"Телевизионный ряд не дает ничего нового"

Главный редактор журнала "Политический класс"
16 Июнь 2008

Виталий Товиевич, не могли бы Вы сравнить новостные сюжеты телевидения и подборку новостей печатных СМИ? Каким образом делается новостной ряд, насколько оперативны новости?

 

Насколько мне представляется из того, что я вижу и знаю, на основных федеральных телеканалах, которые либо государственные, либо сильно аффилированные с государством, соблюдается несколько принципов. Первый - это обязательная отработка какой-то актуальной государственной линии, исходящей от власти. Иногда это просто чередование сюжетов сегодняшней деятельности Президента, премьер-министра или других высших чиновников, действия которых представляются необходимыми для показа. Здесь учитывается как содержательное наполнение, то есть, если Медведев стал говорить о коррупции, то, соответственно, тема борьбы с коррупцией, противодействия коррупции выходит на какой-то период на первый план на Первом канале, на канале 'Россия' и в значительной степени на НТВ. Просто на НТВ несколько иная, более игривая форма. Это содержательно. А формально, в связи с тем, что Путин теперь премьер-министр, а Медведев - Президент, сюжеты о Медведеве идут первыми, если даже содержательно они менее интересны по смыслу того, что передается, чем то, что идет в сюжетах о Путине. То есть вся официальная деятельность, все встречи Президента, естественно, идут на первом месте, а премьер-министр, такая сильная фигура, как Путин, идет на втором. Такова формальная и неформальная отработка государственной линии.

Нужно добавить, что сейчас в эту государственную линию добавлен показ определенной суммы позитивных новостей. То есть, если в информационной или в информационно-аналитической программе присутствуют некие катастрофы, трагедии, то в этой же программе обязательно будут присутствовать, иногда сильно растянутые, но позитивные сюжеты. Неудачный вариант - это жизнь какой-нибудь семьи, когда в течение трех-четырех минут в информационной программе показывается, как этой семье дали квартиру, или что-нибудь в этом духе. Хотя это, может быть, не совсем типично для ситуации с другими подобными семьями, но негативное обязательно уравновешивается позитивным. И четвертая линия, популярная сейчас - это показ успехов России на международной арене - спорт, 'Евровидение', с соответствующим текстом, иногда не очень ловко составленным. Потому что государству, нации и стране в целом приписываются успехи, в общем-то, локальные, отдельных людей. Наиболее яркий пример - это раскрутка всего, что связано с Биланом и с победой на 'Евровидении'. Совершенно точно, что это не то событие, пусть даже позитивное, которое нужно приравнивать к успеху России и нации в целом, просто для очень многих, по крайней мере, думающих людей, это выглядит либо странно, либо даже пародийно. Но это обязательно присутствует. Соответственно, источником государственнической линии, как правило, являются сюжеты, подготовленные при содействии власти, кремлевской пресс-службы, правительственной пресс-службы и так далее. В остальном каналы действуют за счет своих журналистских источников, как обычно.

 

А что касается печатной прессы?

 

Об этом много говорилось: безусловно, печатная пресса более плюралистична, в ней присутствует весь набор оценок. Если взять в целом пачку изданий, каждое отдельное может быть более или менее ангажировано, но по-прежнему есть издания, где печатаются разные точки зрения, разные мнения, несмотря на то, что сама редакция склонна к какой-то одной из них. Есть издания, жестко ангажированные, и альтернативных точек зрения они не публикуют. С одного края - это газета 'Завтра', с другого края - это 'Новая газета'. А в таких газетах, как 'Известия', или 'Комсомольская правда', или 'Российская газета', там внутри одного издания довольно широкий плюрализм, не беспредельный, но широкий. В совокупности все эти издания, их подача информации, тем более в комментировании событий, более плюралистичны, более свободны, чем государственные телеканалы.

 

Насколько лично Вам интересны политические программы на различных каналах телевидения, с точки зрения обозначения проблематики, подачи информации, оперативности, взвешенности, доказательности.

