Rambler's Top100 Service

Борьбе с коррупцией надо учить в школе

Павел Астахов
адвокат, доктор юридических наук, сопредседатель Всероссийского Совета "Инициативных групп в поддержку Путина", член Европейского (Брюссельского) Арбитражного Суда
27 июня 2008

Президенту РФ представлен антикоррупционный план. Расскажите, пожалуйста, что это за документ? Кто его готовил? Насколько в нем учтены все необходимые мнения и предложения?

 

Я могу представить моё личное мнение как человека, который кое-что знает об этой проблеме, представляет себе, как выглядит коррупция и как должна выглядеть борьба с ней. За последние несколько лет я принимал участие в очень многих форумах, конференциях, совещаниях, 'круглых столах', где говорили про борьбу с коррупцией. Кстати, в том числе перед съездом 'Единой России', на Форуме-2020, был 'круглый стол' по коррупции, который прошёл настолько кисло, что с 5-й минуты ушли все камеры и журналисты. Грустно, что обсуждение сводится к пустым декларациям, заученным фразам и дежурным выступлениям. Я, со своей стороны, пытался внести своё видение этой борьбы. Президент Медведев, ещё на Красноярском форуме, когда сказал о том, что нужен национальный план борьбы с коррупцией, обрисовал три основных направления: антикоррупционная мотивация, укрепление законодательной базы и правовое просвещение. Фактически сейчас эти три направления и присутствуют, только названы несколько по-другому. И четвёртое направление - что план необходимо поддерживать и выполнять. Это совершенно нормально, когда в самом документе закладывается такое обязательство. Плюс - то, что об этом заговорили на таком высоком уровне, потому что в России очень часто сетуют на нехватку политической воли. Нет политической воли - поэтому ничего и не двигается. Сейчас политическая воля есть. Я знаю не только по выступлениям, но и по личным встречам и беседам, что Дмитрий Анатольевич реально этой проблемой озабочен, он действительно хочет сдвинуть с места решение этой проблемы. Потому что этот вагон на месте не стоит, а он катится под откос, набирая скорость. Его надо хотя бы остановить и вернуть в исходное положение, на другой уровень.

 

Что, на Ваш взгляд, должно быть в него включено, чтобы он был действенным? В чем Ваш, может быть, рецепт борьбы с коррупцией?

 

Мне не нравится термин 'приемлемый уровень коррупции' - приемлемый для того, чтобы общество развивалось - потому что я считаю, что тезис 'приемлемый уровень коррупции' или 'приемлемый уровень преступности' придумали те, кто не хочет и не умеет бороться ни с тем, ни с другим. Медведев хочет это сделать, и для этого создан национальный план.

Меня смущает следующее: что люди, которые сегодня реально могут, знают и понимают, как бороться, не все втянуты в эту сферу и не очень понимают своё место в этой борьбе. Я сейчас имею в виду не только теоретиков и разработчиков, а людей, которые на любом посту в государстве продолжают честно исполнять свой долг и должностные обязанности. Нет такого стимулирующего механизма, и об этом очень правильно говорит Медведев, выделив отдельно стимулирование антикоррупционного поведения, чтобы показать - вот человек честно работает, не берёт взятки, не участвует в этих схемах откатов, и так далее, и его надо за это поощрять. Все остальные: те, кто попадают под подобные обвинения и чья вина будет доказана, должны быть наказаны в этой ситуации гораздо более жёстко, потому что, если государство занимается поощрением честных людей, то нечестных должно наказывать с удвоенной силой. В рамках существующего закона. Но без показательных расправ или без показательного уголовного дела всё равно не обойтись, потому что любой чиновник, который занимается набиванием своего собственного кармана, всё равно считает, что к нему придут в последнюю очередь, а если даже и придут, то он сумеет откупиться. Ещё Макиавелли говорил, что взяточники будут трепетать только до тех пор, пока не наворовали столько, чтобы откупиться. А когда они уже наворовали много и готовы откупиться, они уже ничего не боятся. Это не надо забывать. А у нас, к сожалению, взяточники наворовали уже очень много. Поэтому сегодня рассматривается вопрос о том, чтобы привлекать членов семьи, в том числе - к материальной ответственности, если будет доказано, что один из членов семьи коррупционер, взяточник. Это что касается мотивации антикоррупционного поведения.

