Rambler's Top100 Service

Военное влияние

главный редактор журнала "Современная Европа",руководитель Центра украинских исследований Института Европы РАН
19 июня 2008

Почему руководство Украины так стремится в НАТО, ведь военной угрозы для этой страны не существует.

 

Я бы обозначил два основных фактора. Первый фактор, о котором не устает говорить президент Украины Ющенко, заключается в том, что Украина должна принимать участие в коллективной системе безопасности. Поскольку с его точки зрения Украина, да и любая другая страна сегодня обеспечить собственную безопасность своими силами не в состоянии, и технологический уровень, и стоимость вооружений настолько высоки, что это просто невозможно. И в этом смысле он, наверное, прав. Он считает, что все-таки должна быть коллективная система безопасности, и наиболее эффективная коллективная система безопасности, с его точки зрения, это Североатлантический альянс. С этим можно соглашаться или не соглашаться, но с формальной точки зрения, если, например, сравнивать ОДКБ, Договор о коллективной безопасности на постсоветском пространстве и Североатлантический альянс, то совершенно очевидно, что второй намного сильнее. Поэтому формальные правовые и политические аргументы у президента Украины есть. Вторая причина, по которой они столь активны в этом направлении, связана уже с российской политикой. На мой взгляд, эта линия поведения по отношению к Украине окончательно оформилась, начиная с 2004 года, с так называемой оранжевой революции и президентских выборов. Я не знаю, какие цели ставятся перед этой политикой, видимо, цели ставятся самые положительные, то есть удержать Украину от этих шагов или изменить украинские ориентации. К сожалению, они достигают, на мой взгляд, совершенно противоположного результата тем целям, которые декларируются. Потому что попытки какими-то пропагандистскими, силовыми, экономическими средствами повлиять на Украину, на мой взгляд, не усиливают, а наоборот, уменьшают влияние России в Украине. Дело в том, что сегодня, видимо, нужно вести речь не столько о влиянии России на Украину, сколько о взаимном влиянии. У нас в России сложилась точка зрения, что в силу простых макроэкономических сопоставлений и глобального политического веса, влияние России на Украину более сильное. Это так, но мы забываем об обратном влиянии, оно тоже достаточно сильно. Но главное заключается в том, что влияние России находится в прямой зависимости от взаимовлияния. Чем активнее связи, экономические, политические или культурные, тем выше влияние России, и наоборот, чем эти связи и взаимовлияние меньше, тем меньше влияние России.

 

Как население Украины относится к идее вступления в НАТО?

 

Статистика, социологические опросы, и не только российские или украинские, а и опросы, проведенные соответствующими европейскими службами и даже собственными службами Североатлантического альянса, говорят о том, что почти 60% и даже больше населения Украины сегодня не воспринимает такую цель, как вступление Украины в НАТО. По-моему, по совершенно понятным причинам. Население Украины интуитивно ощущает, и уже не только интуитивно - после заявления министра иностранных дел Сергея Лаврова, после Санкт-Петербургского экономического форума и неформальной встречи Дмитрия Медведева с Виктором Ющенко стало совершенно очевидно, что реакция России будет жесткой. И это может сказаться на миллионах простых граждан и в смысле условий пересечения границы, и в смысле возможности работы в Российской Федерации, и в смысле просто человеческих связей. Украинское руководство рассчитывает усилением разъяснительной работы, пропаганды, на это выделены достаточно большие деньги, и недавно, в мае, была принята специальная программа - разъяснить, представляет собой НАТО сегодня. Но я думаю, это будет сделать трудно, поскольку у большинства экспертов остается ощущение того, что НАТО - это рудимент холодной войны.

 

А не мешает присутствие Черноморского флота в Севастополе для вступления Украины в НАТО?

 

Формально - да. Формально в документах НАТО, в их внутренней Конституции действительно существует для стран-кандидатов условие, что страна не имеет конфликтных ситуаций. Но все зависит от того, как трактовать ситуацию в Крыму, является ли она конфликтной или не является таковой. Тут, как говорится, все зависит от желания. Потому что, с одной стороны, есть соглашение между Украиной и Россией, которое отрегулировало все основные вопросы. Конечно, возникают какие-то споры, но это обычное явление, а так до 2017 года вопрос урегулирован, и считать его конфликтным вряд ли есть основания. В Новороссийске, как известно, ведутся активные работы по углублению, по строительству дамбы, по обустройству мест для дислокации российского флота. Но, тем не менее, мы слышим, что в России высказываются мнения о том, что надо пересматривать некие базовые политические решения, о статусе Крыма, о правомочности передачи Крыма в свое время, и так далее, и так далее. То есть трудно сказать, присутствует ли здесь конфликтная ситуация, но с формальной точки зрения конфликта нет, вопрос урегулирован. Есть еще одно обстоятельство: по Конституции Украины на территории страны не может быть баз иностранных государств. Это еще одно обоснование того, что украинское руководство не рассматривает вопрос о продлении пребывания флота в Крыму. Процедура членства в НАТО, вначале ПДЧ, и еще целый ряд соответствующих процедур, весьма длительна. Я уж не знаю, продлится она до 2017 года или дольше, но, видимо, принимается во внимание то, что в 2017 году срок действия соглашения истекает, и это препятствие будет естественным образом устранено.