 

Лично мне, поскольку я сам занимаюсь анализом внутренней и внешней политики России, и сам часто участвую в этих передачах, во всяком случае, в разного рода аналитических, политических и прочих ток-шоу, интересно это по нескольким соображениям. Первое: чтобы была передача, которую я должен непременно посмотреть, иначе я считаю, что прожил неделю или день зря. Таких сейчас нет. Второе: если поток информации довольно большой, плюс она бывает довольно противоречива, особенно по некоторым локальным событиям: одни источники передают одно, другие - другое, все-таки у телевизионных программ, особенно если они еженедельные, есть время и большая ответственность, чем у потока информации в Интернете или даже в ежедневных газетах, они успевают что-то проверить, случайно отсеять, как-то верифицировать, по крайней мере, событийную, фактологическую часть того, что происходит. В этом смысле верификация событий, того, что же все-таки реально произошло, присутствует в этих программах. Если я долго не был в Москве, что-то пропустил, меня интересует информационная часть. Но не вообще, а именно там, где по каким-то причинам я не мог сам проследить за событием, либо слишком противоречивы сообщения разных источников о нем. Это не значит, что телевизионные программы полностью удовлетворяют мой интерес к точной информации. Но все-таки определенный отсев - самого фантастического, безусловно, присутствует. И третья позиция. В силу того, что некоторые информационно-аналитические программы, особенно еженедельные, в значительной степени прямо или косвенно транслируют официальную линию того или иного события, или подхода к тем или иным событиям, то за этим в любом случае тому, кто занимается политическим анализом, нужно следить: какова официальная линия на сегодняшний день. Потому что неофициальную я и так знаю из суммы общения со своими знакомыми, друзьями-экспертами, чтения разных текстов. Например, программа 'Воскресное время', как правило, построена в жесткой идеологической парадигме официального взгляда на события прошедшей недели. И чтобы понять, каков этот официальный взгляд сегодня, если ты сам в силу каких-то причин не общаешься с разного рода высшими чиновниками, а со всеми все равно не удается общаться, то нужно посмотреть программу 'Время', программу 'Вести недели'. Тогда ты поймешь, какие оценки Кремля и Белого дома на отдельные события сегодня существуют, пусть они и скрыты под какими-то журналистскими материалами. Отслеживание этой официальной линии тоже важно, и через телевидение это легко сделать.

 

Убеждают ли Вас экспертные оценки, представленные в политических программах на телевидении? И насколько велика необходимость расширения панели экспертов?

 