Надо, чтобы не пустыми словами были социальные блага, которые получает в любом случае государственный чиновник. Чтобы государство не просто говорило: ты стал слугой государевым, я о тебе забочусь, я тебе пенсию обеспечиваю, и так далее - а чтобы они понимали, что с каждым годом идёт выслуга лет, увеличиваются надбавки к зарплате, социальные льготы, медицинское обеспечение, образование, что дети чиновника имеют возможность поступить в хорошие ВУЗы, и так далее. То есть, весь комплекс социальных мер для того, чтобы этот самый чиновник, потенциальный объект внимания коррупции, чувствовал себя более защищённым. В социальном плане. Необходимо, чтобы система контроля работала очень чётко и жёстко, и если какое-то коррупционное проявление происходит, и чиновник об этом не сообщает, нужно, чтобы он понимал, во-первых, что его будут рассматривать как виновника, пособника и соучастника, и мотивировать его к тому, чтобы он сообщал об этом. Не надо стесняться, не надо говорить, что это стукачество, доносительство, и так далее. Это всего лишь нормальная реакция гражданина на преступные проявления. Это надо объяснять, причём, объяснять не работающим чиновникам, а детям, в том числе - и их детям.

Это надо объяснять детям в школе, чтобы мы вырастили поколение, пусть не следующее, а через поколение, детей, которые будут понимать, что такое коррупция, что такое преступление и что его нельзя ни в коем случае совершать, взятку брать нельзя и давать тоже. Потому что победить коррупцию за 4 года невозможно. Я не знаю, на сколько этот план рассчитан. По-моему, там нет никаких сроков, потому что было бы очень опрометчиво их ставить. Я думаю, что реально этот план должен быть рассчитан лет на 15. Скажем, исполнение 'Стратегии-2020' к 20-му году даст возможность подвести предварительный итог и посмотреть, правильно ли реализовывались все эти задачи и в том числе - этот план по борьбе с коррупцией.

В Америке, например, есть интересный опыт. В Америке есть закон, который называется ' Foreign corrup t practice act ', он переводится как 'Закон по борьбе с иностранной коррупцией'. Смысл его заключается в том, что любого чиновника, кто участвует в коррупционных схемах, можно преследовать везде, пользуясь американской юрисдикцией. По этому закону у Америки есть юрисдикция на любое коррупционное проявление, так или иначе связанное с интересами Америки или её граждан. Американская компания пришла в Россию, ведёт бизнес, и, если они кого-то подозревают, что он здесь кому-то что-то дал, его можно судить в Америке. Мне кажется, что в законе, который будет разрабатываться - о противодействии коррупции, - можно отдельно рассмотреть такую главу. В России не существовало и не существует какого-то фундаментального законодательного акта, который позволял бы бороться с коррупцией и вообще понимать, что это такое, а есть просто отдельные статьи и главы в уголовном кодексе. Плюс ко всему, наша ситуация - историческая, экономическая и социальная - располагает к тому, чтобы коррупция здесь процветала, иностранные компании, иностранный бизнес вложили очень много денег в то, чтобы поддерживать наших коррупционеров, и в своё время накачали их достаточно. А сейчас этим занимаются отечественные бизнесмены. Поскольку у нас никогда не было такого акта и закона, был бы смысл предусмотреть такую статью или главу в законе, где преследовались бы, в том числе, и иностранные компании и лица, которые здесь позволяют себе подкупать, участвовать в коррупционных схемах, давать взятки, и так далее, чтобы им тоже это было неповадно.

