Rambler's Top100 Service

"Маятник государственного регулирования качнулся к большей либерализации"

Дмитрий Орлов
Генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций
18 июня 2008

- Можно ли характеризовать выступления Дмитрия Медведева и Игоря Шувалова как свидетельство поворота российской экономики в сторону либерализма?

 

- Эти выступления, с одной стороны, говорят об очевидной преемственности экономического курса, который проводился в течение последних нескольких лет. Речь идет, прежде всего, о государственных приоритетах, об усилении, как сказал Шувалов, роли государства там, где это будет необходимо, в ситуативных каких-то случаях. Медведев говорил о жестком отстаивании национальных экономических интересов в мире. Многие ждали от Медведева даже некоей капитуляции, но это не прозвучало. Разумеется, были и новации, они прозвучали, в основном, в речи Шувалова, про снижение налогового бремени и переход к независимым директорам в госкорпорациях, которые должны от имени государства управлять госпакетами. Я услышал новый, намного более устраивающий мелкий и средний бизнес подход к регулированию этого сектора экономики, прежде всего, снижение налогов. В общем, эти новации в выступлениях Медведева и Шувалова позволяют говорить о том, что маятник государственного регулирования качнулся к большей либерализации, от относительного дирижизма к более умеренному и прагматичному курсу. Но главное в выступлениях и Медведева, и Шувалова - это прагматизм и институционализм, детальный подход к каждой из проблем и реагирование на вызовы, которые возникают в мире. Ни президент, не первый вице-премьер не пошли по пути приверженности какой-то идеологической доктрине, например, либерализму, не пытались навязать обществу какой-то жесткий формат собственного видения ситуации. Нет, мы видим вполне прагматичный подход, и, пожалуй, он наиболее адекватен в сложившейся ситуации.

 

- Что-нибудь в выступлениях Медведева и Шувалова показалось вам спорным?

 

- Вы знаете, в речи Шувалова, пожалуй, есть некоторое противоречие. Все-таки, открывая шлюзы и заявляя о том, что вмешательство государства должно быть ограничено, и при этом признавать, что государство может в любой момент вмешаться там, где это вмешательство необходимо, и расширить формат своего вмешательства достаточно значительно. В этом есть противоречие. Мне кажется, что логично было бы занять вторую из этих позиций, то есть признать, что государство может практически в любой сфере активно вмешиваться при необходимости. И формат этого вмешательства должен быть определен в каждом конкретном случае в зависимости от той ситуации, отраслевой или макроэкономической, которая сложилась.

 

- Прошел примерно месяц с начала функционирования Правительства в новом составе. Что можно сказать о его первых шагах?

 

- Главное, что привлекает в деятельности правительства: оно действует, отвечая на конкретные вызовы. Во-первых, и у него есть конкретная, детальная программа работы, это та программа, которая была обнародована Путиным при утверждении его премьером. Я обратил внимание, что в работе нынешнего правительства нет этой вязкой, растекающейся общей повестки, а есть конкретные меры, которые реализуются. Это главное впечатление. Кроме этого, Путин создал зоны системной ответственности в правительстве. Они созданы под влиянием 'Единой России', которая устами Грызлова заявляла, что необходимы эти зоны системной ответственности. Вокруг вице-премьеров, серьезных политических фигур созданы зоны, которых прежде не было, что приводило ситуацию к размыванию ответственности и, в конечном счете, к слабости кабинета.

 

Загружается, подождите...
0