Я знаю больше экспертов, чем постоянно присутствует на телевидении. Их круг на телевидении несколько узковат, и мне это менее интересно, потому что я с ними постоянно общаюсь в других местах. В принципе, я знаю позицию каждого по сумме вопросов и по каждому отдельному вопросу, другое дело, что и они мою позицию тоже знают. Каждый из нас, немножко, искажает чужую позицию. И в этом смысле только во время какого-то конфликта, коллизии, чего-то очень драматического, даже знакомый тебе эксперт может дать какую-то неожиданную для тебя лично оценку. В принципе, мне этот телевизионный ряд не дает ничего нового. Но это моя специфическая ситуация. Безусловно, я бы добавлял в панель экспертов новых людей, причем я не могу дать короткий список этих людей, потому что все они интересны по одним проблемам и менее интересны по другим. Просто я еще отталкиваюсь от того, что у меня есть своя программа 'Что делать?', которая проводится раз в неделю и в основном касается политических, общественно-политических, международных дел - то есть фактически той же тематики, что и еженедельные аналитические программы. Но под каждую передачу, более или менее удачно, я провожу специальный отбор экспертов. Я собираю на обсуждение темы, с одной стороны, тех, кто, на мой взгляд, уже известен, привлекает своей известностью публику и высказывает интересные, на мой взгляд, оценки по той или иной проблеме, событии, и с другой стороны, пытаюсь добавить новых людей, которые неизвестны широкой публике, но зато они выскажутся так, как эти известные по каким-то причинам не высказываются. Таким образом, через мои программы в течение года проходит не менее полутора сотен экспертов. Темы этих программ - фактически те же самые, что и в информационно-аналитических передачах. Я не проводил их специального подсчета, но просто я вижу мелькание лиц, у меня где-то до полутора сотен проходит за год разных лиц, я бы сказал, 50% тех, кто и без моих программ появляется на телевидении, а 50% тех, кто не появляется без моих программ на телевидении, то есть новых лиц. А в этих еженедельных программах, как мне кажется, в лучшем случае есть список из 50-ти человек, из которых человек 30, может быть, даже меньше, появляются очень часто, и даже можно предсказать, кто, скорее всего, появится по какой теме, особенно если он присутствует в Москве, а 20 - те, которые реже приглашаются, но все равно они в эту обойму входят. Но я ни разу не припомню того, чтобы я, посмотрев какую-то информационно-аналитическую программу, на Первом канале, на НТВ, на России в любых программах, и в чисто информационно-аналитических, и в политических ток-шоу Шевченко, Соловьева, Познера, Дмитрия Киселева на канале 'Россия', чтобы я увидел экспертов, мне неизвестных, но которых после этого я захотел бы взять в свою программу. Круг гораздо уже, лица предсказуемые, ротация минимальная. Я бы расширил. Я довольно часто отказываюсь от участия в этих программах, хотя достаточно часто и присутствую, но всё-таки существует довольно много случаев, когда я отказываюсь от участия. Причины могут быть разными. Но в данном случае существенна одна - есть темы, по которым я не чувствую себя специалистом телевизионного уровня, когда ты можешь рассуждать с экрана телевизора о чём бы то ни было, и аудитория не заметит, что ты не очень-то в этом разбираешься. Я всё-таки за этим слежу. Тем не менее, периодически меня приглашают на передачи по темам, по которым я не специалист, но всё равно приглашают и даже уговаривают. Я отказываюсь и говорю - я не могу свободно на эту тему говорить, есть другие люди, которые лучше меня её знают. И иногда даже, кстати, даю советы, кого бы нужно пригласить. Порой этими советами пользуются и приглашают вместо меня того, кого я порекомендовал, но далеко не всегда. Но всё равно уговаривают. Существует то ли дефицит времени, то ли они исходят из того, что главное - чтобы человек был уже известный, а известный - следовательно, авторитетный, и это важнее, чем чтобы он был пускай настоящим специалистом, но непонятно как говорящим. То ли хорошо он говорит, то ли не очень, а может он и интересно говорит, но лицо его неизвестно, и всё равно его слушать не будут, чтобы он ни говорил. Возможно, приоритетом для них является, чтобы была максимальная звезда, как они называют, ну а минимально - чтобы хотя бы известный человек, который уже примелькался на экране телевизора, и его мнение воспринимают как авторитетное, вне зависимости от того, насколько он убедительно говорит для специалиста в этой теме. Так что можно только гадать, почему у них это происходит, но я бы, конечно, расширил, и для себя - безусловно - число участников политических программ, поскольку всё равно более-менее политизированная публика следит за этими программами. К тому же, на мой взгляд, слишком много повторяющихся лиц и мыслей в силу того, что люди же не могут каждый раз что-то оригинальное говорить по схожим проблемам. Я бы расширил. Это было бы интереснее. Но такой работы я пока не вижу.

 

Что Вас не устраивает в форматах политических программ, и какие новые форматы были бы интересны и действенны? Нужно ли предпринять какие-то реформаторские шаги на телевидении?

 

