. Будет ли тон Медведева таким же, или напротив, Медведев попытается обратить те авансы, которые сейчас у него есть как результат начального периода его деятельности, когда он сможет каким-то образом по-новому налаживать отношения со своими коллегами за рубежом, сможет ли Медведев усилить кооперационную линию внешней политики России? Это очень важно для России, поскольку понятно, что политический кризис, к которому мы в последнее время приближались в отношениях с Западом, не идет на пользу ни России, ни нашим партнерам. Это важно и нашим западным партнерам, поскольку они тоже понимают, что нужно каким-то образом выходить из этих тупиков, в которые мы в последнее время зашли по многим проблемам. Это важно и для самого Медведева, потому что объективная политика - это фундамент отношений, но с другой стороны, очень важно какие сложатся личные отношения Медведева с его партнерами, визави, прежде всего на Западе: в Соединенных Штатах и в Европе. Мне представляется, что Россия при Медведеве объективно готова двигаться по пути усилению кооперативного вектора, не отказываясь от своих принципиальных позиций.

 

А что конкретно вы имеете в виду?

 

Например, проблема американской ПРО в Европе. Очередной раунд российско-американских переговоров, который состоялся непосредственно в предвыборный период, показал, что Россия в определенной степени готова двигаться навстречу американским предложениям. Эти предложения, пожалуй, впервые были названы продуктивными и такими, которые позволяют сближать позиции России и Соединенных Штатов. Это очень показательно. Нельзя сказать, что перед Медведевым стоит задача изменить тенденции во внешней политике и политике безопасности. Стоит задача изменить тон для того, чтобы усилить кооперационную составляющую, которая уже проглядывается в российских подходах. В связи с этим, важная проблема, стоящая перед Медведевым, это отношения с Соединенными Штатами Америки, учитывая, что 4 ноября там будет избран новый президент.

 

Но одно дело - отношения с Соединенными Штатами Америки, а другое - с Европой.

 

Да, многие считают, что отношения с Европой - это одно, а отношения с американцами - это другое, и если у нас не получается с Соединенными Штатами, если мы предъявляем достаточно серьезные претензии к американской внешней политике и политике безопасности, то с Европой у нас отношения складываются более гладко и конструктивно. Это не совсем так. Дело в том, что стратегические отношения с Соединенными Штатами накладывают отпечаток на весь комплекс отношений и Америки, и России с Европой. Как показала практика, если российская политика пробуксовывает на американском направлении, то российско-европейские отношения также испытывают серьезные сложности и ограничения. Таким образом, чтобы двигаться по пути сотрудничества с Европой, что для нас очень важно, необходимо добиваться нормализации и конструктивной активизации отношений и сотрудничества с Соединенными Штатами, прежде всего по вопросам, имеющим глобальное или стратегическое измерение. Это очень важно понимать. И подчеркну при этом, что речь не идет об альтернативе, речь не идет о том, что мы готовы сменить акценты во внешней политике, абсолютно нет. Речь идет о том, что сейчас необходимо более четко выстраивать баланс на обоих западных направлениях

 

А какие задачи стоят перед Д.А.Медведевым в отношении стран Европы?

 