 

Иностранцы более законопослушные.

 

Да, они более законопослушные, но сюда, как показывает жизнь, они приезжают именно как в некий рай, как в своё время они ездили на Кубу, потом во Вьетнам, в Таиланд, где за деньги, как они считают, можно всё: можно не соблюдать законы, можно откупиться, можно что угодно делать. Есть такие? Однозначно есть. Даже когда со своими знакомыми начинаешь общаться, они говорят - да у вас классно в России, у вас можно от милиционера откупиться, и так далее. У себя они этого не позволяют. Это надо пресекать.

Я хотел бы сказать о правовом просвещении. Я согласился войти в комиссию по правовому просвещению Совета по борьбе с коррупцией при президенте. Это мне близко, потому что я этим занимаюсь достаточно давно, потому что работа адвоката так или иначе связана с этим. Вся публичная деятельность направлена именно на правовое просвещение: выступления, комментарии, телевизионные программы, книги, публикации - это всё формы правового просвещения. Мы об этом говорили в своё время с Дмитрием Анатольевичем, достаточно много и серьёзно, когда создавался канал 'Закон-ТВ' совместно с ассоциацией 'Риск'. И он в своих выступлениях всегда говорил о том, что правовое просвещение хорошо в любой форме. Это правда. И вообще, как говорили Цицерон и Собчак - обязанность юриста просвещать собственный народ. Я именно так ее и воспринимаю. Это серьёзная составляющая национального плана по борьбе с коррупцией, я на своём участке вижу применение своих знаний, компетенции, умений.

Мы сейчас как раз говорим о том, чтобы начинать такое просвещение, не просто перевоспитывать тех, кто уже погряз в коррупции или не хочет соблюдать закон и не знает его, а начинать с детей, с самого юного возраста. Даже если взять наши телевизионные проекты, выяснилось, что их смотрят до 50 % детей в возрасте от 7 до 18 лет. Это говорит о том, что дети готовы, хотят, им интересно изучать закон, узнавать свои права, свободы. Где бы я ни был, в какой бы аудитории ни находился, неважно: на улице, на отдыхе, где угодно - дети всегда подходят. Я вижу, что дети подходят, интересуются, спрашивают, как стать юристом, куда пойти учиться. Раз они хотят это знать, надо в доступной форме развивать правовое просвещение и предлагать им правовые знания. Мы сейчас совместно с Общественной Палатой делаем такой проект 'Дети и право', он в сентябре будет реализован. Это серия очень ярких, красивых книг, созданных вместе с издательством 'Эксмо', по 50 иллюстраций в каждой книге. Серия будет из 6 книг, хотя уже планируется продолжение, она называется 'Путешествие в страну Законию'. Дети путешествуют из книги в книгу. Первая книга 'Губерния Дорожная', дальше - 'Губерния Семейная', 'Я и семья'. 'Губерния торговая', 'Я и магазин'. Описано все права, свободы, обязанности детей в возрасте с рождения до совершеннолетия, чтобы они их знали и наглядно видели на картинках - как и что делать, как себя вести. Мне кажется, это полезно. От поколения в поколение ситуация меняется. Поэтому если мы сейчас начнём воспитывать детей, которые ещё находятся в начальной, средней школе, то как раз к моменту, когда мы будем подводить предварительные итоги, через 12 лет, мы увидим результат.

У меня уже пять лет существует телевизионный проект, и я вижу, что дети, которые подросли, постоянно интересуются этим. Много можно придумать, и мы придумываем. Я выпускаю целую серию книг. 'Ваш Адвокат', параллельно - 'Час суда'. Мы их делаем, максимально удешевляем, делая стоимость около двух долларов. Отпускная цена у книги примерно 28-30 рублей. Но это цена отпускная, а дальше уже накручивают те, кто продает. Само издательство отпускает эти книги очень дёшево. Они пользуются спросом. Ведь пойти в юридическую консультацию сегодня стоит примерно полторы тысячи рублей. Это минимальная консультация у адвоката в юридической консультации. Разве пенсионер может себе это позволить? А вот купить книжку, даже за 100 рублей, по теме 'Жильё' или по теме 'Наследство' или по теме 'Пенсионер' он может - сразу посмотреть и узнать. Такие проекты должны реализовываться. Это всё в рамках правового просвещения.