Каналы фактически подчиняются государству, и нужно только поставить такую задачу. Безусловно, нужно реформировать. Безусловно, нужно возродить программы, которые, по внешним признакам, напоминают передачу 'Итоги' Киселёва в период её расцвета, когда она была максимально плюралистичной и не отрабатывала только интересы Гусинского. Был 'золотой век' программы 'Итоги', потом уже был упадок, когда там работали на интересы только корпорации и лично Гусинского. А сейчас фактически нет таких программ. Государственный интерес слишком просматривается, особенно в воскресных информационно-аналитических программах. Я за государственный интерес, я его никогда не отрицал и не собираюсь, но часто этот государственный интерес отрабатывается в виде пропаганды, раздражает оппонентов и отталкивает аудиторию. В том числе, и за счёт расширения числа экспертов, которые в этом участвуют. Безусловно, меня очень сильно раздражает присутствие некоторых лиц, которые постоянно участвуют в некоторых программах. Наиболее ярко это проявляется в передачах Соловьёва. Например, Михаил Веллер, писатель, бойко говорит, ничего не скажешь. Но его уже столько у Соловьёва по всем темам, что просто невозможно. Есть Геннадий Гудков, депутат Госдумы, по любой теме, которая касается правоохранительной системы, на 90 % его пригласят. Хинштейн у того же Соловьёва. Есть группа вопросов, по которой, я знаю, обязательно будет Хинштейн. Мне трудно оценить, насколько это радует или не радует рядовую публику, но меня просто раздражает, что одни и те же лица, постоянно присутствуют по одним и тем же темам. Я думаю, что любому нормальному человеку требуется разнообразие, - не тысяча человек, каждый раз новые, но и не десять, которые всегда готовы выступать по любым темам, и ни от какого приглашения на телевидение не отказываются. При всём моём уважении, а я ценю принципиальность Александра Проханова, но если надо дать позицию державников, это будет обязательно Александр Проханов. Только он и никто другой. Есть ещё две-три фигуры, но в первую очередь звонят ему. Нужно раскрепощение формата. Повторюсь, 'Итоги' Киселёва - 'золотой век' этой передачи или 'золотые годы', в некоем смысле эталон, образец. Как бы я ни относился к Киселёву, это действительно так. Необходимо раскрепощение формата, расширение круга экспертов и, конечно, минимизация, объективизация позиций ведущего. Всё-таки наши ведущие, сами ли они хотят или у них такое указание, но они навязывают свою точку зрения, своё отношение к данной проблеме, кто бы у них ни был в передаче. Дело не в скромности, можно бросить одну реплику, которая запомнится больше, чем всё остальное на этой передаче, но это должна быть такая реплика, которая не выдаёт в тебе человека, которому поручено эту реплику непременно произнести. И плюс - высказывания в ходе дискуссии ведущего, собственная интерпретация событий или оценка той или иной проблемы - она позволительна только после того, как ты достиг значительного авторитета в аудитории. Я могу хорошо относиться к некоторым ведущим аналитических программ, могу плохо - лично к ним, к их оценкам, я их всех знаю, у меня о каждом есть своё мнение. Но есть люди, которые объективно уже получили статус, их не назначили, мнение этих людей значимо, интересно и, соответственно, они имеют право его высказывать. А есть люди, которые ещё не достигли этого уровня, хотя их и поставили вести какую-то программу. Но тогда им нужно сначала добиться повышения своего уровня, статуса в глазах аудитории и других политических экспертов, как участвующих, так и не участвующих в программе, а потом уже высказывать собственное мнение и оценки. А до этого не нужно выступать. Тут ответ очень простой. Очень легко определить круг того, кому можно уже давать возможность таких оценок, а кому не стоит. Нужно собрать более-менее широкую группу экспертов разных идеологических позиций, человек 30-40 и спросить, кого из телевизионных ведущих вы бы пригласили на равных участвовать в политологической конференции по той проблеме, которой вы занимаетесь? И привести список ведущих всех телевизионных программ, более-менее связанных с политикой. И я вас уверяю - из списка в 15-20 человек телевизионных ведущих останется максимум 2-3 фамилии. И последнее. Пункт обязательный. Так называемая оппозиция. Понятно, что под этим термином я понимаю - она, конечно, очень мало представлена сегодня на экране, что, с одной стороны, даёт право утверждать, что ограничена свобода слова, для оппозиции, по крайней мере, на центральных каналах, а с другой стороны - не позволяет, по крайней мере по некоторым вопросам, провести интересную дискуссию. В-третьих, делает из оппозиции такой запретный плод, который представляется более привлекательным, чем то, что идёт на экране телевизора, хотя в реальности там привлекательности не очень много, но, поскольку она вроде бы запрещена, то представляется привлекательной. Так что при всей интеллектуальной слабости тех, кого называют оппозицией, приглашать их всё равно нужно, что, кстати, полезно и прагматически, поскольку саморазоблачение лучше разоблачения. И когда многие из этих людей начинают говорить с экрана телевизора, то это лучшая борьба с оппозицией, чем какие-то запретительные меры. Наиболее яркий пример - её, правда, изредка приглашают, - Валерия Ильинична Новодворская. Для того, чтобы в глазах публики либерализм, если кто-то с ним собирается бороться с помощью телевидения, потерпел поражение, нужно раз в неделю приглашать Новодворскую в разные аналитические программы и давать ей возможность высказываться по внутренним и внешним проблемам российской политики. И цель будет достигнута. В свое время, чтобы дискредитировать коммунистов, постоянно приглашали Ампилова, не Зюганова, а Ампилова, потому что он карикатурный коммунист. Но когда не приглашают ни коммунистов, ни либералов - никого, то это, конечно, неправильно и контрпродуктивно в конечном итоге.

Интересные факты:
Загрузка ...











Европейский форум