Rambler's Top100 Service

'Медведев должен предстать в роли героя, победителя гидры коррупции'

Дмитрий Орлов
Генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций
27 Май 2008

Дмитрий Медведев выступил с инициативой по созданию Совета по противодействию коррупции. Ряд опрошенных нами экспертов рассказывая о предыдущих формах борьбы с коррупцией, акцентировали внимание на том, что этот процесс идет очень тяжело.

 

Эта проблема имеет давние корни. Полагаю, что по давности она равна времени существования российского государства, то есть примерно шестистам годам. В разные периоды ситуация с коррупцией была различной, бывали времена, когда государству удавалось сдерживать коррупционные проявления чиновников, бывали времена, когда коррупция набирала значительную силу. Последние несколько лет схожи с последним десятилетием XIX века и началом XX века, когда в России был экономический подъем, тогда коррупция развивалась невиданными темпами: и в железнодорожном строительстве, и в казенных подрядах - много где. Экономика растет, за последние несколько лет, с 1999 года значительно вырос ВВП, но выросла при этом и коррупция и теневой сектор.

Население, конечно, скептически воспринимает периодически возникающие инициативы власти по борьбе с коррупцией.

 

Что нужно сделать для того, чтобы переломить это представление?

 

Прежде всего, Медведев должен предстать в роли героя, победителя гидры коррупции, а для этого нужны конкретные примеры борьбы с коррупцией. Причем это должны быть крупные деятели, известные стране. Вот это, я думаю, может убедить граждан в том, что антикоррупционные мероприятия проводятся. Это первое. Второе, что тоже сразу бы изменило отношение граждан, - это резкое уменьшение коррупционной составляющей в деятельности структур, которые регулируют малый бизнес. Об этом Медведев уже говорил, осталось дело за малым - сделать так, чтобы это стало реальностью. Прекратить проверки малого и среднего бизнеса, прекратить поборы - раз, прекратить либо существенно уменьшить коррупционную составляющую в деятельности таких служб, как Государственная инспекция по безопасности дорожного движения, которая тоже касается каждого. Я думаю, что этот комплекс мер, с одной стороны, подвиг, то есть какие-то крупные чиновники должны понести за это ответственность. Должны быть резкие ограничения коррупционности служб, которые контролируют, курируют малый и средний бизнес, возможно, даже нужно объединение этих контролеров в единую контролирующую инспекцию, что сейчас уже обсуждается. Когда, условно говоря, приходит дядечка в зеленом мундире, представляя какую-то сводную контролирующую структуру с санкции прокурора, а СЭС, пожарные и так далее - не могут контролировать по своей инициативе. И третье - мелкие поборы, которые на самом деле не такие уж мелкие, они складываются в суммы, сопоставимые с объемом прироста ВВП. Граждане тоже должны это реально почувствовать. Я полагаю, что на самом деле некоторые изменения возможны в достаточно короткие сроки. Можно привести недавний пример: в связи с огромным штрафом значительная часть граждан стала пристегиваться, и аварийность на дорогах реально упала, реально уменьшился травматизм, пусть не в разы, но значительно, и это стало заметно. Я полагаю, что введение более жестких санкций за неправомерное поведение чиновников, вплоть до уголовного преследования, значительно уменьшило бы количество таких проявлений, пускай не искоренило бы их полностью и даже не искоренило бы их кратно, но, во всяком случае, это было бы заметно. Естественно, нужно менять и законодательство, и правоприменительную практику, ограничивая возможности коррупции. Естественно, постепенно нужно вводить и ответственность не только берущих, но и тех, кто предлагает взятки. В конечном итоге, если население массово откажется от такого рода платежей, соответственно, их никто платить и не будет. Это же еще связано с определенной культурой, но она тоже не сегодня сложилась, все эти формулы известны и существуют столетиями: 'не подмажешь - не поедешь', 'не обманешь - не продашь' и так далее. Но с этой проблемой нужно бороться. Первая задача - это преодоление коррупции в среде чиновников разного уровня: от самых высоких постов до представителей власти на уровне Государственной автоинспекции. Но, с другой стороны, конечно, тот, кто протягивает руку с деньгами, пытаясь решить какую-то проблему не правовым путем, тоже в перспективе должен нести ответственность. Хотя эта проблема, конечно, менее значима. Как только чиновники будут введены в разумные рамки, естественно, и предложение со стороны граждан упадет. Можно вспомнить советский период, кстати, относительно благополучный с точки зрения коррупции, это отмечали и многие западные наблюдатели, которые оценивали состояние советской экономики. В ней была масса проблем, в том числе так называемая фондовая коррупция, борьба за фондообеспечение и так далее, но это не касалось рядовых граждан. На бытовом уровне коррупционность была невелика, в любом случае она была несопоставима с коррупцией в развивающихся странах. Сейчас же она у нас именно такая.

 

Что войдет в компетенцию этого Совета? 

 

Насколько я понимаю, это в значительной степени та же структура, которая уже существовала. Просто сделают некий апгрейд в связи с изменениями, которые произошли в политической системе, потому что, по-хорошему, за такой срок ничего сделать невозможно, ведь дан всего месяц на разработку положений. Я думаю, что кроме Совета должны быть еще какие-то антикоррупционные инструменты прямого действия, типа спецпрокурора, как это было в свое время в Италии, или специальных следственных бригад с очень широкими полномочиями и непосредственным подчинением одному из руководителей государства. Такие решения могли бы очень быстро изменить ситуацию, поскольку даже руководители правоохранительных органов, которые действуют в обычном режиме, мыслят достаточно инерционно. Те или иные решения, допустим, о проведении каких-то операций по борьбе с коррупционными сообществами принимаются достаточно долго, и эффект от этих действий спадает. Нужна какая-то оперативная групп или спецпрокурор со спецполномочиями, это, мне кажется, было бы очень разумным решением.

 

Какая будет подчиненность? Ведь совет подчиняется президенту, а Антикоррупционный комитет подчиняется премьеру - каким образом они будут взаимодействовать между собой? 

 

Я думаю, что механизм взаимодействия будет найден.

Медведева отличает последовательность. Когда он брал на себя какие-то обязательства, либо делал заявления, либо что-то говорил гражданам в поездках по регионам, он потом спрашивал с исполнителей, он отчитывался. Я думаю, что он будет, может быть, не очень демонстративен в своих действиях, но он будет жесток и последователен.

Загружается, подождите...
0

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!