В рамках программы подключения всех школ к интернету я предлагал дать детям возможность выходить в правовые базы: либо существующие правовые базы, либо создать специально правовую базу, куда собрать законы. Нам, взрослым, иногда кажется: кто будет читать эти сухие ненужные законы, потому что мы привыкли их немножко отрицать. А детям это интересно. Им интересно почитать даже самые необычные законы: земельный или водный кодекс. Мы просто не угадаем, потому что мы другие, по-другому мыслим. И не надо считать, что дети также рассуждают. Поэтому я считаю, что детям надо обеспечить реальную возможность получать юридические знания, не на уровне обществознания или основ безопасной жизнедеятельности или основ государства и права, которые везде по-разному преподаются, этого мало. Тем, кто хочет знать, надо давать такую возможность и прививать с детства любовь и уважение к закону, чтобы дети понимали, что их мнение должно быть выслушано в семье, что с 10-ти лет мнение ребёнка обязательно в суде, когда решаются какие-то семейные вопросы. А дети не знают этого. Что физическое наказание недопустимо, и что за физическое наказание родителей можно привлечь к уголовной ответственности. Это то, что знают дети в других странах с самого рождения, потому что им в школе с первого класса рассказывают, что если вы остались дома одни, сразу позвоните по этому телефону, вам будут рассказывать сказки, пока не приедет полицейский к вам домой и будет дожидаться ваших родителей, для того чтобы на первый раз просто сделать хорошенькое внушение, а на второй раз отобрать детей. Ребёнка до восьми лет нельзя одного дома оставлять. А до 14 лет нельзя одного на улицу выпускать. Мы говорим, у нас всплеск насилия над детьми, сколько этих случаев. А почему? Всё просто. Родители не следят, а дети - они так устроены, что они хотят куда-нибудь залезть, убежать, напроказничать, и так далее.

 

Просто у нас больше объясняют обязанности и меньше объясняют права.

 

В этом и проблема. Правовое просвещение хорошо в любой форме и оно должно быть доступным. Что более доступно, чем наша конституция, сеть законов, которые существуют? Американцы - молодцы, они конституцию выпустили маленьким форматом. У нас тоже такой есть. Просто американцы давно это используют. Маленький карманный формат. Они их бесплатно распространяют. У нас не бесплатно, но стоит рублей десять. Купить конституцию - чего проще. Прочитать её сложнее. В конституции чуть больше 40-ка статей с вашими правами и свободами. А сколько обязанностей в конституции? Обязанностей для женщин - три, для мужчин - 4. Нет там других обязанностей.

 

Я имею в виду - если не обращаться к первоисточникам, то создаётся впечатление, что у нас есть одни обязанности. Подразумевается, что все права свои знают, но никто не знает обязанностей, поэтому говорят только об обязанностях. И в результате у детей нет ощущения того, что - я имею право сделать то-то, имею право сделать то-то.

 

