"Метод "волосатой лапы"

Антон Беляков
председатель Общественного антикоррупционного комитета, депутат Государственной Думы РФ
21 Май 2008

Вы являетесь председателем Общественного антикоррупционного комитета, хорошо знаете проблему коррупции в чиновничьем аппарате. Какова причина этого явления и в чем состоят особенности коррупции в России?

 

К несчастью, сегодня о коррупции в России нельзя говорить как о неких единичных негодяях, которые занимаются мздоимством и продают свое служебное положение. В нашем государстве существует некий двойной стандарт, о котором знает как общество, так и государство, но всех это либо устраивает, либо все делают вид, что их это устраивает. Что я имею в виду? Когда мы считаем, что ГИБДД - это некий чуть ли не стандарт государственной непорядочности, мы забываем о том, что когда конкретного водителя сотрудник ГИБДД останавливает и говорит: вот тебе квитанция на 100 рублей, заплати штраф в банке. Водитель думает: елки-палки, зачем мне идти в банк, проще на месте отдать, как говорится. Или когда человек идет на государственную службу, зная, что зарплата чиновника смехотворная, несерьезная, на нее нельзя жить, он понимает, что он будет каким-то образом, что называется, выкручиваться, принимая какие-то финансовые предложения. И государство это понимает. Это так же, как официант: у него смешная зарплата, но все знают, что он берет чаевые. И чиновник сейчас отчасти приравнен к официанту. И эти двойные стандарты повсюду, есть некий теневой финансовый оброк, который, по большому счету, является оплотом коррупции. Что я имею в виду? Есть стоимость квартиры по БТИ, есть стоимость коммерческой недвижимости по БТИ, с которой платится налог, а есть реальная рыночная стоимость. И государство устраивает, что продавец, продавая квартиру за какие-то серьезные деньги, платит налоги только со стоимости БТИ. Есть белая зарплата у человека, есть серая зарплата, а есть черная часть, которая платится в конверте в значительнейшем количестве структур всех форм собственности. Общество об этом знает, и никого это не удивляет. Есть стоимость автомобиля, которая указана в справке-счете - 100 тыс. рублей, а есть реальная стоимость автомобиля, которая может быть в 20-30 раз больше. Я могу бесконечно приводить примеры. То есть, вокруг нас существуют двойной подход и к налогообложению, и к заработной плате. Обо всем этом знает и государство, и общество, но все с этим мирятся.

 

Какие меры по борьбе с коррупцией кажутся Вам наиболее эффективными - карательные, превентивные? Кто сегодня в нашей стране борется с коррупцией?

 

Что такое сегодня борьба с коррупцией в России? Вы знаете, ответ на этот вопрос очень смешной, потому что кроме правоохранительных органов, которые борются с коррупцией, не имея для этого законодательных инструментов, и не обладая даже полноценным юридическим определением коррупции, у нас существует несколько политических институтов. Я позволю перечислить весь список, он очень короткий. Первое - это Совет при президенте, который был создан восемь лет назад Владимиром Владимировичем Путиным.

Второй столп, который боролся с коррупцией тоже довольно долго - два созыва Государственной Думы, это Комиссия Госдумы под председательством Михаила Гришанкова. Я не имею абсолютно ничего против самого депутата Гришанкова, и у нас с ним конструктивные отношения, но факт остается фактом: я некоторое время назад поинтересовался эффективностью работы думской комиссии. Оказалось, что за четыре года  своего существования комиссия провела всего 11 антикоррупционных экспертиз законопроектов. В 2004 - 2, в 2005 - 2, в 2006 - 5,  в 2007 - 2, и это при том, что на одном пленарном заседании рассматривается по 20-30 законопроектов. 

Третий институт борьбы с коррупцией - это известная структура, так называемый НАК, Национальный антикоррупционный комитет под председательством господина Сатарова, который, как пишут СМИ финансируется из-за рубежа. И все, что вы найдете в СМИ о сатаровской структуре, это то, что постоянно идет замер индекса коррупции в нашей стране, то есть они постоянно меряют, высокий у нас уровень коррупции или низкий. Все время мы оказываемся на каких-то 170-х местах, причем сам механизм замера очень сомнительный. Если подвести итог, это некая структура, которая использует тему коррупции нашего сегодняшнего режима.

