Rambler's Top100 Service

Проект "Антикоррупция": имплантация чиновникам неподкупности

Александр Аринин
Директор Института федерализма и гражданского общества, Председатель совета Межрегиональной общественной организации «Общественный антикоррупционный комитет»
29 Май 2008

Дмитрий Медведев выступил с инициативой по созданию Совета по противодействию коррупции. Насколько, на Ваш взгляд, эффективно создание подобных структур, ведь такого рода комитеты создавались и раньше, но коррупция как была, так и есть.

 

К огда Дмитрий Медведев выступал в Кремле на церемонии инаугурации, он сказал, что одна из главных наших задач заключается в укреплении российской государственности и в укреплении безопасности нашей страны, а решение этих проблем невозможно без противодействия коррупции. Эта тема была и остается одной из самых острых и актуальных, и то, что Медведев практически с первых же шагов начал пытаться решать эту проблему, это правильно и это логично. Общественное мнение достаточно скептически относится ко всяким советам и комитетам по борьбе с коррупцией, потому что на недолгой памяти уже были случаи, когда мероприятия такого рода заканчивались полным крахом. Про Касьянова я даже не буду говорить, а скажу лишь только о недавних инициативах. В прошлом году вышли два указа президента. Первый указ был от 3 февраля 2007 года ?129, он назывался: 'Об образовании межведомственной рабочей группы для подготовки предложений по реализации в законодательстве Российской Федерации положений Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года и Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года'. Эти конвенции Россия ратифицировала в 2004-2006 годах, и до сих пор они у нас не исполнены. То есть наше законодательство не приведено в соответствие с международными стандартами антикоррупционной деятельности. Указ президента от 3 февраля 2007 года был этому посвящен, но ничего не было сделано. Тогда президент подписал указ 11 августа 2007 года, за номером 1068, он назывался 'О продлении срока деятельности межведомственной рабочей группы для подготовки предложений по реализации в законодательстве Российской Федерации положений Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года и Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года'. И он тоже не был исполнен, и никто за это не понес ответственности. Более того, человек, который возглавлял эту работу, ушел, не отчитавшись.

Теперь создается новый Совет, и правильно, что он создается, потому что надо что-то делать. Поначалу у экспертов в этой связи сложилось, я бы сказал, скептическое отношение. Но в отличие от Совета, который был создан несколько лет тому назад, этот Совет будет работать на новых идеях. Если внимательно прочитать текст выступления Медведева по этому поводу, то там есть ряд принципиально новых положений, которые обнадеживают, вселяют в меня лично оптимизм. Мне кажется, что это дело, наконец, сдвинется с мертвой точки. Потому что был правильно поставлен диагноз стадии коррупции в стране. Медведев совершенно справедливо подчеркнул, что коррупция у нас носит системный характер, и поэтому решать проблему нужно тоже системно.

 

Какие меры необходимо предпринять?

 

Во-первых, необходима модернизация нашего законодательства в части внесения в него поправок, о которых я говорил выше, связанная с ратификацией известных конвенций.

Вторая системная вещь заключается в том, чтобы ликвидировать условия для коррупции. Ведь можно сколько угодно усиливать законодательство, но если условия будут оставаться, то законодательство, скорее всего, не будет работать. Президент совершенно верно вскрыл эту проблему, и правильно отметил четыре позиции. Во-первых, власть должна обеспечить открытость государственных процедур, связанных с государственными подрядными тендерами, административными регламентами. Во-вторых, необходимо создать среду, в которой было бы невозможно так называемое 'черное рейдерство'. То есть, нужно реализовать комплекс мер по вопросам антирейдерства. Для решения этой проблемы необходимо также совершенствование государственной службы. Однако при этом не было названо никаких мер и инструментов по повышению эффективности государственной службы. Но как таковая проблема была озвучена, и это правильно. Дмитрий Медведев особое внимание уделил совершенствованию правосудия и укреплению авторитета и независимости суда. Вот здесь я бы поправил президента в части квалификации ответственности суда. На мой взгляд, мы допускаем методологическую ошибку, когда говорим о независимости суда. Это было верно применительно к началу 90-х годов. На сегодняшний день суд не только независимый, но и самодостаточный, потому что у него хорошая материально-финансовая база, суд сегодня зависит только от компетентности и ответственности судей. Надо говорить не о независимости суда, а надо говорить о компетентности и ответственности, я бы даже ответственность поставил на первое место. С удьи должны быть профессиональны, и отвечать всем требованиям не только права, но и вызовам времени, которые у нас имеются.

