Rambler's Top100 Service

Россия поймала удачу

Директор Института прикладной политики, член партии "Единая Россия"
7 Июнь 2008

Насколько изменилась политическая ситуация в России за последние несколько лет?

 

Самое главное, что изменилось, это вектор развития страны и сама политическая система. Я считаю, что у демократии западного типа есть основное свойство - это разделение властей, а все остальные ее признаки, на мой взгляд, вторичны, такие, как выборы и прочее. Что такое разделение властей? Это ослабление государства, хотя оно и в демократическом государстве может быть более сильным и более слабым, но, в принципе, вся демократия настроена на то, чтобы не допускать, как у нас называют это, самодержавия, то есть концентрации власти в одном месте. Российская политическая система всегда, собственно, и в старое время, при царском режиме, и в советское время, строилась на концентрации власти в одном месте, поэтому она называлась самодержавной. Так вот, Путин и его команда приложили значительные усилия, чтобы опять вернуться к этой традиционной для России системы власти: вверху - то, что мы называем Кремль, то есть некая верховная сила, верховная власть, и все остальные институты власти подчинены в той или иной степени ей. Первый период, особенно первый срок, в меньшей степени второй, но и второй тоже, были посвящены тому, чтобы остановить процессы, которые шли при Ельцине, которые воспринимались элитой как распад, развал власти, и вернуть Россию на этот традиционный для нее путь. Я его называю моноцентрический, но как угодно, в общем-то, можно называть. Это вызывало на разных этапах какое-то сопротивление, и вообще задача была сложная. То есть ликвидировались альтернативные центры власти, например, олигархи перестали диктовать правительству, как и что, перестали воевать институты власти, например, парламент с правительством. Губернаторы были усмирены в своих амбициях, средства массовой информации были приведены к неким рамкам, и зона свободы слова была сужена. Партийная система, конечно, существенно изменилась, то есть партии были все разделены на позволительные, так сказать, и нежелательные, то есть партии власти и партии андеграунда. Но все эти изменения, которые, в общем-то, я оцениваю все-таки как антидемократические, дали удивительный эффект. То есть вдруг, казалось бы, непопулярные даже меры не вызвали волну протеста, никто не пошел массово защищать Ходорковского, массово никто не пошел защищать губернаторов, когда их лишали возможности быть избранными, и они сами не бунтовали, в общем-то, особенно, какие-то редкие заявления. Партии немножко выступали, но все прошло достаточно спокойно. Хотя реформы эти были очень тяжелы, и они содержали в себе риск. Но оказалось, что власть в данном случае нашла поддержку со стороны значительной части общества. Общество приняло Путина и приветствовало его в этом.

Я сторонница гегельянского подхода, который говорил, что все действительное разумно. То есть именно та система государственной власти, которая устанавливается и которая вызывает стабильность, видимо, органично присуща для этого общества. Вот это был первый сложный этап, а теперь он закончился. Теперь уже не надо идти против шерсти, ломать какие-то социальные группы, какие-то установки. И теперь власть, мне кажется, позволит себе быть более демократичной, так, как она это понимает, конечно. Наведение порядка - это более длинный, более медленный путь, но это как раз и есть путь демократизации. Просто он не такой очевидный и инициирован не самим обществом, не снизу, а инициирован самой властью. То, что Медведев начал делать, это, конечно, очень впечатляюще и обнадеживающе, то есть это какие-то шаги на пути образования реального правового государства. И, конечно, я думаю, все общество будет приветствовать это - и борьбу с коррупцией, и все реформы элементов судебной, правоохранительной системы, если из них будут убираться все те недостатки, о которых много-много говорили, это будет прекрасно.

 

А какие риски в связи с этим существуют? 

 

Сейчас у России явно поступательное движение, все получается. Путин воспринимается не только в России, но и в мире как счастливчик, везунчик. Все, за что он брался, получалось, такая 'золотая антилопа': каждый шаг - успех, каждый шаг - победы. И сейчас эта волна продолжается. И футбол, и хоккей, и 'Евровидение', и прочее, прочее, и даже Универсиада продолжает это победное шествие. Темпы развития высокие. Все это, конечно, заложено при Путине, все эти победы не могли бы состояться, если бы до этого не вкладывались деньги и в спорт, и в разные вещи. Но риски заключаются в том, что когда ты идешь на вершину, когда ты уже на самой вершине, предположим, все получается, и мы входим в пятерку крупнейших экономик мира, риск проигрыша возрастает, ставки возрастают, и неудачи воспринимаются более болезненно. Понятно, что если многократный чемпион мира проигрывает, это всегда вызывает недоумение и какую-то острую реакцию. А если проигрывает тот, кто всегда проигрывал, на это не обращают внимания, и считается, что это в порядке вещей. То есть с лидера другой спрос - вот этот риск. Все проигрыши, которые будут, а они неизбежны, потому что жизнь есть жизнь, станут более чувствительны и более заметны. Если раньше была лавина проигрышей, ничего особенного в этом не было, то сейчас все ждут от России побед. Это первое. Второй риск, понятно, экономический - изменение мировой конъюнктуры и прочее, про это много писали, я не экономист, особенно не могу на этом концентрироваться. Все говорили: вот если цены на нефть упадут... Во-первых, мне не кажется, что они могут быстро упасть. Во-вторых, в то время, пока цены были очень высокие, шла все-таки диверсификация и подъем других отраслей, например, машиностроения и многих других, которые постепенно становятся рентабельными. Поэтому эти риски существуют, но я не особенно склонна преувеличивать их значение.

 

Насколько реалистичны амбициозные планы России, на Ваш взгляд? 

 

Я думаю, совершенно реалистичны. Знаете, для всякого успеха необходимы объективные условия и субъективные. Есть объективные - то, что эти самые пресловутые высокие цены на нефть дали нам экономическую стабильность и такие резервы, которые будут способствовать развитию других отраслей экономики, и экономика станет в целом более устойчивой, это первое. А субъективная основа - это так называемый драйв. Это общее состояние общества и власти. Общество ощущает, что мы поймали удачу, что нам везет, нам фартит, что у России сейчас все получается и что этот амбициозный курс, который был выбран в свое время Путиным, дал результаты, совершенно очевидные результаты. И эта волна драйва принесет еще удачу. В ближайшие годы у России будет многое получаться.

 

Загружается, подождите...
0

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!