И четвертая структура, других в публичном пространстве нет, это Общественный антикоррупционный комитет, который возглавляет ваш покорный слуга. Других институтов нет, не считая каких-то региональных организаций. Наш подход к этой проблеме очень прост. Нам нужна системная работа, чтобы устранить все эти двойные стандарты. Нужно устранить огромное количество отсылочных норм в законодательстве, которые позволяют чиновнику в одной и той же ситуации пойти как налево, так и направо, потому что на основании одного закона это можно сделать, а на основании другого - нельзя. То есть чиновник может привлечь к ответственности некоего человека или не привлечь, разрешить или запретить. Должны быть четкие регламенты, которые не позволяют идти одновременно в две стороны. Очень важно создание реально действующей независимой и объективной судебной системы. Потому что судебная власть определяет наличие справедливости или несправедливости, в широком смысле. К сожалению, сегодня наш суд, несмотря на то, что уже отрапортовали о завершении судебной реформы, не стал ни бескорыстным, ни скорым, ни справедливым. Он остается коррумпированным, корыстным и несправедливым, я в этом глубоко уверен. Что, соответственно, дает возможность существовать такому злу, как рейдерство, о котором говорил в своем обращении к парламенту Владимир Владимирович Путин. Об этом говорит и Дмитрий Анатольевич Медведев. В нашей стране существует целый ряд других общественных пороков. Впрочем, они в мире тоже существуют, надо это признать. Я бы чрезмерно не чернил Россию, как это делают наши заклятые друзья за рубежом.

 

Существуют ли конкретные инструменты противодействия коррупции?

 

Общественный антикоррупционный комитет занимается разработкой антикоррупционных инициатив, помимо этого мы участвуем в конкретных ситуациях, когда к нам люди приходят за помощью, мы ее даем. Мы наладили эту работу: вмешиваемся решительно, используем в хорошем смысле административный ресурс, которого все боятся, свои контакты с Генеральной прокуратурой, и Федеральной службой безопасности, и обеими законодательными палатами. Вчера было объявлено, что будет создан, вернее сказать, создан заново, реинкарнирован Совет при президенте по борьбе с коррупцией. Перед этим событием у меня состоялось несколько очень серьёзных консультаций в администрации президента по этой теме. Наш подход очень простой. Коррупция появилась не вчера и не в России, и существует мировой опыт, который накоплен во многих странах. Есть эффективные методы борьбы, которые позволили в ряде регионов резко снизить уровень коррупции. И применение этих законодательных инициатив и инициатив исполнительных властей, адаптация их под российское законодательство и последующее внедрение - это и есть основное направление работы нашей организации. Наши зарубежные партнёры по борьбе с коррупцией, такие же бедолаги как мы, уже придумали эффективные способы противодействия коррупции. Это и прозрачность СМИ, это и общественный контроль над органами государственной власти, правоохранительной системой, судебной системой. Эффективными инструментами являются парламентские расследования, создаются определённые стандарты работы чиновников. Этот конкретный инструментарий мы наложили на наши законодательные новеллы, и будем работать в этом направлении дальше.

 

Как вы считаете, насколько успешной будет работа новой комиссии, не разделит ли она судьбу прежнего органа?

 

Жизнь покажет. Я очень расстраивался все эти годы, когда видел, что такая хорошая инициатива как Совет при президенте оказалась бессмысленной. Поэтому инициатива Дмитрия Анатольевича явно будет лучше. Если говорить серьёзно, то надо понимать, что принцип четырёх 'И', который провозгласил Дмитрий Медведев, вообще невозможен в реализации без решения проблемы коррупции. Например, для того, чтобы у нас начались инвестиции и инновации, я только на этих 'и' остановлюсь, необходимо решить проблему реальной прозрачности рынка. Инвесторы должны быть уверены, что они если предлагают лучший, конкурентный товар, то у них есть все основания этот товар продвинуть на рынке. А сегодня, если говорить по справедливости, у нас нет рынка. То есть, для рынка как экономического понятия, необходимо наличие двух факторов. Первое - это свободный доступ к ценообразованию любого участника рынка, то есть, каждый человек должен иметь возможность сам назначить цену на свой продукт. А второе - это свободный доступ к рынку. Со свободой ценообразования - пожалуйста. Но попробуйте в Москве цветочный ларёк ещё один у метро поставить, или открыть дополнительную автомобильную заправку в каком-нибудь субъекте федерации. Я могу бесконечно продолжать этот список - реклама, углеводороды, строительство дорог, прозрачность тендеров на какие-то государственные поставки. Сегодня вот с этой категорией - свободный доступ к рынку - у нас проблемы. И поэтому наша экономика не может быть абсолютно привлекательной для иностранных инвесторов, для компаний, которые готовы вкладывать в российскую экономику передовые технологии. Например, человек построил что-то очень совершенное, а некий взяточник пришёл со старыми калошами резиновыми, и в результате купили именно эти калоши на конкурсе, потому что он решил вопрос методом 'волосатой лапы'. Поэтому Дмитрий Анатольевич Медведев оказался не просто в сложном положении, он действительно находится в ситуации, когда необходимо решить проблему коррупции, в противном случае будет очень сложно реализовать те президентские амбиции, с которыми он шёл на выборы.

Интересные факты:
Загрузка ...











Европейский форум