Служители мамоны

Cопредседатель Совета по национальной стратегии, д.э.н.
28 мая 2008

Как бы Вы прокомментировали предложение Медведева по созданию Совета по противодействию коррупции.

 

Без создания таких структур дальнейшее продвижение невозможно - это условие необходимое, но недостаточное. Почему? Во-первых, необходимо выработать общее понимание коррупции - раз. Во-вторых, необходимо участие представителей правоохранительных структур, а именно прокуратуры, двух высших судов, Конституционного суда, необходимо договориться об общем понимании, выработки правоприменительной практики. В-третьих, нужно посмотреть, что можно сделать в законодательном плане, без создания соответствующей законодательной базы тоже никак. Это невозможно сделать, не имея соответствующего коллективного органа. Конечно, этим нельзя ограничиться, но какая-то структура необходима просто потому, что нужно выработать единое понимание источников коррупции. Потому что одним из сильнейших источников коррупции в нашей стране является разрыв между нормами формального права и реальными практиками - социальными, хозяйственными, политическими. Есть известная формула, которой уже больше 150 лет, формула тогдашнего гражданского губернатора, а потом графа - Валуева: у нас сам закон заклеймен в неискренности, он прямо и последовательно требует невозможного. Вот пока у нас закон не станет реалистичным и практичным, этот разрыв между практикой и требованиями закона будет порождать коррупцию, более того, он не то что порождает коррупцию, он еще делает всех чиновников правонарушителями и, соответственно, зависимыми, находящимися на крючке. В силу этого необходимо вырабатывать общее понимание о глубинных корнях. И когда Медведев совершенно справедливо говорит, что нельзя принять один закон и таким образом побороть системную коррупцию, это первый источник. Второй источник - фундаментальный. Медведев же говорит о правовом нигилизме, я бы еще чуть уточнил: правовой нигилизм, он же не вообще существует, он существует в условиях, когда личные обязательства чиновника для него важнее, чем преданность неким высшим идеалам: государству, закону и так далее. И в силу этого, коррупцию невозможно победить, не меняя некую норму общественной морали, без определенной идеологической мобилизации. Потому что все равно либо мы говорим, что нам государство не нужно, и тогда чиновник не должен принимать никаких содержательных решений; а если чиновник должен принимать содержательные решения, без этого эффективного государства не бывает, необходимо, чтобы он руководствовался не формулами и раз навсегда записанными правилами, а некоторым представлением о должном: о долге, о морали, о служении Отечеству и так далее. А кроме того, общество должно требовать с него это, должно быть определенное напряжение общественной морали, потому что иначе, без горизонтального контроля и определенной общественной атмосферы, коррупцию победить невозможно. Яркий пример Италия: операция 'Чистые руки' стала возможна только тогда, когда общество решило, что так жить нельзя, и начало требовать от судей, от прокуроров реальных результатов. И появились судьи и прокуроры, которые, рискуя жизнью, не только собственной, но и своих семей, начали войну, ведь не зря же у нас показали 'Спрут', где честный прокурор терпел поражение - это же была форма борьбы за формирование общественного мнения. А когда общественное мнение изменилось, когда уже совершенно все всех достало, тогда те идеалисты в правоохранительных органах начали получать общественную поддержку и смогли раздавить эту гадину. Почему я говорю, что Совет - необходимое условие, я надеюсь, что там достаточно экспертов, которые понимают, что эти явления - социальные, с которыми нужно бороться социально-политическими методами. И при этом, конечно, Медведев прекрасно понимает, что для борьбы с коррупцией нужна точка опоры, и совершенно правильно понимает, что точка опоры - это независимость судей. Но дело в том, что независимый судья - это, конечно, необходимое условие независимости. Но надо, чтобы независимый судья в условиях внутренней свободы следовал ценностям долга, закона и справедливости. А он же может в условиях свободы и независимости служить мамоне - своим корыстным побуждениям, и наоборот. Только в сказках бывает, что главное - дать свободу, а свободный человек всегда будет прекрасен и нравственен. Всё-таки этой сказке эпохи просвещения уже много лет, и мы знаем, что это только сказка. Кроме того, чтобы судья был не только независимым, но и высокообразованным и интеллигентным человеком. Недопустимо, чтобы судьи рекрутировались из секретарей судов - полуграмотные, полуобразованные, плохо воспитанные, способные орать матом на адвоката и швырнуть заявителю дело в лицо, когда отсутствуют посторонние. Поэтому крайне важно, например, чтобы суды были гласные, у нас это записано в законе, но для того, чтобы они были гласными, необходимо иметь видеозаписи всех судебных заседаний, с тем, чтобы при рассмотрении жалоб была возможность понять, что судья говорил, потому что протокол судебного заседания, это уже результат, так сказать, подчисток, а если будут видеозаписи всех формальных встреч судьи и записи всех судебных заседаний, естественно, к ним будет ограничен доступ, то это позволит снизить судебные ошибки и снизить, соответственно, неправосудные решения во много раз. Это только миф - что главной проблемой нашей судебной системы является коррупция. Не меньшей проблемой является неграмотность судов, которая, конечно открывает широкие возможности для коррупции и, более того, для манипулирования судьями со стороны председателей судов.

 

А что будет в компетенции этого Совета?

 

Выработка мер. Решения принимает президент своими указами. Анализ ситуации, выработка мер. Но просто ясно, что с самим ходом обсуждения участники и члены Совета будут проникаться определённым пониманием и чувствовать: есть политическая воля или нет. Если они будут чувствовать, что есть политическая воля, то руководители высших судов и генеральный прокурор, хотя бы из инстинкта самосохранения, будут определённым образом оказывать давление на всю свою систему. В своё время, когда со стороны Путина началось, так сказать, подобное веяние, то на одном из пленумов Верховного Суда Лебедев прямо увещевал своих коллег и говорил, что - ребята, прекратите внаглую брать взятки, иначе мы не сможем защитить независимость судов. Козак тогда был первым замом главы администрации и вёл достаточно сильную атаку на коррупцию в судах, и Лебедев это чувствовал. Я привожу конкретный пример, и Лебедев членам Верховного Суда прямо говорил о том, что - ребята, доиграетесь. И это был сильный импульс, тогда была политическая воля. Поэтому Совет - это такой политический орган, где должны проникнуться наличием политической воли и определённым пониманием и транслировать это вниз. А если они почувствуют, что это всё - только бьют барабаны без стрельбы пушек, тогда это будет тоже политический орган, где будут говорить - ребята, главное, чтобы вы произнесли правильные слова. И всё - и весь пар уйдёт в свисток.