Здесь перед Медведевым стоит крайне важная задача - структуризация отношений с Объединенной Европой, то есть с Европейским Союзом. Сейчас мы стоим на пороге начала переговоров с Европейским Союзом по новому Соглашению о стратегическом партнерстве, которое придет на смену Соглашению о партнерстве и сотрудничестве. Здесь очень важна и личная активная роль нового Президента. Если мы сравним начало 2000-х годов, когда к власти пришел Путин, и сегодняшнюю ситуацию, то увидим, что она в какой-то мере повторяется. Тогда Владимир Владимирович Путин взял на себя личную ответственность за подтверждение европейского приоритета в российской внешней политике и за его последовательную реализацию. Перед Медведевым сейчас стоит, как мне кажется, та же задача. И если переговоры начнутся в ближайшее время и на первой фазе будут достаточно успешными, это будет означать, что новый Президент отвечает за этот новый долгосрочный курс России в отношениях с Европейским Союзом. Что крайне важно понимать и в России, и нашим партнерам на Западе. Сегодня многие обвиняют российскую внешнеполитический курс в том, что он недостаточно работает на экономику. Такая беда есть, и эту социально-экономическую ориентированность нашей внешней политики необходимо переориентировать . В данном случае у Медведева для этого есть все возможности, поскольку страна ему как президенту досталась в гораздо лучшем социально-экономическом положении, нежели президенту Путину.. И теперь в отношениях с нашими западными партнерами нужно реализовывать эту новую экономическую стратегию, направленную на модернизацию страны, причем не только технологическую, но и демократическую, то, что мы понимаем под термином 'демократической рыночной экономики'. Здесь перед Россией стоят колоссальные задачи, и вряд ли кто-нибудь скажет, что Россия эти задачи сегодня в основном решила. Здесь внешняя политика и экономические интересы внутреннего развития смыкаются. И Медведеву было бы естественно усилить внимание к этим аспектам, к экономизации внешней политики.

 

То есть, активизировать свои действия в решении вопроса вступления России в ВТО?

 

По этому поводу было много споров в России, что нам это даст, что не даст, что мы потеряем, что не потеряем. Но совершенно понятно, что стратегически Россия от этого выиграет, потому что это честные, прозрачные и понятные всем правила игры. Причем правила игры и с нашими основными партнерами, например, с тем же Европейским Союзом. Если мы вступаем в ВТО, то понятно, что в рамках отношений с Европейским Союзом мы ведем с ним переговоры по формуле, так скажем, 'ВТО плюс'. Мы смотрим, что нам дают правила ВТО в наших взаимоотношениях и что нужно сделать еще, чтобы дополнить нормативную базу и механизмы ВТО. А это уже совершенно другой контекст переговоров. Мне представляется, что новый Президент должен предпринять все усилия для того, чтобы в ближайшее время, а может, и месяцы Россия стала членом Всемирной Торговой Организации.

 

А должна ли как-то меняться позиция России по отношению к странам СНГ?

 

Отношения со странами СНГ необходимо активизировать на тех геополитических направлениях, которые сегодня всеми игроками на международной арене признаются важнейшими. Речь идет, прежде всего, о Средней Азии, о Кавказе, и здесь предстоит много сделать. Поскольку понятно, что энергетическая политика России - это достаточно мощный инструмент, но абсолютно недостаточный для того, чтобы сделать Россию социально и экономически привлекательным не только партнером, но и лидером или ведущим игроком в формировании новой системы интеграционных отношений, если под интеграционными отношениями понимать не интеграционный союз, а интеграционные процессы. Россия должна все-таки попытаться взять на себя роль центра притяжения для тех, кто может быть частью этого интегрирующегося пространства вместе и вокруг России. Поэтому то, что Медведев в качестве первых пунктов для визита в качестве президента избрал Китай и Казахстан вполне понятно. Это то направление, где Россия подчеркивает свое стремление играть важную роль и расширять сотрудничество. Наши западные коллеги задают вопрос: почему Россия ищет какие-то альтернативы на юге и на востоке. Здесь нужно подчеркнуть, что мы не ищем альтернатив, а по совершенно понятным причинам Европа для нас, во-первых, это не только Европа Европейского Союза, но и более широкий круг партнеров, и во-вторых, Россия имеет интересы за пределами Европы, и интересы эти большие. И, конечно, Россия хотела бы активизировать здесь свою политику и получать на этих направлениях больше с точки зрения реализации своих собственных интересов. Вопрос заключается в другом: насколько мы и наши партнеры на Западе способны сотрудничать в этих регионах: на юге и востоке. Пока ситуация не слишком радужная, потому что реально мы не сформировали еще такой системы отношений с Западом, которые можно было бы назвать отношениями равного заинтересованного партнерства, мы не сумели сформировать действенных механизмов выработки общей политики и реализации общих планов. Но на это нужно смотреть совершенно спокойно, никакой конфронтации здесь быть не может. Речь идет только о том, что мы будем реализовывать собственные интересы и готовы сотрудничать там, где эти интересы совпадают с интересами наших партнеров и где они готовы с нами сотрудничать. Конечно, политика в том, что касается крупных разногласий между Россией и Западом, во многом осложняет социально-экономическое сотрудничество России с Западом на этих направлениях.

