Rambler's Top100 Service

"Самое главное - что у наших руководителей нет конфликта знаний"

Александр Москалец
Первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по конституционному законодательству и государственному строительству
23 мая 2008

- Сегодня 1000-ное заседание Государственной Думы. Какую бы оценку деятельности Государственной Думы в России Вы могли бы дать?

 

- До избрания депутатом в 2003 году, я был заместителем министра по чрезвычайным ситуациям России, статс-секретарем, а до этого - полномочным представителем президента, занимаясь урегулированием вооруженных конфликтов. И сейчас, находясь в Государственной Думе, могу дать свою оценку деятельности, потому что у меня есть свои наблюдения, своя информация. Я не ожидал, что наш законодательный орган власти столь быстро выйдет на уровень решения задач. Да, недостатков много, не весь депутатский корпус работает ровно, но эта ситуация отлаживается, с каждым разом, с каждыми выборами средний уровень депутатского корпуса растет. Стала другой обстановка в зале, вырос профессионализм, понимание стоящих задач не только через призму того округа или того поселка, от которого избран депутат, и избирателей, с которыми он держит связь. Сейчас чувствуется, что задумываются о состоянии страны в целом. Я думаю, что уже стали корреспондировать и с требованиями международного права. Тем более что страна находится в росте, и экономическом, и авторитета, управляемость страной стала совершенно иной, и темп развития страны стал другим. Если мы раньше шли на минус, потом заняли площадку, где-то вышли на нулевые показатели, то на сегодня - хотя вопросов много, и нужно их решать, но темп развития набран позитивный, и в экономике, и в социальной жизни, а про политическую составляющую я вообще не говорю. Потому что здесь, по моим оценкам, мы впереди планеты всей, потому что ушли от ввязывания в какие-то военные, вооруженные конфликты. Я понимаю, что за этим стоит. Конечно, авторитет сегодня у России другой, потому что в России видят государство, которое открыто выражает свою точку зрения, причем откровенно. Очень радует, что авторитет наших руководителей, и президента, и председателя правительства, и председателя Государственной Думы, и многих других органов власти, очень высок за рубежом, мы там бываем и ощущаем это. Теперь надо поработать над тем, чтобы авторитет ветвей власти рос. Последние действия президента и его решения говорят о том, что у нас точки зрения совпадают. Я очень рад тому обстоятельству, что глава государства начал свою деятельность именно с тех подходов, о которых он сегодня нам объявил. Мне, как юристу и представителю Комитету по конституционному законодательству, как никому понятна та ответственность, которую он сегодня берет на себя на старте, решать эти вопросы. И я думаю, что сигналы в общество поданы. Дума сегодня готова к тому, чтобы выходить на более высокий уровень в решении вопросов, работать в достаточном темпе, чтобы успевать за развитием общества. Идти более или менее в ногу с обществом, не отставать от жизни - это наша задача, и отчасти это нам уже начинает удаваться. В стране уже сформировано общее правовое поле, буквально за 15 лет, с 93-го года. Тогда мы имели другую систему законодательства, и за это время создали совершенно другое правовое поле. У нас уже другие кодексы, Конституция, федеральные, конституционные и обычные законы, и новое нормативное поле в субъектах Российской Федерации. Сейчас нужно обеспечить его взаимодействие и координацию. Конечно, все это предполагает более тонкую и профессиональную работу. Ведь я помню, как работали раньше - зачастую не было никакого регулирования. Любой нормативный акт сам по себе становился хорошим явлением, потому что он хоть что-то решал, давал какие-то ориентиры. Сейчас мы уже привели к общему знаменателю все свое законодательство, и работать теперь, конечно, нужно над тем, чтобы оно было выверенным, четким, понятным, и чтобы обеспечивалось его исполнение. Главное - обеспечить сейчас исполнение существующих законов, их количество у нас уже почти достаточное, у нас их уже, наверное, за 20 с лишним тысяч. Трудно нормальному человеку ориентироваться во всем этом объеме и как-то себя обозначать. В нормальной жизни этого и не требуется. А нам, законодателям, теперь нужно работать, понимая, что находится в целом вокруг тебя и с какой степенью результативности работает тот или иной закон.

 

- На Ваш взгляд, изменилось ли отношение россиян к законодательному органу, и чем это вызвано?

