Rambler's Top100 Service

"Это начало перестройки налоговой системы", а не конфискации "Мечела"

Валерий Миронов
ведущий эксперт Фонда экономических исследований 'Центр развития', к.э.н.
29 июля 2008

Прокомментируйте, пожалуйста, ситуацию, которая сложилась вокруг компании 'Мечел'. В чем суть претензий, которые высказал премьер-министр Владимир Путин?

 

Ситуация очень сложная, все дело в том, что сейчас происходит серьезное увеличение цен на продукцию металлургической промышленности, в апреле этого года цены единоразово увеличились на 30-50%. Против такой политики металлургов выступили многие компании. И, возможно, их интересы каким-то образом вступили в противоречие с интересами металлургической отрасли, что также влияет на ситуацию. Надо вспомнить, что весной автопроизводители обращались к прежнему министру промышленности и энергетики с просьбой рассмотреть неоправданное повышение металлургами цен на свою продукцию. В апреле 'Газпром Нефть', 'Фонд развития трубной промышленности' и 'Сургутнефтегаз' обратились в Федеральную антимонопольную службу с жалобой на металлургов из-за несоблюдения антимонопольного законодательства в части цен на металлургическую продукцию, используемую при производстве труб нефтегазового сортамента. В конце апреля к пострадавшим присоединились энергетики из Ассоциации энергоменеджеров России. Они обратились к Христенко с просьбой разобраться в сложной ситуации в энергетическом строительстве из-за резкого увеличения отпускных цен металлургами. Вот это предшествующие события, которые служат фоном для нынешней ситуации вокруг 'Мечела'.

Кроме того, наше машиностроение, которое является одной из основных отраслей для диверсификации, для инноваций, то есть производит продукцию с высокой долей добавленной стоимости, тоже пострадало от роста цен на металлопродукцию. Машиностроители могут выпускать конкурентоспособную по качеству с зарубежными аналогами продукцию за счет более низкой цены. И когда растут цены на металлопродукцию, то, естественно, это четвертая пострадавшая отрасль. Тем более что у сталеваров рентабельность по такому показателю, как прибыль плюс амортизация, 35-40%, а в машиностроении она не выше 10%.

С другой стороны, цены на продукцию внутри страны растут потому, что растут цены на мировом рынке. И здесь металлурги не одиноки, потому что выгоду от роста цен на мировом рынке и выгоду от роста цен внутри страны приобретают не только они, а все сырьевые компании, которые продают сырье на внешний рынок.

 

Почему же на металлургов сейчас обратились взоры антимонопольных органов и правительственных структур, ведь очень сильно растут и цены на бензин?

 

Дело все в том, что у нас так устроена система налогообложения, она очень сильно перекошена. Это было сделано еще в 2004 году, когда для нефтяников были введены новые налоги, привязанные к росту мировых цен на сырье, в частности, налог на добычу полезных ископаемых, а про остальные отрасли забыли. Вернее, у них тоже существует НДПИ, но он не корректируется при росте мировых цен на сырье, тогда как у нефтяников он корректируется. Складывается такая ситуация: доля всех налогов в выручке или в объеме отгруженной продукции в добыче полезных ископаемых в 2000 году была 45,5%, в 2007 году - 45,6%. В обработке в целом была налоговая нагрузка на отгруженную продукцию в 2000 - 7,8%, а в первой половине 1997 года - 9,1%, а у металлургов она была в 2006 году - 6,4% против 45,5% в добыче полезных ископаемых и даже сохранилась в первой половине 2007 года - 6,4%. То есть, налоговая нагрузка в машиностроении - 12% в 2006 году, в два раза выше, чем у металлургов, и в первой половине 2007 года - 13,8%, то есть выросла. Производство электрооборудования - 8%, это опять выше, чем у металлургов, в первой половине 2007 года - 10,2%. Производство транспортных средств и оборудования - 5,5%, немножко ниже, чем у металлургов, в первой половине 2007 года - 6,1%. Возьмем, например, еще такую отрасль, как химическое производство: у них налоговая нагрузка тоже достаточно низкая - 3,4%, а в первой половине 2007 года уже составляла 4,8% от отгрузки. Таким образом, если сравнивать добывающие сектора, которые получают выгоду от растущих цен на сырье, то есть добычу полезных ископаемых, и, допустим, металлургию, то мы видим, что здесь разница в налоговой нагрузке примерно в 7 раз на отгруженную продукцию. И это, естественно, подспудно вызывает недовольство, прежде всего, у сильно укрепившегося сейчас нефтяного сектора, но он страдает от высокой налоговой нагрузки и требует снижения ее.

Правительство сейчас рассматривает варианты снижения налоговой нагрузки и в то же время, учитывая сложную ситуацию на мировых рынках, зависимость бюджета от экспортных поступлений, одновременно ищет источники для пополнения выпадающих доходов из-за возможного снижения налоговой нагрузки на добычу полезных ископаемых, в первую очередь, топливно-энергетических полезных ископаемых. Этого можно достичь за счет снижения НДС, эта идея по-прежнему имеет многих сторонников. Для повышения налоговой нагрузки есть несколько кандидатов, и это не только металлурги. Это и газовая отрасль, это и лесной комплекс. Но лесной комплекс очень сильно распылен, трудно за ними уследить, там много мелких предприятий, но у них низкая налоговая нагрузка. В газовом комплексе другая проблема: это очень сильная монополия, и она отстаивает пока свои интересы за счет консолидации усилий в едином центре. А вот у металлургов, с одной стороны, не так много предприятий, за ними легко проследить, и с другой стороны, они все-таки распылены, их порядка десяти. Металлурги менее сплоченные, чем Газпром. Поэтому они и стали объектом такого внимания со стороны налоговых органов, антимонопольной службы, правительства и так далее.