И последняя, системная мера, которую предлагает Медведев в борьбе с коррупцией - это создание такой атмосферы в обществе, которая позволила бы выработать определённые антикоррупционные стандарты поведения. Общество должно хорошо понимать проблему коррупции, отрицать ее изначально. К сожалению, наши люди в основной своей массе не готовы к антикоррупционному поведению. Часто гаишнику дают взятку еще до того, как он предъявит какие-то претензии. Люди скорее дадут взятку врачу, чем будут добиваться ответственного и профессионального отношения врачей в государственных больницах к своей работе, и так далее. Вот три системных подхода, которые предложил Дмитрий Медведев, и я считаю, что они правильные.

 

Какие инструменты борьбы с коррупцией в нашей стране Вы можете предложить?

 

Работа по искоренению коррупции должна быть открытой и прозрачной. Вся информация о деятельности Совета, а также о деятельности всех органов власти должна предоставляться гражданам в режиме ' on - line '. Она должна быть постоянно хранимой на определённых сайтах, чтобы в любой момент любой журналист, или партия, или профсоюз, или общественное какое-то движение, или какая-то структура бизнес-сообщества могла выяснить, почему вынесено то или иное судебное решение. И если Союз Адвокатов докажет, что это решение было неправомочное, то это и есть результат общественного контроля, который позволит сделать суд ответственным и компетентным.

 

Как Вы оцениваете деятельность Государственной Думы в плане антикоррупционной борьбы?

 

В Государственной Думе достаточно давно и безрезультатно обсуждается законопроект о борьбе с коррупцией. Он до сих пор не принят даже во втором чтении, хотя, если мне не изменяет память, в 99-м году он был принят в первом чтении. Я могу ошибиться, но в 2005-м году в Думе была попытка разработать программу, которая касалась неотложных мер по приведению Российского законодательства в соответствие с международными стандартами. К сожалению, эта программа тоже не сработала. И нынешняя комиссия по противодействию коррупции, которая образована в Думе, мне кажется, тоже обречена на неудачу, если будет работать так же закрыто для общества, и безответственно. Программу-то составили, а что сделать для этого - непонятно. Приведу пример, два года назад Высший Арбитражный суд разработал и внёс в Государственную Думу поправки в Закон о статусе судей в Российской Федерации. В них предусматривалось обязательное декларирование доходов судьями и кандидатами в судьи. Эти поправки до сих пор не рассмотрены. О какой результативности можно говорить, если они не сделали элементарного, не приняли во внимание те вещи, которые совершенно очевидны. Все разговоры о том, что Государственная Дума готова работать, очень хороши, но только разговорами нельзя заработать в обществе уважение.

 

Можно ли вообще справиться с коррупцией в нашей стране?

 

Да, у руководства страны на это есть политическая воля. И у общества есть понимание этой проблемы. Уже имеются определённые наработки в этой части, в частности, Россия ратифицировала две важнейшие конвенции - ООН и Совета Европы. Дело остается за малым: необходимо ратифицированные конвенции имплантировать в наше законодательство. Кроме того, есть люди, которые готовы к разработке комплексного подхода. И я верю в то, что позитивный результат будет, потому что дальше отступать нельзя. Россия не сможет быть инновационной страной, если не справится с коррупцией.

Загружается, подождите...
0

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!