На днях на встрече у президента Украины Яап де Хооп Схеффер, генеральный секретарь НАТО, заявил о том, что у НАТО, во-первых, нет никаких планов размещения своих баз на территории Украины. И, во-вторых, делается заявление о том, что если даже в декабре будет принято такое решение, то оно не направлено против третьей стороны. Понятно, что это политическая риторика. Одно дело - заявления политиков, а другое дело - позиция военных, которые должны рассматривать не только декларации и не столько декларации, а, прежде всего, реальное соотношение сил. Они должны рассматривать не только уже существующие угрозы национальной безопасности России, а и угрозы, которые могут возникнуть. Это достаточно сложный вопрос, но я полагаю, что ни руководство НАТО, ни руководство Украины в данном случае наличие Черноморского флота в Крыму не считает препятствием для получения ПДЧ, Плана по достижению членства в НАТО.

 

Какие обязательства будут у Украины перед НАТО? Может быть, население беспокоит тот факт, что им придется участвовать в каких-то военных действиях на стороне НАТО? Каковы, на ваш взгляд, основные причины негативного отношения украинцев к вступлению в Североатлантический альянс?

 

Большего участия, чем уже сегодня Украина принимает в мероприятиях НАТО, просто трудно себе представить. Кстати, на пресс-конференции после встречи с генеральным секретарем и с делегацией НАТО, президент Украины Виктор Ющенко особо подчеркнул, и с этим согласился генеральный секретарь НАТО, что среди всех стран, не являющихся членами НАТО, объем участия Украины в операциях НАТО, миротворческих и всяких других, самый большой. И если мы говорим о людях то, имея серьезный и печальный опыт афганской войны еще в советское время, я думаю, ни у кого на Украине участие украинских солдат в каких-то военных операциях особого энтузиазма не вызывает, будь то Афганистан, Иран, или любая другая точка. Но, к сожалению, государства, что российское, что украинское, как мне кажется, пока не очень чувствительны к общественному мнению, да и гражданское общество еще достаточно слабо и на Украине, и в России. Поэтому я думаю, что такое опасение присутствует. Однако, мне кажется, что если это участие все-таки будет, то оно будет достаточно ограниченным. В рамках НАТО у каждой страны есть достаточно возможностей регулировать объем своего участия в тех или иных операциях, проводимых альянсом. Скорее всего, людей беспокоят другие вещи, которые на слуху у всех. Во-первых, это заявленная возможность возникновения полноценной государственной границы и визовый режим, который сузит возможности свободного перемещения людей в поиске работы, затрудненности просто личных контактов как таковых. Кроме того, есть серьезные опасения потери большого количества рабочих мест, особенно в военно-промышленном комплексе. И, кстати, уже началось движение в этом направлении, буквально вчера было заявлено о том, что Россия готова отказаться от услуг объединения 'Мотор Сич' по производству ракетных двигателей. Вот это первые ласточки. И хотя генеральный секретарь говорил, что это миф, и что военно-промышленный комплекс теоретически получит даже какие-то преимущества после вступления в НАТО, но это только теоретически. А практически пока большое количество рабочих мест на оборонных предприятиях, предприятиях военно-промышленного комплекса Украины обеспечивает заказы из России, кооперация в производстве вооружений. Вот эти реальные вещи беспокоят украинцев.

И конечно, всегда остается ощущение абсурдности вражды. Наши народы при разных обстоятельствах, которые были в истории, все-таки ощущают близость, я думаю, и украинцы, и русские. Можно представить разные ситуации за последние годы, особенно после 2004-го, уже даже начали привыкать и в России, и в Украине к горячей дискуссии и к напряженным отношениям. Но все равно человеку очень трудно свыкнуться с мыслью, что две страны, Россия и Украина, могут оказаться даже если не врагами, то соперниками. И этот психологический фон, я думаю, присутствует всегда. Потому что отношения на политическом уровне, на межгосударственном уровне, как показывает мой опыт, мои исследования, очень в малой степени затрагивают отношения на общественном уровне, отношения людей. Мне пришлось побывать за последнее время во Львове, в западных областях Украины, я постоянно бываю на севере Украины, на востоке, в Крыму, и, честно говоря, не ощущаю сильного влияния острых политических дискуссий, которые были, на настроения людей, на общественное сознание. Я думаю, что к этой мысли очень трудно привыкнуть. И если общественное сознание Украины считает НАТО противником России, противником в историческом смысле, то тогда возникает мысль, что вступление в НАТО Украину автоматически ставит в позицию если не противника, то и не союзника России. Я думаю, что с этой мыслью общественному мнению очень трудно смириться Украине, и вряд ли это возможно. И даже та кампания, которая проводится сейчас, разъяснение изменений, происшедших в НАТО со времен холодной войны, вряд ли может повлиять на какие-то глубокие пласты общественного сознания. Потому что все равно в сознании большинства украинцев пока стоит: 'или с Россией, или с НАТО'. А попытка доказать, что это можно каким-то образом соединить, является очень сложной задачей. Боюсь, что она вряд ли решаема.

Загружается, подождите...
0

Тур оператор Инфлай советует горящий тур греция.