"Крымский консенсус" Украины

Генеральный директор агентства "Нью Имидж", директор Международного института политической экспертизы (МИПЭ)
28 июля 2008

В российской прессе за последнее время появилось много статей относительно неурегулированности вопроса по Крыму и Севастополю. В частности - заявление Юрия Лужкова о том, что этот вопрос является наиболее острым в отношениях двух стран. Как Вы к этому относитесь?

 

Конечно, есть определённый смысл в аргументации, которую приводит Ю.М.Лужков, с одной стороны. А с другой стороны, понятно, что и Крым, и Севастополь вернуть в состав России уже практически невозможно по нескольким причинам. Во-первых, правовые основания и аргументация, которую приводит Лужков, в большей степени относятся к сфере юридической казуистики. И мне кажется, что юридически этот вопрос вряд ли может быть решен в пользу России, тем более, учитывая нынешнее состояние международных правовых инстанций. Во-вторых, сам по себе Крым технически очень сложно передать России в силу целого ряда причин. Сегодня Крым - это клубок проблем, как объективных, связанных с инфраструктурой, с обеспеченностью его водой, так и связанных с намеренно разжигаемыми оранжевой властью Украины экстремистскими настроениями среди крымско-татарского населения. Сейчас не только на Украине, но даже в Крыму недостаточно политических сил, которые были бы ориентированы на возвращение в состав России. Некоторые политики, например, Сергей Куницын, который года три назад очень мило общался в Администрации президента Российской Федерации и демонстрировал свою пророссийскость, сегодня является главой Севастопольской городской Администрации и входит в проющенковскую партию 'Единый Центр'. Поэтому я думаю, что сегодня нет ни юридических, ни экономических, ни элитных рычагов для того, чтобы Крым вернуть в состав России.

 

Какова позиция Украины в отношении Крыма и Севастополя? Она бескомпромиссна?

 

Я думаю, что здесь существует консенсус практически среди всех политических сил Украины относительно принадлежности Крыма. По этому вопросу солидарны как минимум три крупнейших политических силы - блок 'Наша Украина - Народная самооборона', который неоднороден, но я думаю, что по этому вопросу абсолютно консолидирован, Блок Юлии Тимошенко и 'Партия Регионов'. Более того, большая часть коммунистов, скорее всего, ориентирована на сохранение Крыма в составе Украины. Ну давайте представим себе, что будет, если Крыма не будет в электоральном раскладе Украины - тогда весомость националистического электората резко возрастёт.

 

Как относится население Украины к этой проблеме?

 

Я думаю, что уже сегодня практически ни в одном регионе нет серьёзного пласта электората, который был бы ориентирован на вхождение в Россию. Но зато есть достаточно серьёзное количество жителей Украины, которые ориентированы на максимально добрососедские отношения с Россией. То есть, практически все социологические опросы, которые проводятся на Украине даже максимально ангажированными центрами, показывают, что развитие добрососедских отношений с Россией является приоритетным для большей части украинцев. Я не помню точно цифры, но что-то около 36% опрошенных украинцев выступали за приоритетность России, где-то порядка 25-30% - за приоритетность отношений с Евросоюзом и 4-6% - приоритетность отношений с Соединёнными Штатами Америки. И я, честно говоря, опасаюсь, что выдвижение жёстких территориальных претензий к Украине не увеличит количество людей, которые ориентированы на возврат в состав России, но уменьшит количество тех людей, которые ориентированы на развитие добрососедских отношений с Россией.

 

Какие существуют способы решения этого вопроса, какие проблемы ещё есть в этой сфере?

 

Во-первых, вероятность того, что Крым будет передан России, крайне мала. Что касается статуса Севастополя и пребывания там Черноморского флота, то не совсем корректными являются заявления ряда украинских политиков, которые утверждают, что Конституция Украины запрещает нахождение на её территории военных баз других государств. Составной частью Конституции стало Соглашение о статусе Севастополя, где была закреплена возможность пребывания там базы Черноморского флота России. Я думаю, что в этом смысле юридически в рамках Украинской Конституции пребывание Черноморского флота после 2017-го года вполне возможно. Проблема в том, что сегодня нет политических сил на Украине, которые всерьёз были бы готовы на это. Ряд представителей 'Партии Регионов' заявляет о том, что это возможно, но мы прекрасно знаем, что там есть серьёзная по своему влиянию группа Ахметова-Колесникова-Богатырёвой, которая уже практически перешла на национал-демократические позиции и, в общем-то, по своей идеологии ничем особенно не отличается от новоющенковской партии 'Единый Центр'. Если брать Блок Юлии Тимошенко, то из её окружения регулярно появляются утечки о том, что, якобы, она во время последней встречи с Владимиром Путиным обещала продлить срок пребывания Черноморского флота России в Севастополе после 2017-го года. Даже если подобные обещания Тимошенко и давались, я очень сомневаюсь в том, что она способна их выполнить, поскольку, если мы посмотрим на идеологический состав её Блока, то там очень большое количество радикальных националистов. И не случайно сейчас МИД Украины внёс в Верховную Раду законопроект о том, что в 2017-м году Черноморский флот должен быть выведен. Я думаю, что это составная часть игры против Тимошенко. Если Тимошенко голосует против этого законопроекта, то её сразу обвиняют в предательстве национальных интересов и в кулуарных договорённостях с Путиным. Если голосует за, то, соответственно, её обвиняют в том, что она обманула Путина и обещала ему то, что совершенно не собиралась выполнять.

 

В 2009-м году заканчивается срок действия Договора о дружбе между Россией и Украиной. Какова его дальнейшая судьба?

 

Я, в общем, поддерживаю позицию целого ряда российских политиков, которая состоит в том, что как минимум, Договор нуждается в серьёзном пересмотре. Особенно учитывая тот факт, что украинская сторона его не выполняет. В частности - относительно невступления в союзы, направленные против России, и нормы об отказе от односторонних действий, угрожающих безопасности другой страны. Поэтому я думаю, что вариант выхода России из Большого Договора, отказа от его продления - это вариант нежелательный, и необходимо вступать в переговорный процесс. Но проблема в том, что сегодня украинская власть представлена в лице Ющенко, и момент просто неподходящий. Вот если бы срок истекал, скажем, в следующем году, а ещё лучше - в 2010 году, то это был бы другой вариант. А сейчас ситуация такова, что Виктор Ющенко, предчувствуя, что ему, скорее всего, не удастся быть избранным на второй срок, пытается сделать максимальное количество необратимых шагов, отталкивающих Украину от России. И в этом смысле надеяться на какую-то компромиссную позицию со стороны Ющенко, настроенную на то, чтобы договориться, я думаю, что было бы наивно.