 

Как, например, попытка Грузии и Украины вступить в НАТО?

 

Да, это вопрос о возможном расширении НАТО, о том, что Соединенные Штаты активно продолжают проводить политику, направленную на то, чтобы убедить своих коллег по НАТО и активизировать процесс приема Грузии в НАТО. Это по-прежнему крайне негативно воспринимается в Москве, и здесь возможны самые серьезные разногласия по всем линиям между Россией и Западом и между Россией и ее региональными партнерами, прежде всего Грузией. Но насколько ответственно будет Запад подходить к решению подобных проблем, вопрос к нашим западным коллегам. Но следует понимать, что от того, каким образом они будут подходить к этому вопросу, во многом зависит не только тональность, но и содержание российско-европейских отношений, и все это понимают. Речь идет не только об отношениях России и ЕС, но и о серьезнейших линиях двусторонних отношений России и Запада, между Россией и такими партнерами как, например, Германия. В заключение я остановлюсь на еще одном важном моменте, поскольку занимаюсь российско-европейскими отношениями. Идя на переговоры с Европейским Союзом по новому соглашению, мы должны четко понимать, не только Президент, не только профессионалы переговорщики из МИДа, но и наше общественное мнение должно быть четко информировано, в том числе и по парламентской линии, что это соглашение мы заключаем не только с Европейским Союзом, но и со странами-членами Европейского Союза. То есть такой трехсторонний формат: Россия, ЕС и члены Европейского Союза. Поэтому, если мы хотим серьезного соглашения, стоит обратить самое пристальное внимание на негативную повестку дня в отношениях России с рядом государств-членов Европейского Союза. И здесь необходимо предпринять усилия, потому что в последнее время, не буду говорить о виновных и невиновных, как правило, вина обоюдная, и претензии можно предъявлять к обеим сторонам, но активизация этих политических отношений с теми странами, которые не принято называть ключевыми игроками в Европейском Союзе, крайне важна. И Россия это понимает. Сейчас уже понятно, что, например, начало переговоров было осложнено тем, что фактически Литва наложила вето на мандат Европейской Комиссии, выдвинув ряд условий для начала переговоров. И эта группа государств внутри Европейского Союза, которые имеют свои интересы, в том числе и какие-то свои претензии, и негативная повестка дня в отношениях с Россией часто эксплуатируется инструментально, исходя из внутриполитических игр в этих государствах, это нужно попытаться преодолеть. А преодолеть это можно единственным путем - в противовес этой негативной повестке дня, которую, конечно, тоже стоит обсуждать, наращивать усилия на поиски проектов позитивного сотрудничества и взаимодействия. Я думаю, что смена президента сейчас дает все возможности новом руководству для того, чтобы активироваться на этих направлениях и попытаться не только нормализовать, но и активизировать политику России с этой группой европейских государств. Если этого не сделать, наши отношения во многом по-прежнему будут пробуксовывать. Можно, конечно, обижаться на наших партнеров, говорить, что они не правы, но для того чтобы внешняя политика была продуктивной, нужно исходить из реалий. Например, для того чтобы соглашение между Россией и Европейским Союзом было успешно ратифицировано, необходим позитивный настрой со стороны общественности и России, и стран-членов Европейского Союза. Это крайне важно понимать.

0

0