Я уже сказал, что в добыче полезных ископаемых налоговая нагрузка составляет 45,5%, топливно-энергетических полезных ископаемых внутри этой добычи полезных ископаемых, в целом, 49,6%, почти 50. А в добыче полезных ископаемых кроме топливно-энергетических налоговая нагрузка в 2006 году, это добыча руд, как раз то, что относится к металлургии, 14,5% - в три с лишним раза ниже, чем в нефтянке. И здесь я вижу скорее борьбу между отраслями, чем какой-то наезд правительства на какую-то отдельную компанию.

 

Владимир Путин подверг критике компанию 'Мечел' за продажу сырья за границу по ценам в два раза ниже внутренних. Почему это происходит?

 

Понимаете, трансфертное ценообразование - это объективно складывающийся механизм, когда компания ведет деятельность в стране и за рубежом. В таких компаниях для улучшения учета всегда формируются разного рода центры. Они называются центры прибыли, центр затрат, центр расходов, центр инвестиций, центры доходов. Выделение центров ответственности позволяет сократить время, необходимое для принятия решений, повысить скорость реагирования на потребности клиентов, вести точный учет затрат на продукцию и так далее. При этом надо учитывать доходы, оценить результаты деятельности компаний, насколько эффективно работают все бизнес-единицы. С другой стороны, когда в рамках таких центров начинают использовать трансфертное ценообразование, что выгодно компаниям, очень часто не учитывается то, что любое государство при помощи всех доступных ему методов будет бороться с любым проявлением уклонения от уплаты либо минимизации налогов. Даже если это идет в рамках закона. И основополагающим документом здесь является руководство ОЭСР, Организации по экономическому сотрудничеству и развитию, по трансфертному ценообразованию для транснациональных корпораций и налоговых органов. В рамках ОЭСР есть многочисленные отчеты, которые носят рекомендательный характер, но правительство любой страны всегда, если может, пытается это применить. Суть подхода к трансфертному ценообразованию в рамках всех этих подходов заключается в использовании так называемого принципа 'вытянутой руки'. Это анализ конкретной ситуации с точки зрения действий при аналогичных обстоятельствах независимых третьих лиц. То есть, оффшорные компании, принадлежащие 'Мечелу', это аффилированные компании, а как бы действовали независимые компании? Естественно, цены были бы, наверное, другие. И правительство всегда стремится применять при оценке деятельности таких компаний либо принцип 'вытянутой руки', либо используются методы, основанные на оценке их прибыли, либо метод сопоставимой неконтролируемой рыночной цены. В любом случае, если используется принцип 'вытянутой руки', сделкой, совершенной с целью уклонения от уплаты налогов, будет считаться сделка, которая прямо или косвенно влечет налоговые выводы, если налогоплательщиком не доказано, что она была совершена в добросовестных целях, а не была способом сократить налоги. И в этом случае получается, что нашла 'коса на камень', как говорится. С одной стороны, есть необходимость в использовании трансфертного ценообразования, это выгодно компаниям, а с другой стороны, любое правительство использует силу, все свои возможности, особенно если есть поддержка со стороны других крупных налогоплательщиков и других отраслей из-за не выровненного налогообложения. И государство использует все свои возможности для увеличения налогов, особенно если хочет перестроить налоговую систему, как у нас сейчас это намечается.

 

Какие изменения в налоговой системе можно ожидать в ближайшем будущем?  

У нас намечается две крупные реформы: снижение НДС и снижение налогов на нефтяников. Дмитрий Медведев на саммите G -8 пообещал увеличить налог на добычу нефти, надо это обещание выполнять. Потому что уже из-за Зимбабве на Западе не понимают, почему мы не выполняем обещания, хотя бы одно обещание надо выполнить. Поэтому здесь, я думаю, нужно сделать так, чтобы не только вся налоговая нагрузка от снижения НДПИ для нефтяников и от возможного падения доходов от снижения НДС упала на металлургов, а есть еще ряд отраслей, которые тоже имеют низкую налоговую нагрузку при растущих ценах. Это газовики, это лесной комплекс, наконец, это строительство, где получают гигантские прибыли. При этом совершенно непонятно, как с этих прибылей платятся налоги, нужно разбираться и там. Это более трудно, чем 'наехать' на три металлургические компании, но нужно везде выравнивать налогообложение, чтобы было все справедливо. Это моя точка зрения.

 

В результате критики Путина резко снизилась капитализация 'Мечела'. Какова, на Ваш взгляд, судьба этой компании?

 

Я думаю, что это начало процесса именно перестройки налоговой системы, а не конфискации 'Мечела' в пользу госхолдинга Чемезова, что активно муссируется в прессе. Мне кажется, что это именно стремление оптимизировать систему налогообложения. Но нужно придать всему этому процессу нормальный, спокойный характер, к чему, собственно, и призвал сегодня премьер-министр.

Загружается, подождите...
0

Во время кризиса резко увеличилась регистрация оффшорных компаний.