Очень плохо. Поэтому ребёнку надо дать возможность самому понять и почитать. Про все свои свободы он прочитает и поймёт. А обязанности самые простые в конституции - платить налоги, соблюдать законы и беречь родную природу. А у мужчин ещё - служить в армии, защищать Отечество. Все обязанности по конституции. Дальше всё не от обязанностей, а от ограничения прав. Поскольку прав очень много, но основной принцип говорит о том, что ваши права заканчиваются там, где начинаются мои права, чтобы их разделить, установить границы, и создаются законы, которые не позволяют то, не позволяют сё или позволяют в определённых рамках. Это просто ограничение прав. А по обязанности исполнять законы, мы должны их исполнять. Человек, который знает свои права и обязанности, понимает, что это моё право, а какое ты тогда имеешь право его ограничивать? Почему ты мне не даёшь возможности реализовать моё право? Когда человек это твёрдо знает, в этом убеждён, у него не возникнет мысли, чтобы лезть в карман, предлагать деньги и совершать преступление. Я говорю о необходимости правового просвещения, чтобы вырастить поколение таких людей, которые будут смотреть как на идиота на чиновника, который сидит и намекает на взятку. Представьте себе ситуацию, что сидит чиновник, который уже привык к этому, и вдруг к нему один за другим приходят такие посетители и говорят - вы же потенциальный преступник, вы меня толкаете на преступление и сами готовы его совершить. С каким настроением он будет приходить домой? Я вижу реальную осуществимость этой идеи.

 

Вы имеете права и должны на них настаивать. А главное - надо вселить людям уверенность в том, что надо настаивать на своих правах.

 

Право любит недремлющих - так говорили наши римские прапрапращуры. Если ты не дремлешь, не спишь, не даёшь возможности нарушать твоё право, добиваешься, отстаиваешь - сдвинется этот воз, 100 %, по себе знаю. Иногда бывают такие отчаянные ситуации - кажется, ничего не получится. Нет - идёшь, долдонишь-долдонишь, твердишь-твердишь о своих правах. Сдвигается. Люди по своей природе законопослушны и нравственны. Они такими рождаются. Так установила природа, господь Бог, кто во что верит. Вот, скажем, есть совесть. Совесть - это внутренний закон для каждого человека. А закон это внешняя совесть, говорил Цицерон. Если мы приучим детей, что закон - это внешняя совесть, то мы вырастим поколение законопослушных, потом те вырастят ещё более законопослушных.

Поэтому бороться надо не с коррупцией, а бороться надо за здоровую, свободную, честную, законопослушную нацию.

 

Давайте вернёмся к проекту.

 

Я вам скажу по своему опыту, в данном случае правильно, что этот совет делится на три основные комиссии, и каждая комиссия набирает под себя рабочие группы. В каждой нашей комиссии есть рабочие группы, и они состоят из экспертов, специалистов, профессионалов, которые дают свои рекомендации. Мне тоже было предложено, я все свои рекомендации выдал, их собрали вместе, аккумулировали и передали. Поэтому, я думаю, что этот национальный план сложился из достаточно глубокой проработки на всех уровнях и всех предложений, которые только поступают и могут быть. Я в начале сказал, что, к сожалению, какие-то люди остались незадействованными, может из-за того, что торопились, может быть, из-за того, что достаточно было, не знаю. Мне кажется, что если объявляется всеобщая мобилизация на войну с коррупцией - все должны высказываться, все должны участвовать.

Дело в том, что борьба за то самое светлое будущее и честное, здоровое и законопослушное поколение начинается не сверху. Призыв может прозвучать сверху, но начинаться она должна снизу, когда в каждой семье каждый человек задумается, как он будет жить. Кем бы он ни был. Если он государственный чиновник, он задумается - а как я себя веду, как я живу? А что его побудит задуматься - только существование в человеческом обществе. Он же не в вакууме существует. Все мы люди. Многие не понимают, что такое национальный план борьбы с коррупцией. Значит, это надо объяснять, делать какие-то программы, показывать сюжеты о том, как мы должны к этому относиться, насколько это ужасно, насколько это должно быть нетерпимо, когда приходит малоимущий человек, а над ним издеваются - в любом ведомстве, начиная от ЖЭКа и кончая префектурой или правительством, администрацией. И журналисты должны играть одну из решающих ролей. Потому что - юристы юристами, они могут рассказывать, кто как умеет, о законе, о том, как интересно и выгодно соблюдать закон, а вот журналисты должны заниматься информационно-просветительской деятельностью.

0

0