 

- Пока это отношение не такое позитивное, какое мы бы хотели иметь. Но во многом это зависит и от самого законодательного органа, потому что есть целый ряд инерционных вопросов, когда прямые трансляции или другие показы заседаний парламента воспринимались как развлекательный момент. От этого мы уходим. Но я скажу, что есть некоторые моменты, которые не красят законодательный орган, пока есть элементы не очень удачных законодательных решений. Но если говорить не в абсолютных, а в относительных цифрах, то их стало меньше. Ошибки пока еще есть, но принимаемые законы уже в большей степени отвечают требованиям времени, состоянию экономики и востребованности их в обществе. Сколько нас критиковали за поправки в Кодекс об административной ответственности за дорожно-транспортные нарушения, как называли, автодорожные нарушения. Мы около года работали над этим законопроектом, а потом внесли его и рассмотрели. Мы учли те замечания, которые поступали, но изначальную концепцию сохранили. Закон работает. Я сам вижу, что в Москве почти каждый водитель пристегивается при вождении. Стало меньше хамства на дорогах, люди стали уважительнее относиться друг к другу на дорогах. Уже учитываются эти тенденции, хотя такие законы не всем нравится. Я думаю, что мы приходим к пониманию того, что есть моменты, когда мы можем предлагать какие-то решения в связи с тем, что в обществе это в целом-то осуждается, хотя переходим грань, за которой наступает, по сути дела, режим борьбы с самой жизнью. Человек привык жить в таком состоянии: он курит, он выпивает, он вот так одевается, вот так себя ведет, и тут вопрос несколько в другой плоскости находится, а не в таком прямолинейном или пропорциональном решении на уровне табуретки - запретить, и больше ничего. Это ничего не дает. Поэтому на сегодня мы уже чувствуем, что надо выходить и на другие, уже просто субъективные приемы и оценки тех решений, которые мы принимаем.

 

- Что изменится в работе Государственной Думы в новых условиях, когда во главе партии 'Единая Россия' премьер-министр, а партия имеет большинство в Государственной Думе?

 

- Во-первых, лично меня очень устраивает это обстоятельство, потому что я не очень согласен с позицией, когда говорят, что вроде плохо, когда много законопроектов вносит правительство, исполнительная власть и мало - депутаты Государственной Думы. У нас депутаты немало вносят законопроектов, ощутимая часть идет от правительства, от президента. И я считаю, что это правильно. Потому что они находятся на службе исполнения закона и ответственности за дела в обществе, и ежесекундно и ежечасно чувствуют пульс страны. Мы все-таки находимся в большем режиме субъективной, чем объективной оценки. Это, пожалуй, самое главное. И поэтому я считаю, что должен быть сохранен действительный паритет. Я могу привести немало примеров, даже европейских стран, где более 90% законопроектов вносят органы исполнительной власти, правительство или президент, или другое высшее должностное лицо государства. А у нас это почти 50 на 50, результат просто блестящий, и переходить к другому режиму не нужно. А то, что у нас сейчас появляется эта смычка, более понятная, внятная, на рабочем уровне, когда председатель партии возглавляет правительство и имеет в Государственной Думе большинство, это очень даже здорово. Нечего впустую переводить время, дабы как-то удовлетворить собственные амбиции или же политизировать какую-то ситуацию, или, используя трибуну, решать узкопартийные или узковедомственные вопросы. На сегодня закалка классического юридического образования и главы государства, и бывшего и настоящего председателя правительства - значит очень много. И то, что мы на сегодня имеем, вызывает у меня восхищение, удовлетворение и внутреннее спокойствие, потому что эти люди могут распознать на более раннем этапе, что где делается не так. Потому что люди не просто знакомы или слышали такое мудреное слово, как международное частное право или еще что-то другое, они просто знают это. Потому что сам знаю, что если студент действительно получил классическое образование и 5-6 лет сидел писал конспекты, работал в библиотеках, сдавал экзамены, писал рефераты, защищал диплом - это дорогого стоит. А нынешний президент еще и ученый. Самое главное - что у наших руководителей нет конфликта знаний. Обстановка в стране на сегодня практически гарантирует, что все задачи, которые ставятся, будут выполнены. Я теперь уже нисколько в этом не сомневаюсь. Хотя еще десять лет назад, бывало, что просыпаешься и думаешь: а в какой стране ты вообще к вечеру окажешься, и будет ли она вообще? Мы прошли это, все-таки прошли.

0

0